Высокий театр: два взгляда на «Вешние воды»

  • 21 ноября 2019, Четверг 22:19
  • 3819
Высокий театр: два взгляда на «Вешние воды»

Плюс Вышний Волочек 

Тверской зритель хорошо знаком с городскими театрами – их у нас всего-то три, и о каждом любой театрал уже давно составил свое мнение. Но не каждый знает, что в маленьком Вышнем Волочке театральная жизнь тоже бьет ключом. То есть слышать-то слышали, но мало кто видел. А если послушать тех, кто видел,  сразу станет ясно: у нас в Твери три театра плюс Вышний Волочек, где выполнение программ национального проекта «Культура» даёт особенно яркий результат. 

 

Владимир Коломак и его команда 

Владимир Коломак –  главный режиссер Вышневолоцкого  драмтеатра, почетный работник культуры  и искусства Тверской области. Это официальные должность и звание. А неофициально – просто маг и волшебник вышневолоцкой сцены. 

Только что отгремели аплодисменты после его спектакля «История страсти», завоевавшего Гран-приВысокий театр: два взгляда на «Вешние воды», а вот уже новый шедевр представил мастер на суд зрителя. 16 ноября на вышневолоцкой сцене сыграли «Вешние воды» по одноименному роману И.С.Тургенева.  

Это уже второй спектакль в нынешнем сезоне, в котором режиссер стал и автором инсценировки. 

Мне нравится, что в инсценировке удобно быть хозяином спектакля, – говорит Владимир Яковлевич. – В пьесе ремарки, а инсценировку делаешь сам, авторский текст превращаешь в прямую речь. Сегодняшний театр – это больше визуальное искусство, нежели аудиоискусство. Зрителю гораздо интереснее не слушать реплики, а смотреть и понимать, что происходит там, на сцене. Мне нравится делать визуальный ряд драматичным и многоговорящим.  

Такой визуальный ряд – характерная особенность авторского почерка, авторского стиля Коломака. Костюмы, декорации, пластика, танцы, музыкальное оформление спектакля – все эти составляющие  сливаются в удивительно гармоничное целое. Однако эта богатая театральность  совершенно не умаляет  значения тургеневского текста, не заслоняет его – вот в чем поистине ювелирная режиссерская работа.  

Хочется здесь вспомнить один известный факт. Когда критик Анненский прочитал еще не изданную рукопись «Вешних вод», он писал Тургеневу: «Вышла вещь, блестящая по колориту, по энергии кисти, по завлекательной пригонке всех подробностей к сюжету и по выражению лиц». Эти слова без малейшего изменения можно отнести к произведению Владимира Коломака.  

История стареющего одинокого помещика, который в молодости, путешествуя по Европе, влюбился в красавицу итальянку, собрался жениться, но был на спор, ради развлечения, соблазнен замужней хищницей и потерял любимую, переведена на язык театра. 

Высокий театр: два взгляда на «Вешние воды» Высокий театр: два взгляда на «Вешние воды»

На сцене ожили давно знакомые персонажи. Читая и перечитывая Тургенева, каждый представлял их по-своему. А вот какими их вообразил Владимир Коломак. Впрочем, зритель увидел плод совместного труда режиссера и актеров, занятых в спектакле. Об этом мастер рассказывает так: 

– Когда я читаю актерам готовую пьесу, они многое подсказывают, придумывают биографии своих героев. Мы вместе анализируем и подробно разбираем все предложения, бывает, что и спорим и даже конфликтуем. 

В спектакле много актерских удач, но особо хочется остановиться на двух очень ярких женских фигурах, противостоящих друг другу. Одна – юная Джемма Розелли (актриса Ирина Петрова) – воплощение нежности и чистоты. Она вся – как только что распустившийся утренний бутон, прекрасный и душистый. И сама девушка, и ее семейство, где все так трогательно заботятся друг о друге, – очень светлая часть жизни главного героя, сулящая ему счастье.  Не случайно все они одеты в белое. 

Другая – ослепительная красавица Мария Полозова (актриса Мария Барабанова), одетая в зловещее багрово-черное, словно предвещающее что-то страшное. Эти одежды удивительно идут ей, выставляя напоказ хищную, завораживающую красоту, лишающую рассудка.  

Спектакль наполнен подобными метафорами. Это и револьвер в руке героя в финальной сцене, ставший символом несостоявшейся жизни, тупика.  Это и плетка – точно найденная деталь, подразумевающая бешеную скачку, которая все сминает на своем пути – все доброе, чистое, милое. Это и абсолютно условные декорации, о которых сам мастер говорит так: 

– Мы коллегиально приходили к такому решению, к такому аскетизму, и в то же время мне показалось, что в этом оформлении выразилась поэтичность Тургенева.  

Именно эта аскетичность снимает бытовой план и поднимает все действо до высот поэзии, сквозящей в каждой тургеневской строчке. 

Можно бесконечно рассказывать про этот спектакль: как все талантливое, он дает неисчерпаемую пищу для размышлений. Но все-таки лучше хоть один раз увидеть. И, вне всякого сомнения, влюбиться в этот маленький театр, чтобы возвращаться сюда снова и снова. 

Елена Ольховик 

 

«Знакомые причудливые тени, создания любви и красоты…» 

«Истории более или менее романтические, более или менее странные» – так писал о поздних повестях И.С. Тургенева его современник, критик Н.Н. Страхов. Одну из таких «историй»  16 ноября увидели на премьерном показе вышневолоцкие зрители. Успех спектакля был ожидаемым: даже по тем немногим постановкам, которые за последние годы вышневолочане привозили в Тверь («Любовь и голуби», «Пиковая дама», «А зори здесь тихие…»), можно судить о высоком профессионализме режиссуры и актерской игры. На этот раз спектакль поставил главный режиссер театра Владимир Коломак.  

Повесть Тургенева «Вешние воды» русскому зрителю знакома по фильму «Поездка в Висбаден» (реж. Евгений Герасимов, 1989), из последних театральных постановок внимание критиков привлек спектакль в театре «Мастерская Петра Фоменко» (2016).  

Сам Тургенев сокрушался: «Хотел я возвеличить нравственность, а вышло, к ужасу моему, что торжествует безнравственность». Но, возможно, именно этот курьез делает повесть по-прежнему притягательной для режиссеров и интересной для зрителей. 

Высокий театр: два взгляда на «Вешние воды»

И если театр начинается с вешалки, то спектакль с программки. В оформлении программки можно отметить одну особенность: действующие лица сгруппированы по национальной принадлежности: итальянцы, немцы, русские. Итальянцы представляют искусство Италии: и если Джемма, во всем совершенстве ее красоты, заставляет вспомнить о живописи (актриса Ирина Петрова), то Панталеоне , престарелый певец, в исполнении Виталия Солодуненко – смешной и очень симпатичный человек, артист и идеалист, республиканец, как и Эмиль и сама Джемма – «упрямая республиканка». Персонажи-немцы связаны с практической сферой деятельности, при этом милитаристские замашки (кайзеровские усы, механистичность движений) демонстрирует Алексей Чимичаков в роли Карла Клюбера, коммерсанта.  

Национальный склад характера русских особенно очевиден на этом фоне: и главный герой Санин, и его погубительница Мария Николаевна Полозова одинаково любят русские песни, и это их неожиданно сближает. С русскими связана  «тема русских за границей – люди, выведенные из колеи» (Бахтин). Этим особым положением объясняется и поступок Марии Николаевны: жена, заключив пари с мужем, совращает Санина. Она в чем-то похожа на Одинцову: «тертый калач», сверх того – цинична, распутна – «женский кентавр, полузверь и полубог», и такой играет ее Мария Барабанова. 

Санин в первой сцене спит на скамейке, покрытой газетами, и оброненная кем-то роза вызывает поток воспоминаний. Исполнитель роли Санина, артист Вячеслав Синявский, одинаково достоверен и в этой сцене, и в обстоятельствах, случившихся тридцать лет назад. Главный герой – воплощение русского слабоволия, о чем сказано недвусмысленно: «Слабые люди никогда сами не кончают – все ждут конца». В повести обрамляющий сюжет связан с образом житейского моря: русский человек слепо подчиняется стихийному течению жизни и ее непредсказуемым поворотам. В спектакле –  в прологе и эпилоге – возникает мотив русского самоубийства, которое происходит оттого, что человек запутался: в прошлом остались пережитая первая любовь и роковая страсть.  

Первые читатели повести были смущены тем, что Санин, романтически влюбившийся в Джемму, мог так скоро ее забыть и сделаться рабом Полозовой.  Однако Тургенев показывает иррациональное начало в человеке, иррациональность страсти. Все это делает спектакль созвучным нашему времени. 

Нина Семенова 

Фото Сергея Абрамова, портал  volochek.life 

 

 

 

0

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: