Первый легендарный парад: тверские участники июньского парада Победы 1945 года

  • 24 июня 2020, Среда 09:58
Первый легендарный парад: тверские участники июньского парада Победы 1945 года

24 июня 2020 года в Москве на Красной площади пройдет парад к 75-летию Победы. Из-за коронавируса его не провели 9 мая. Но новая дата неслучайна. Именно в этот день, 24 июня 1945-го, состоялся тот первый легендарный парад.

О нем написано очень много. Все это давно известные факты: как советские бойцы бросали немецкие штандарты, не снимая перчаток — символ того, что прикасаться к ним омерзительно. Как полил дождь, перешедший в настоящий ливень. Как на Лобном месте соорудили 26-метровый фонтан, украшенный живыми цветами.

Но сегодня «ТОП Тверь» хочет вспомнить жителей и уроженцев Верхневолжья, которые также прошли по столичной брусчатке. Их было несколько десятков. Сейчас в Тверской области проживают три участника победного парада.

Владимир Левандовский: полковник батя

В 1943 году в Калинине (ныне — Тверь) было создано Суворовское военное училище. Одним из первых сюда поступил 12-летний сын фронтовика Володя Левандовский.

В СВУ он проучился семь лет. А летом 1945-го вместе с другими суворовцами участвовал в параде Победы в Москве. Гордился, что первым освобожденным от врага областным центром был его родной город. Не зря говорили: «16 декабря к 9 мая руку тянет».

Позднее Владимир окончил Одесское краснознаменное военное училище, служил в Одесском и Московском военных округах, а также в группе советских войск в Германии в ордена Ленина 8-й гвардейской армии. Получил медали «За воинскую доблесть», «Ветеран Вооруженных сил», «За безупречную службу» – I, II и III степеней.

11 лет он занимал должность начальника 2-го отдела Тверского областного военного комиссариата, готовил призывников к службе в армии. И видел, как сильно изменился уровень их подготовки. Практически у всех за плечами десятилетка, многие владели компьютерами. А ведь после войны далеко не у каждого было хорошее образование.

Левандовский вспоминает курьезный случай, когда в роту Южной группы войск, которой он командовал в 1950-е, прибыл проверяющий – полковник из политуправления. Беседовал с личным составом, задавал вопросы. Все хорошо подготовились. А вот солдат Тимофеев из Чувашии, окончивший всего четыре класса, едва не подвел. Какой вопрос ни задаст ему полковник, он молчит. Тот спросил: «Кто у вас командир полка?» Тимофеев ответил: «Полковник батя». Проверяющий сказал: «Ладно, тройка тебе. Раз полковник батя, значит, хороший командир».

Павел Кабанов: сын полка 

Он родился 22 июня 1929 года. Ровно через 12 лет в его жизнь вошла война. В боях за Ржев родная деревня Павла Кабанова Костино под Зубцовом была полностью уничтожена. От болезней и голода погибли отец и мать.

Навсегда он запомнил и тот страшный день, когда немцы разбомбили школу:

«Еще не успел рассеяться едкий дым, мы стояли на краю огромных воронок, скованные не страхом, а чем-то более ужасным. Смутно, но все же понималось — только что у нас отняли то, чего никогда не будет — наше детство».

Через год мальчишка с решительным видом пришел в штаб 239-й Краснознаменной стрелковой дивизии. Его не прогнали — выдали красноармейскую книжку, подогнали форму и вручили оружие. Позже таких стали называть «сынами полка».

Дивизия била врага под Тулой, сражалась под Ржевом, прорывала блокаду Ленинграда. Но война для Павла закончилась не в 1945-м. В августе 1943-го его вызвал к себе командир дивизии: «Поедешь учиться, станешь офицером». С Волховского фронта парень отправился в Калининское СВУ. Выдержал все вступительные испытания — по русскому языку, математике, литературе.

Позднее Павел Кабанов долгие годы работал следователем и прокурором-криминалистом, получил классный чин старшего советника юстиции, опубликовал более 60 статей. Вчера, 22 июня, он отметил 91-й день рождения.

Николай Карпов: сапер не ошибся ни разу

Если Володя Левандовский и Паша Кабанов по возрасту в июне 1945-го были еще детьми, Николаю Карпову исполнилось 19. Парадную коробку, в которой он шел, трудно было не заметить — шли саперы с миноискателями и их помощники-собаки.

Всего за войну сапер Карпов обезвредил почти 2,5 тысячи мин и фугасов. И каждый раз мог стать для него последним. Но он не ошибся ни разу.

Правда, однажды его наказал сам генерал-полковник Иван Масленников. За то, что в пять раз перевыполнил нормы разминирования:

«Масленников посмотрел на меня, обнял и сказал: «Сынок, береги себя! А вот за то, что ты нарушил технику безопасности, тебя следует наказать. Позови свою собаку». Я жестом дал команду моей собаке Норке, она прибежала и села около левой ноги. Генерал погладил собаку, снова обнял меня и повторил: «Береги себя!» — вспоминает ветеран.

***

В интернете мы нашли и воспоминания калининских суворовцев, участвовавших в параде 1945-го. Вот несколько отрывков из них.

Алексей Абрамычев: «Нас забрасывали конфетами и печеньем»

«В  Москве распорядок дня предусматривал шесть часов строевой подготовки: утром, перед обедом и после ужина. На утренние занятия мы вставали в пять часов. Туалет, легкий завтрак (булочка с какао). Через два часа строевой подготовки на площади Коммуны — завтрак,  дневной  отдых,  совмещенный  с  посещениями  театров  и  музеев  столицы.

Ежедневные тренировки завершились генеральной репетицией. До нее мы не знали, кто будет принимать парад.  И  только  на  последней  тренировке стало  ясно,  что  Рокоссовский  будет командовать, а Жуков принимать Парад Победы.

Утром  24  июня 1945  года  моросил дождь.  До набережной Москвы-реки,  откуда  мы  вышли  на  место  построения  войск,  на  Красную площадь, нас довезла колонна машин. Тысячи москвичей на улицах приветствовали нас на протяжении всего пути следования. В 9 часов утра батальон занял  свое  место  в  первом  ряду  Сводного  полка  суворовцев,  левее  фонтана Победы,  сооруженного  на  Лобном  месте.  Так  что  нашим  правофланговым  предстояло мокнуть не только от дождя, но и от брызг фонтана. Слева от нас стоял  батальон  трофейных  знамен  с  гитлеровскими  штандартами.  Солдаты этого батальона, сорвав несколько орденов с фашистских полотнищ, передали  эти сувениры нам. Мне достался железный крест 1939 года «За взятие Парижа».

С парада нас везли на новеньких «студебеккерах», и  расходившиеся  по домам москвичи забрасывали суворовцев конфетами и печеньем. Вместе со мной в одном строю был Геннадий Силин, племянник маршала Рокоссовского. На следующий день он пригласил своих товарищей по шеренге на квартиру Константина Константиновича.

В  то  время  семья  знаменитого  маршала  жила  на  улице Горького, недалеко от площади Пушкина. Рокоссовский вышел к нам в простой нательной белой рубашке. Спросил, как мы учимся, где наши близкие. Перед нашим уходом он тепло попрощался с нами и разрешил на вес попробовать его маршальский мундир с орденами. Мундир был тяжел не только от орденов — он не успел высохнуть».

Виктор Арзамасцев: «Нэ могу, хлопчик»

«Парад  24  июня  1945  года  невозможно  забыть!  Москва  была  залита радостью  людей.  Всех  военных  обнимали,  качали.  На  улицах  смеялись  и плакали.  Воистину — «радость  со  слезами  на  глазах».

Даже дождь, зарядивший с утра, не мог испортить  никому  праздничного  настроения.  Наша  парадная  «коробка»  размещалось  у Лобного места. Слева  от  нас  стояли  солдаты  с  трофейными  немецкими знаменами. К ним бегали наши суворовцы и выпрашивали немецкие ордена со знамен. А  я  подошел  к  правофланговому  первый  шеренги  и  попросил кольцо с личного штандарта Гитлера, на что солдат мне ответил: «Нэ могу, хлопчик, це ж воно для музея».

Мне  посчастливилось  попасть  в  число  10%  участников  парада, приглашенных  на  прием  в  Кремль  после  парада.  Списки,  по-видимому, составлялись  заранее,  так как  я  получил  приглашение,  на  котором  золотом  по белому были написаны мои фамилия, имя и отчество. Столы для участников-фронтовиков находились в Георгиевском зале, а наши  — в Грановитой палате.

Там мы долго не усидели и скоро проникли в Георгиевский зал, где все принимали нас очень сердечно. В дальнем конце зала за отдельным столом сидел Сталин в маршальской форме и все видные военачальники. Туда  подойти  было  нельзя,  а  я  очень  хотел  получить  автографы  знаменитых полководцев.  Это  удалось  мне  позже,  когда  Сталин  ушел,  а  маршалы переместились за столы своих фронтов. Я подходил, вытягивался в струнку, просил  разрешения  обратиться  и получал автограф  на  моем  приглашении.

У  меня  были  бесценные  автографы  Рокосовского,  Конева, Покрышкина  и  многих  других  генералов,  имен  которых  я  даже  не  знал.  К сожалению, это  приглашение  было  утеряно  в  водовороте  военной  судьбы офицера».

Напомним, одним из символов 75-летие победы станет Ржевский мемориал советскому солдату. Его официальное открытие запланировано на 30 июня. С начала июля побывать здесь смогут все желающие.

Артур Пашков, Иван Бемов, Татьяна Смелкова

 

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: