Чем знаменита Тверь: историко-культурная перезагрузка города

  • 15 февраля 2021, Понедельник 15:30
  • 1521
Чем знаменита Тверь: историко-культурная перезагрузка города
Фото Кристины Беляковой

Что сразу приходит в голову, когда заходит разговор о Москве? Кремль, Арбат, Собор Василия Блаженного, первое метро в стране – эта цепочка ассоциаций срабатывает как у россиян, так и у туристов из-за рубежа. Говорим о Санкт-Петербурге? Разводные мосты, Медный всадник, шпиль Адмиралтейства, крейсер «Аврора». Образы ключевых достопримечательностей рисуют портрет города, даже если человек еще ни разу там не бывал. И работает это не только в случае со столицами – возьмем для примера Тулу с ее самоварами и пряниками, эффект будет тот же самый. А что же с нашим регионом? Материал подготовил сайт “ТОП Тверь“.

Еще каких-нибудь лет десять назад вопрос «Чем знаменита Тверь?» мог поставить в тупик, а некоторым даже было стыдно ассоциировать себя с родным городом. Причины были разными – кого-то смущала «блатная» известность столицы Верхневолжья, кто-то просто считал Тверь захудалой провинцией, о принадлежности к которой лучше помалкивать. Лично я сам помню, как коллеги из Орла всерьез спрашивали меня, на самом ли деле в нашем городе существует клуб «Лазурный» и правда ли, что в Твери настоящий разгул преступности. На дворе, к слову, на тот момент уже были далеко не девяностые. Но не лучше ситуация складывалась и в те времена, когда у города было другое название: помню, меня всерьез спрашивали, к какой области относится Калинин, и после ответа надолго «повисали», гадая, шучу я или же говорю всерьез.

История возвращается в Тверь: культурное прошлое Верхневолжья становится сегодняшним днем
Фото Кристины Беляковой

О купце Афанасии Никитине, князе Михаиле Тверском и основателе школы народных учительниц Павле Максимовиче вспоминали лишь единицы. И это было печально.

В плену самобичевания

«Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на Тверь» – такого рода язвительные фразы были на слуху еще не так давно, а в соцсетях особой популярностью пользовались группы вроде «Тверской тлен» или «Тверская безысходность». Доходило до абсурда: люди, родившиеся и выросшие здесь, с трудом вспоминали хотя бы одну знаковую достопримечательность, которую можно было показать гостям из других городов. Ах да, еще один важный момент – чтобы при этом не было стыдно, как в случае с Императорским дворцом, которому одно время больше подходило определение «графские развалины». Я до сих пор вспоминаю слова другой коллеги, уже из Тамбова: «Ребята, так же нельзя». И самым сильным чувством, которое я тогда испытал, был именно стыд. Болезненный и жгучий.

Город, в котором не на что смотреть и в котором ничего не происходит – это самое мягкое и интеллигентное, что говорили о Твери до недавних пор. Некоторые даже считали, что у него нет истории. И тем более удивительно вспоминать об этом после того, как мы отметили 700-летие подвига князя Михаила Тверского. А еще оказалось, что в нашей области было снято первое отечественное цветное кино, сварен первый русский сыр, совершены прорывы в медицине, оружейном деле, геологии и многих других сферах. Возьмем даже современную историю – именно в Твери была создана успешная транспортная система, которую приняли за образец другие регионы.

По сути, в Тверской области случилась историко-культурная перезагрузка. Мы перестали стесняться своего города, получили достойные внимания достопримечательности и вспомнили людей, которые прославили наш регион. Сейчас это уже кажется обыденностью, мы привыкли к тому, что нам есть чем гордиться. Мы впервые за много лет заговорили о региональной самоидентичности, а интерес к этому поддерживается на уровне местной власти. И что самое примечательное, Тверская область избавляется от провинциальности – после открытия Ржевского мемориала к нам едут со всех уголков страны и даже ближнего зарубежья.

Разворот на самобытность

Сегодня можно с уверенностью заявить: историко-культурное развитие региона вернулось в актуальную повестку и прочно там обосновалась. Фактически это произошло еще в 2016 году, когда Игорь Руденя заявил на встрече с элитами: «Задача каждого из нас – войти в историю Тверской области». Многие тогда решили, что новый губернатор просто добавил в свою речь красивый оборот. Однако прошло немного времени, и стало ясно: глава региона говорил серьезно.

Прошло всего несколько лет, и в Твери наконец-то был восстановлен Спасо-Преображенский собор, который стал новой архитектурной доминантой центра города, под Ржевом возвели Мемориал советскому солдату, прогремевший на федеральном уровне, открываются памятники знаменитым землякам (например, художнику Ефрему Зверькову), улицы и площади получают названия, связанные с историей области. В то же самое время разговоры ведутся не только о новых монументах, но и об уже установленных – напомним, недавно в новостных лентах и соцсетях обсуждался вопрос демонтажа памятника Михаилу Кругу. Тему даже подняли на очередном губернаторском телеэфире, где Игорь Руденя высказался однозначно: «все, что установлено с соблюдением закона, трогать не надо».

История возвращается в Тверь: культурное прошлое Верхневолжья становится сегодняшним днем
Памятник художнику Ефрему Зверькову. Фото: Кристина Белякова

В целом же на вопрос о памятниках глава региона ответил так: «Нужно уважать свою историю. Лучше никогда не проводить ее ревизию. Ведь у тех, у кого нет прошлого, нет будущего». Тем самым губернатор закрыл тему «нужности» и «ненужности» тех или иных увековеченных персоналий.

Безусловно, пока еще рано говорить о полностью сформированной региональной идентичности. Это процесс долгий и при всей его увлекательности все же непростой. Но то, что Тверь перестала ассоциироваться с тленом и безысходностью, уже свершившийся факт. Теперь это город, о котором есть что рассказать.

Автор: Сергей САВИНОВ

0

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: