Игра с любовью: Театр драмы готовится к премьере «Гранатового браслета»

  • 17 марта 2021, Среда 11:30
  • Автор: Валерия Назина
  • Фото: Сергей Борецкий
  • 6491
Игра с любовью: Театр драмы готовится к премьере «Гранатового браслета»
Фото: DmitrySimonov

На большой сцене Тверского академического театра драмы вот-вот состоится премьера лирической драмы «Гранатовый браслет». Актеры Юлия Бедарева и Сергей Бескакотов рассказали о своих героях и совместной работе над постановкой со столичным режиссером Андреем Цисаруком.

Есть ли уже у вас любимые моменты в этом спектакле? 

Игра с любовью: Театр драмы готовится к премьере «Гранатового браслета» Юлия Бедарева: На первом плане в спектакле будет любовь. У Куприна же есть еще и моменты власти, войн. Мы их не охватываем. Мне в повести «Гранатовый браслет» очень нравятся диалоги, дискуссии между сестрами. В постановке они присутствуют, но в меньшей степени.

Вам больше нравится играть на органике или, наоборот, перевоплощаться в полную противоположность?

Юлия Бедарева: Я всегда за органику, потому что она может быть разной ввиду обстоятельств. Если это фальшь, то интересно, как я буду ее подавать. Всегда в игре я отталкиваюсь от своих ощущений. Конечно, можно надеть маску: это удобно, но этим сложно притягивать зрителя. Интереснее же наблюдать за настоящим и искренним человеком, которому есть что рассказать, чем поделиться.

У каждого режиссера свой подход к постановке и требования к актерам. Насколько сложно подстраиваться под них?

Юлия Бедарева: Я боюсь, пока режиссерам сложно подстраиваться под меня (смеется – прим. ред.). Я очень специфический и требовательный человек, каких-то иерархий у меня не существует: если мы делаем одно дело, то мы стремимся к единому результату.

Поймите верно: если я вижу, что режиссер знает, чего хочет, то я готова идти за ним. Слепо верить. Но если еще есть открытые вопросы, то мне будет необходимо «докопаться до зерна», в полной мере принять на себя ту историю, что мы хотим рассказать зрителю.

Что объединяет вас с героиней «Гранатового браслета», Верой Николаевной Шеиной?

Юлия Бедарева: Вера – холодная и строгая. И ей скучно… общество вокруг не понимает или не хочет принять ее внутреннего мира. В спектакле Тверского театра драмы зрители увидят, какая на самом деле Вера, лишь в финале. Вот именно это меня с героиней и соединяет: я выхожу на эту мизансцену с большим удовольствием, потому что понимаю, что такое любовь. Для меня это внутренняя гармония, счастье. Когда хорошо любимому человеку, хорошо и тебе. Любовь можно ощущать, а говорить о ней гораздо сложнее.

Какое внутреннее отношение у вашей героини к влюбленному Желткову? 

Юлия Бедарева: Нам, женщинам, свойственно иметь поклонников. Это даже немного «греет». До того, пока не переходит границы дозволенного. Вера Николаевна – замужняя женщина, и любое внимание со стороны должно быть ограниченно. Да, во времена Куприна поощрялась ситуация, когда есть поклонник, а жена продолжает быть верной мужу. Но все мы знаем, что в какой-то момент герои «…браслета» заигрались с этим. А ведь любовь – это могучая сила. Если с этим чувством шутить, то оно поворачивается в другую, более жестокую сторону.

Все же в какой момент Вера Николаевна «заигралась»? Где была точка невозврата?

Юлия Бедарева: В самом начале. В том, что она, соответствуя моде времени, позволила Желткову писать себе письма, принимала их. И хотя она попросила героя «не донимать» ее своей любовью, все же окончательную точку в этой истории лучше всего было бы поставить супругу Веры, князю Шеину. Вся семья знала про эту ситуацию, но только глумилась над ней. За эти восемь лет Вера стала фактически «письменной» женой Желткова, а гранатовый браслет – неким обручальным кольцом. И только когда она его получила, то поняла, что надо все окончательно прекратить.

Театральная постановка – это коллективная работа, не думаете ли Вы, что за этим как-то растворяются творческие единицы, личности?

Игра с любовью: Театр драмы готовится к премьере «Гранатового браслета»Сергей Бескакотов: Наоборот, театр тем и прекрасен, что это командная игра, где каждый проявляет свою индивидуальность. Кстати, режиссер, Андрей Цисарук, очень заботится об этой ансамблевости в премьерном спектакле. Мы сообща работаем над «…браслетом», и на репетициях рождается энергия «сотворчества».

Меняют ли роли в театре ваше поведение в жизни, мировоззрение?

Сергей Бескакотов: Я как раз недавно думал над этим. Может быть, не напрямую, но подсознательно. Отпечаток точно оставляют. Все равно для каждой роли поворачиваешься новой гранью. И в какой-то мере это может влиять на твоё поведение.

Какая внутренняя работа стоит за созданием образа?

Сергей Бескакотов: Сначала надо собрать все, что есть в произведении, весь материал, каким нас наградил автор. Составить биографию персонажа, если чего-то не хватает, то взять то, что было бы интереснее. Потом пройтись по всем жизненным аспектам: от физиологических до божественных. Надо найти полярные проявления персонажа, «покрутить» его, чтобы он стал объемным. Может, отыскать внешнюю характерность, не обязательно что-то яркое, достаточно изменений в голосе и пластике. Также идет поиск психологических особенностей персонажа. На самом деле, работать и копаться в каждой роли можно бесконечно.

А как вы работали над персонажем именно в этом спектакле?

Сергей Бескакотов: Довольно сложно переводить прозаический материал в драматургию, в этом и уникальность постановки «Гранатовый браслет». В кино были бы монтаж, крупные планы. В театре этот «монтаж» нужно устраивать прямо на глазах у публики. От этого в спектакле много движений, перемещений, идет наслоение одной сцены на другую. Все герои, даже эпизодического характера, у режиссера Андрея Цисарука так или иначе предстают на «первом плане». Если говорить о Желткове, то мы искали логику этого человека: что им движет, как он живет по такой парадигме. Его уникальный внутренний мир раскрывается в письмах Вере. В быту же он проявляется совсем иначе.

Мы на каждой репетиции открываем в нем что-то новое. Например, как он принял решение попросить у мужа позвонить жене? Это же поразительно. Очень интересно в этом покопаться, разбудить то, что меня трогает, как я к этому сам отношусь.

В чувстве Желткова превалирует платоническое или страстное?

Сергей Бескакотов:  Я думаю, все вместе. В его письмах не только преклонение перед Верой, но и огромное нереализованное влечение, отчаянное стремление, что его гложет и копится восемь лет, и кажется, что это уже всеобъемлющая любовь.

 

Что произойдет между героями Сергея Бескакотова и Юлии Бедаревой в премьерной постановке Тверского театра драмы, зрители увидят 19, 20 и 21 марта, а также 2 и 22 апреля на большой сцене. 

+5

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: