Большие гастроли


Колонисты, сыворотка и морская капуста: как тверские народное здоровье охраняли

  • 30 января 2020, Четверг 23:50
  • 2875
Колонисты, сыворотка и морская капуста: как тверские народное здоровье охраняли
Фото: психиатр Михаил Литвинов психиатр (фото с сайта тверского музея)

У наших коллег из “МК в Твери” есть отличный проект “Первые”. В нём собраны истории открытий и новшеств, которые появились на Тверской земле раньше чем в остальной России, а порой даже, и в целом мире. Мало кто знает, что тверская губерния первой стала внедрять передовой опыт лечения многих болезней и была примером для всего учёного сообщества. 

Колонисты, сыворотка и морская капуста: как тверские народное здоровье охраняли

Тверское земство в свое время сделало немало полезного для Тверской губернии. Например, именно по инициативе земцев стали выделять кредиты и земли для создания первых сыроваренных артелей в губернии. Но, пожалуй, одним из самых славных (и необычных) проектов тверских земцев стало создание в селе Бурашево первой в России психиатрической колонии.

Колонисты, сыворотка и морская капуста: как тверские народное здоровье охраняли

До этого психиатрические лечебницы находились в ведении, как ни удивительно, не медицинского, а тюремного ведомства. И методы лечения там применялись, мягко говоря, негуманные. Вспомните «Записки сумасшедшего» Гоголя: «Они держат меня в тисках! Они льют мне на голову холодную воду!». Душевнобольные не рассматривались как какие-то особенные больные, они содержались в таких же палатах, где и остальные больные. И только в начале XIX века в губернских городах стали появляться учреждения, которые называли «сумасшедшими домами». Изменилась и их подведомственность – теперь за содержание психиатрических лечебниц отвечали городские власти, магистраты. А позже систему лечебных учреждений передали в ведение земских органов власти.

В 1884 году тверские земцы обнаружили, что содержание местного «дурдома» слишком обременительно для бюджета. К тому же на порядки в местной психбольнице жаловались и пациенты, и их родственники, поэтому было решено обратиться к кому-нибудь из местных медицинских светил с приглашением возглавить реформу психиатрической помощи. Выбор пал на Михаила Павловича Литвинова, который перед этим много путешествовал по Европе, посетил 29 лечебниц для душевнобольных. Михаил Павлович Литвинов родился 11 октября (старого стиля) 1846 года в Санкт-Петербурге. Учился он в медико-хирургической академии, где еще студентом работал на кафедре знаменитого физиолога И.М. Сеченова (кстати, тоже связанного с нашей областью – Сеченов владел имением в Ржевском уезде). После окончания учебы Литвинов уехал на работу в Тверскую губернию на должность участкового врача в одну из маленьких больниц Весьегонского уезда. В начале 1881 года Михаил Павлович отправился в Европу изучать заграничный опыт обустройства психиатрических лечебниц. А когда вернулся, его уже ждали тверские земцы с предложением перестроить систему психиатрической помощи в губернском городе.

Во время путешествия Литвинову больше всего понравились больницы в Германии, где для больных создавали настоящие курортные условия. Их не запирали в палатах, а разрешали гулять в специально созданном при больнице парке, разводить цветы и заниматься другими полезными делами. Такой подход благотворно сказывался на больных и способствовал их скорейшему исцелению. Поэтому Литвинов предложил за счет земских средств приобрести имение, большой участок земли, на территории которого создать первую в России психиатрическую больницу «колониального типа», как они тогда назывались. Принцип в этом и заключался, что больные в новой лечебнице будут жить не как заключенные или звери в клетках, а как курортники или жители отдаленной колонии.

Подходящий земельный участок нашли неподалеку от Твери, в Бурашево, где как раз продавался дом с изрядным земельным участком площадью более 400 десятин. В архивах сохранилось обоснование на приобретение поместья в Бурашево, где Литвинов расписывает преимущества этого места. «Имение наиболее удовлетворяло всем условиям, – писал Литвинов. – Холмистая, здоровая, чрезвычайно красивая местность, отсутствие больших деревень, достаточное количество воды». 14 октября 1884 года состоялось открытие Бурашевской психиатрической колонии на 240 мест. Разумеется, ее директором назначили Литвинова. И это событие является одним из важнейших в истории отечественной психиатрии. Спустя много лет историк русской психиатрии Ю. Каннабих напишет: «В истории русской психиатрии есть всего несколько имен, которые многие поколения врачей и их пациентов будут вспоминать с благодарностью. Одно из таких имен – имя М.П. Литвинова».

Примечательно, что именно в те годы в России наблюдался настоящий расцвет психиатрии. Стал издаваться первый профессиональный журнал на русском языке – «Архив психиатрии, неврологии и психопатологии». В 1887 году в России прошел первый съезд психиатров – и один из самых важных докладов, прослушать который собралось несколько сотен врачей, прочел именно Михаил Литвинов. Он был посвящен бурашевской «психколонии». Всего за несколько лет до этого министерство внутренних дел проинспектировало все психиатрические лечебницы в России и пришло к выводу, что эти учреждения «находятся в крайнем неустройстве и совершенно неудобны для призрения умалишенных; от того следует их считать скорее местами заключения, чем местами пользования…». Можно сказать, что предложенный проект «литвиновской психлечебницы» в Бурашево стал настоящим прорывом в психиатрической науке. В течение нескольких лет по типу бурашевской лечебницы такие же заведения были открыты в Олонецкой, Костромской, Орловской, Пермской, Харьковской и Полтавской губерниях.

Больница в Бурашево стала первой в Российской империи психиатрической лечебницей открытого типа, или, как ее еще часто называли в документах того времени, «психколонией». Литвинов создал в Бурашево настоящую школу для русских психиатров, куда приезжали учиться постановке дела, организации лечебного труда и полному нестеснению больных. Помимо медикаментозной терапии Литвинов в лечении больных уделял большое значение гидротерапии, гимнастике, физиотерапии, а также физическому труду больных. По его мнению, труд в одних случаях являлся необходимым условием содержания больных, а в других – мощным лечебным средством. По его настоянию близ лечебницы были разбиты огороды, сады, питомники саженцев. Литвинов добился того, чтобы неподалеку от лечебницы открыли сельскохозяйственную школу, где могли получать образование крестьяне и помещики. Литвинов не запрещал пациентам клиники, «психоколонистам», общаться с курсантами школы, полагая, что такое общение также будет способствовать выздоровлению. Постепенно Бурашевская лечебница разрасталась: сперва для нее приобрели имение Токарево, которое использовалось как летняя дача для колонистов. А еще по инициативе Литвинова на территории колонии построили богадельню на 100 человек, где жили престарелые и одинокие пациенты, которым некуда было идти.

Правда, в какой-то момент случился скандал, когда выяснилось, что, несмотря на приобретение новых земель и попытку заниматься сельским хозяйством, на содержание больницы-колонии в Бурашево потрачено денег больше, чем было запланировано. Но тут восстали родственники больных. Они отметили, что методы доктора Литвинова самым благотворным образом подействовали на их душевнобольных членов семей. Родственники, среди которых были весьма влиятельные в Твери люди, объявили подписку и собрали средства, на которые был построен еще один корпус – для женщин-пациенток. Кстати, колония в Бурашево стала, таким образом, первым психиатрическим лечебным заведением в России, где больных теперь лечили раздельно, мужчин и женщин.

В 1924 году в ознаменование сорокалетия Бурашевской колонии для душевнобольных ей было присвоено имя доктора М.П. Литвинова. Это имя психиатрическая областная больница №1 (она до сих пор находится в Бурашево) носит и в наши дни.

Люди, рыбы и склад

В охране здоровья населения можно отметить немало заслуг других первопроходцев, родившихся в тверском краю. И не только людей! Например, в 1889 году в Твери был открыт первый в России аптекарский склад (к сожалению, не удалось выяснить, где именно), который обслуживал потребности в лекарствах сразу пяти соседних губерний. Подобные оптовые аптекарские склады сейчас не являются чем-то особенным, а в том году об аптекарском складе в Твери написали даже европейские газеты!

Колонисты, сыворотка и морская капуста: как тверские народное здоровье охраняли

Первую в России противодифтерийную сыворотку также разработал наш земляк, уроженец села Замытье нынешнего Рамешковского района Павел Бутягин. Родители хотели, чтобы он стал священником, и Бутягин даже окончил Тверскую духовную семинарию, но решил, что хочет стать доктором и уехал в Томск, где окончил медицинский факультет местного университета. В Томске Бутягин стал изучать возможности борьбы с дифтерией, которая в то время считалась неизлечимым заболеванием. Дифтерия, как известно, – тяжелая инфекционная болезнь, вызывающая воспаление слизистых оболочек и интоксикацию с поражением сердечно-сосудистой, нервной и мочевыделительной систем. Создание противодифтерийной сыворотки, использующейся для прививок в целях выработки иммунитета, стало большим успехом мировой микробиологической науки. И создал ее именно Бутягин. Выпускаемая тогда в России противодифтерийная сыворотка была низкой концентрации, это значительно затрудняло ее применение. В европейских странах, где умели готовить концентрированную сыворотку, методы ее создания держали в секрете. В 1897 году Бутягин начал проводить эксперименты по иммунизации животных, в том числе лошадей. В результате была получена сыворотка в 3-5 раз большей концентрации по сравнению с производимой в России. А через десять лет при Томском университете на частные пожертвования в размере более 100000 рублей был открыт Бактериологический институт (ныне – НПО «Вирион») со штатом из пяти человек, директором которого стал П.В. Бутягин.

Необычна судьба уроженца Вышнего Волочка Николая Кириллова. Он родился в 1860 году в семье военного фельдшера. После окончания гимназии Кириллов поступил в Московский университет на медицинский факультет. Жажда приключений заставила попросить назначения в Сибирь, и его просьбу удовлетворили – он отправился в Читу. Там, в Забайкалье, Кириллов создал первое в Восточной России научное общество врачей, но в список «первых» он попал не за это. После того как Кириллов прочел книгу Чехова «Остров Сахалин», он решил отправиться на Сахалин, устроился врачом в больницу города Корсакова. В течение трех лет Кириллов с большим воодушевлением всесторонне изучал природу Сахалина. В ряде докладов Кириллов обратил внимание на признаки истощения рыбных богатств Сахалина. Врач Кириллов разработал собственную методику учета и определения рыбных запасов в водоемах, этот метод применяется до сих пор при определении учета рыбного поголовья на Байкале. Кириллов же стал первым пропагандистом использования в пищу морской капусты среди россиян. Его перу принадлежит научный труд «Морская капуста как средство пищевое и лечебное», вызвавший большой отклик в печати и заинтересовавший такого крупного ученого, как И.П. Павлов.

Автор благодарит тверского историка, профессора В.М. Воробьева за предоставленные уникальные биографические сведения о микробиологе П.В. Бутягине.

Текст: Владислав ТОЛСТОВ

0

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: