Как Иван Грозный в Старице послов принимал

  • 18 декабря 2019, Среда 09:44
  • 2966
Как Иван Грозный в Старице послов принимал

Тверьлайф продолжает художественно-исторический проект  «Тверьлайф-ретро».

В этот раз краевед Павел Иванов расскажет, что знали о Твери и ее области в Риме в 1580-х года.

Часть 1:

Дела у грозного царя в Ливонской войне шли в 1581 году из рук вон плохо. Ливонская война продолжалась и вышла в состояние, когда мириться стало поздно. Вместо ослабленного Великого княжества Литовского в противники Иван Грозный получил объединенную с Польшей Речь Посполитую. Ее энергичный талантливый король Стефан Баторий реорганизовал армию, сделав ударной силой венгерскую и немецкую пехоту. Эти профессиональные военные – по сути «бригады спецназа» после сокрушительных артподготовок брали на ура сильнейшие крепости, которые Иван Грозный считал опорой его власти в Ливонии и современной Белоруссии. В 1579 году Баторий взял Полоцк и окрестные замки, а в 1580 году – Великие Луки, Велиж, Усвят, Озерище, Заволочье. В 1581 году его аппетиты распространились уже на Псков. Хотя город имел несколько рядов укреплений, все они были уже устаревшими на конец XVI века, и надеяться можно было не столько на них, сколько на мужество защитников. В конце августа 1581 года Баторий взял крепость Остров и начал осаду Пскова.

Вот в этих условиях Иван IV понял, что надо мириться. Мириться хотел и Баторий, казна которого была пуста, а войско устало. Но польский король отчаянно блефовал, настаивая на передаче ему не только Ливонии и Пскова, но и Новгорода. Посредничество в переговорах предложил Святой Престол, то есть Римский папа.

Папский посланник Антонио Поссевино вел, разумеется, свою собственную игру, подробно узнавая о том, как идут дела у обоих противоборствующих сторон. И, надо сказать, ему много удалось узнать совершенно достоверного, несмотря на то, что и поляки, и русские активно «пускали пыль в глаза» относительно собственных успехов. Что же он смог узнать о нашей тверской земле во время своей миссии?

Тверская земля показалась папскому посланнику довольно многолюдной и неразоренной. Он видел Старицу и Тверь, и отзывается о них достаточно положительно.

Например, он пишет: «Наиболее значительные по многолюдству и известности города по эту сторону Дона следующие: Москва, Смоленск, Новгород, Псков, Тверь и, кроме того, к северу Вологда (а к востоку — Казань и Астрахань…). К городам они причисляют Ярославль, Александровскую слободу и еще несколько городов подобного рода, хотя, пожалуй, их стоило бы называть «городки», если бы не то обстоятельство, что они имеют, по местному обычаю, крепости, не заслуживающие

пренебрежения. Достойно удивления то, что некоторые приписывают им население в сотни тысяч простого народа и десятки тысяч знатных людей, которые зовутся здесь боярами». Поссевино же оценивает реальную численность русских городов достаточно трезво:

«Я склонен думать, что в Смоленске, Новгороде и Пскове насчитывается одинаковое количество народа – то есть, когда нет войны, они в конечном итоге насчитывают по 20 тысяч жителей каждый. Сколько бы московиты ни хвастались, говоря о большем количестве, я не думаю, чтобы населения было больше… При прибытии послов крестьяне, живущие в селах и деревнях, собравшись по приказу государя…, создают видимость многолюдства».

А вот в Твери, сильно разоренной и опустошенной в результате опричнины и эпидемий, перед папским послами воеводам и правившему тогда городом «царю» Симеону Бекбулатовичу удалось создать эффектную картинку лучшего положения, чем оно было на самом деле, хотя малолюдность города Поссевино все равно отметил:

«Но уже гораздо малочисленнее народ в Твери, которая издали производит впечатление большого и красивого города. На самом деле, она не окружена стенами, хотя имеет значительное количество разбросанных повсюду домов; она почти не испытала потерь на войне и нападений врагов».

Судя по русским документам, население Твери в 1580-х годах никак не превышало 10 тысяч человек. Это было в полтора-два раза меньше, чем в лучшие великокняжеские времена, но все-таки еще много.

Как о значительной крепости папский посол отзывается о Старице. Он даже называет ее каменным городом (вероятно, отметив множество каменных зданий, которые были в то время в городе):

«Некоторые (крепости – П.И.) сложены из камня и кирпича, к ним относятся две крепости в Москве, крепости в Новгороде, самом Пскове, Порхове, Старице, Александровской слободе, отчасти в Ярославле…».

Итак, папские послы отправились в Старицу из лагеря Стефана Батория в двадцатых числах июля 1581 года для того, чтобы вести там переговоры о мире.

Павел ИВАНОВ

0

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: