Павел Макаров: Для того чтобы подростки ходили в театр, театр должен иногда прийти к ним

  • 29 января 2021, Пятница 13:30
  • Автор: Мария Тетина
  • Фото: Мария Тетина
  • 4952
tverlife.ru - новости Твери и Тверской области

31 января в центре современной культуры «Рельсы» свой эскиз, созданный для режиссерской лаборатории «ТЮЗ.Lab», покажет Павел Макаров. Выпускник ГИТИСа громко заявил о себе постановкой «Горка» по Алексею Житковскому, которая была признана пьесой 2018 года. А в этом театральном сезоне трагикомедия в одном действии стала лучшим спектаклем Театра молодежи во Владивостоке – на родине режиссера. 

«Тверьлайф» поговорил с Павлом Макаровым о том, почему эта лаборатория для него уникальна, как его эскиз «Где здесь Я?» говорит с подростками на важные темы и помогает взрослым обнаружить незакрытый гештальт.

Ваш эскиз «Где здесь Я?» – уникальный авторский проект. Его главная тема – молодые люди – созвучна одной из главных тем режиссерской лаборатории. Как вы решаете творческую задачу?

Павел Макаров: На современных подростков мы с драматургом Гулей Насыровой решили посмотреть через призму мировой классики XIX-XX веков, чтобы понять, что изменилось, что осталось прежним, и узнать, есть ли общие проблемы у молодых людей из разных эпох, в чем они заключаются.

От каких произведений мировой литературы вы отталкиваетесь?

Павел Макаров: На основе романов Джерома Селинджера «Над пропастью во ржи» и Германа Гессе «Демиан», пьесы Франка Ведекинда «Пробуждение весны» получилось самостоятельное произведение. Проект режиссерской лаборатории называется «Где здесь Я?», а пьеса носит другое название – «Рано. Поздно. Никогда».

К переработанному и адаптированному материалу классиков мы добавили документальный текст. Мы брали интервью у подростков, пытались разговорить их на темы, которые поднимаются в упомянутых произведениях и кочуют из столетия в столетие. Благодаря этому нам удалось исследовать не только XIX и XX века, но и век XXI-й.

Идут ли репетиции согласно плану или в постановку приходится вносить коррективы?

Павел Макаров: Можно сколько угодно заранее выстраивать план работы. Но театр – живое искусство. Оно неповторимо, ведь происходит здесь и сейчас, и только сегодня. При встрече с актерами все может измениться: режиссер узнает, как они понимают текст, как готовы играть. Многое зависит от артиста, от его вовлеченности в произведение.

Когда режиссер приезжает на лабораторию, он не знает ничего ни о театре, ни об артистах. По какому принципу вы выбирали актеров тверского ТЮЗа?

Павел Макаров: Эта лаборатория для меня уникальна, потому что артистов я не выбирал. Я описал, какой типаж мне нужен, какими умениями должен обладать актер. Мы уже знали это, когда создавали пьесу. И тут я абсолютно доверился театру. Сейчас я понимаю, что выбор сделан так, как я бы хотел. Фортуна и судьба решили в нашу пользу.

Кому нужно в первую очередь смотреть постановку: подросткам или их родителям?

Павел Макаров: У спектакля нет узкой целевой направленности. На него не нужно ходить классами, его нужно смотреть, независимо от возраста. Взрослые люди тоже когда-то были подростками, задавались вопросами и сталкивались с различными проблемами, некоторые из которых они не смогли решить. Например, человек всегда хотел быть рок-музыкантом, а стал бухгалтером. Однако спустя годы потребность и желание творить остались. Спектакль помогает осознать этот незакрытый гештальт, дает пищу для размышлений. Мы стараемся сделать интересную постановку для людей, которые любят смотреть, анализировать, впитывать, делать выводы.

Вы ставите спектакли в разных уголках страны – от Центральной России до Дальнего Востока. Часто ли подростки ходят в театр? Какая общая тенденция?

Павел Макаров: Для того чтобы подростки ходили в театр, театр должен иногда прийти к ним. Куда, как не в культурный центр? Театр должен заманить молодых людей, показать им, что происходящее на сцене – это про сегодня, про сейчас. Если театр такую политику проводит, подростки часто бывают в театре. В Хабаровске, например, они участвуют в постановках, пишут пьесы. Я ставил спектакль, в котором была занята одна актриса. Все остальные – подростки и люди без актерского образования: настоящий учитель, настоящий охранник. Однако такая тенденция, увы, в нашей стране минимальна. 

Те, кто работает с молодыми людьми, как говорила Раневская, совершают «плевок в вечность» – думают о том, что будет после них, и, говоря про сегодня, выстраивают завтра.

 

 

 

 

 

+1

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: