Быль про войну: правнучка опубликовала воспоминания фронтовика о боях, самолётах и капитуляции врага

  • 9 мая 2020, Суббота 10:32
Быль про войну: правнучка опубликовала воспоминания фронтовика о боях, самолётах и капитуляции врага
Мария Ходарева, 10 класс.
В нашей семье хранятся несколько тетрадей воспоминаний моего прадедушки, Блохина Александра Иосифовича, которые он написал в последние годы своей жизни. Прадедушка прожил долгую жизнь – 91 год, и в своих мемуарах он пишет и о дореволюционной жизни, своих детских годах, и о юности, и о войне.
В этом году, в связи с 75-летним юбилеем Победы, наша семья заинтересовалась историей предка и подняли мемуары, что он написал.
Ниже я привожу главу воспоминаний «Война» с небольшими сокращениями.
«Штрихи из прожитой жизни» (А.И. Блохин)
Война
Меня призвали на второй день войны. 25 июня я прибыл в Воронеж, где уже был сформирован «Первый Особый Штурмовой авиаполк», из самолетов Ил-2.
У меня «мурашки» пошли по телу, когда я узнал, что назначен инженером этого полка по спецоборудованию. Через несколько дней я немного успокоился. За это время я основательно просмотрел всё оборудование самолёта и ознакомился с соответствующими инструкциями. Я впервые видел этот самолет. Примерно через неделю полк перебазировался на аэродром «Яковлевичи» вблизи Орши.
Штаб и технический состав перебазировались на гражданском самолёте типа «Дуглас» двумя рейсами. Группа, которая полетела первым рейсом, погибла. Самолёт был атакован нашим истребителем И-16. Оказалось, что на нашем самолете летал немецкий летчик. Вторым рейсом полетела другая группа, в которую входил и я. Летели все время на бреющем полете, на высоте несколько десятков метров от земли.
Аэродром находился на опушке леса. В день перебазирования полк начал выполнять боевые задания, атакуя танки и живую силу противника в районе Орши. Через несколько дней, перед вылетом летчиков на боевое задание, я обнаружил на самолете командира полка неисправность и решил сам ее устранить.
Увлекшись работой, я не услышал оповещение воздушной тревоги. Вдруг кругом загрохотало. Разрывы бомб поднимали по всему аэродрому гигантские столбы земли, жуткий вой и свист разрывал душу. Я закрыл кабину и пригнулся, ожидая конца огненного урагана. Самолет, в котором я сидел, покачивало с плоскости на плоскость.
Внезапно все стихло. Я вылез из кабины и увидел много горящих самолетов. В самолете, который осматривал, осталась только бронированная кабина и носовая часть. Меня спасло только то, что не было прямого попадания пушечного снаряда в броню мотора. От осколков и пуль броня надежно защищала мотор и кабину. Две эскадрильи немецких бомбардировщиков «Ю-88» внезапно атаковали наш аэродром и вывели из строя почти все самолеты и аэродром. На память я снял с самолета часы, которые сохранил. Они и теперь напоминают мне страшную картину, которую мне пришлось наблюдать в начале войны…
В сентябре 1941г личный состав полка перебазировался на Урал в город Бузулук для переучивания на новые самолеты. Я был назначен преподавателем по спецоборудованию. Это был 7-й Запасной авиаполк.
11 ноября 1941г . дежурный по гарнизону вручил мне телеграмму о срочном выезде в г. Чкалов (Оренбург), где был сформирован ночной легкобомбардировочный 619 авиаполк. Я был назначен инженером полка по спецоборудованию. На второй день после моего прибытия полк отправился на юго-западный фронт в районе Ольшаны.
Через два месяца в полку осталось три самолета. «Юнкеры» и «Хейнкели» не только часто бомбили аэродромы, но и гонялись за отдельным человеком, снижаясь до бреющего полета. Немецкая авиация в это время безраздельно господствовала в воздухе. Без прикрытия с воздуха были многие наземные войска. Это объяснялось тем, что мы не успели подготовиться к войне, к тому же в первый день войны на наших аэродромах было уничтожено, по меньшей мере, 1200 самолетов. В начале 1942г. вместе с летчиками я отправился в г.Куйбышев получать новые самолеты Ил-2 и сумел на 2 дня заглянуть к семье в г. Бузулук.
Получив новые самолеты, мы отправились на Южный фронт. Полк разместился на аэродроме в г. Пролетарске Ростовской области, а в начале июля 1942 перебазировался в «Александр-Гай». Здесь мы занимались учебно-тренировочной работой. Через наш 10 учебно-тренировочный полк проходили летчики, окончившие авиационные школы, а затем отправлялись на фронт. В этом полку я находился до 5 мая 1943г. 
5 мая 1943г. я был отозван в 76 гвардейский штурмовой авиаполк 1-й гвардейской авиадивизии. В этом полку во время бомбежки был убит инженер по спецоборудованию, и я должен был его заменить. В этом боевом полку я находился до конца войны.
Полки нашей дивизии базировались на передовых аэродромах. Наш полк сопровождал военные части, штурмовал немецкие аэродромы, подавлял огневые точки, уничтожал танки. После разгрома немцев в Сталинграде жить стало веселей. В воздухе было наше превосходство. Места базирования полка менялись часто, т.к. в этот период наши наземные войска наступали. Назову только некоторые пункты после Сталинградской операции: Новошахтинск, Гуково, окраина г. Донецка, Должанка. В Должанке полк базировался во время «Миусской операции». На реке Миусс противник имел сильные укрепления и яростно оборонялся. Затем дивизия была переброшена на прорыв обороны немцев на реке Молочная. Затем наш полк освобождал Мелитополь, участвовал в ликвидации Никопольского плацдарма, прорывал оборону немцев на Перекопе и Сиваше. На этом направлении в Крыму 11 апреля 1944 г. был освобожден г. Симферополь и 10.5.44 г. г. Севастополь.
Быль про войну: правнучка опубликовала воспоминания фронтовика о боях, самолётах и капитуляции врага
Теперь немного о своей работе.
Спецоборудование включает в себя: электрооборудование, все приборы, радиооборудование и кинофотопулемет — специальный фотоаппарат, связанный с пушками. Фотокинопулемет автоматически фотографирует все то, что поразили пушки. Отказ в бою того или иного прибора может привести к невыполнению летчиком боевого задания или даже к его гибели. Например, при отказе гидрокомпаса летчик не будет знать, куда ему лететь, при отказе электросбрасывателя он не сбросит бомбы так, как бы он хотел и т.д.
В моем распоряжении были: техники по спецоборудованию эскадрильи, радиотехник, фототехник, электрики и прибористы.
Что требовалось для обеспечения безотказной работы спецоборудования? Глубокое знание оборудования, безусловное выполнение регламентных работ по предупреждения отказов. Я подробно инструктировал техников эскадрилий о возможных отказах того или иного прибора и определял практические меры по предупреждению отказов. Все это потом доводилось до каждого человека. Каждому специалисту разъяснялись последствия отказа в бою того или иного прибора. Рабочее время не ограничивалось. Каждый работал столько, сколько требовалось. Часто самолеты возвращались с боевого задания с пробитыми плоскостями и перебитыми жгутами проводов, идущих к разным приборам. В данных случаях никто из специалистов не уходил от самолетов до полного их восстановления. Хорошо была налажена товарищеская взаимопомощь. Я лично систематически проверял состояние спецоборудования на самолетах и делал соответствующие выводы. К подчиненным я был строг, этого требовала обстановка. В свободное от службы время я не требовал от подчиненных выполнения некоторых формальностей, за что они меня уважали. В 76-ом гвардейском полку, подчиненному мне техническому составу удалось добиться безотказной работы спецоборудования. Опыт нашей работы передавался в другие полки дивизии.
После освобождения Севастополя наша дивизия перебазировалась в Белоруссию на третий Белорусский фронт. Примерно 15 июня 1944г наш полк расположился на опушке леса вблизи ст. Красное. Командир полка отпустил меня на двое суток проведать родственников. Я направился в село Ректу и около дома встретил тестя, тещу и всю семью, возвращавшуюся из леса, где они находились во время оккупации вместе с партизанами. Я возвратился в полк в установленный срок. В этот же день полк перебазировался ближе фронту.
Утром 23 июня 1944г началось освобождение Белоруссии. Здесь фашисты хозяйничали три года.
Оборона немецко-фашистских войск простиралась на 270 км в глубину и на 1100км по фронту. Здесь находилось 60 фашистских дивизий. На этом участке фронта мы имели двойное превосходство в людях, тройное — в артиллерии, четырехкратное – в танках и самолетах. Сигнал началу наступления ожидали 1 миллион 200 тысяч человек, свыше 24 тысяч орудий и минометов, более 4 тысяч танков и самоходок, около 6 тысяч самолетов. Это была огромная сила, остановить которую, фашисты были не в состоянии.
Утром 23 июня перед вылетом полка обошел все самолеты с целью убедиться в их исправности. Эскадрильи одна за другой взлетают в воздух и идут на указанные цели поддерживать наступающие войска. Оборона противника на всем участке была прорвана в первые два дня. Наши летчики взлетали по несколько раз и возвращались без потерь. Они уничтожали отступающие части, подходящие резервы врага, поддерживали действия наших танков, громили тылы врага. Эскадрильями нашего полка было полностью парализовано движение врага на участке Орша – Толочин, а так же сорвана попытка врага отвести свои войска из Орши в направлении на Минск.
Быль про войну: правнучка опубликовала воспоминания фронтовика о боях, самолётах и капитуляции врага
Только за первый день наступления полки нашей первой дивизии совершили 138 самолето — вылетов. Было уничтожено 10 паровозов, 15 эшелонов с войсками и техникой врага, сожжено 40 танков, подавлено несколько десятков шестиствольных минометов. 26 июня летчики нашего полка атаковали и уничтожили большую колонну немцев, отходящую на Минск в 10 км западнее Толочина. В этот день большой успех имели эскадрильи Тюленева и Гореева. Весь технический состав непрерывно находился на аэродроме в полной готовности устранить возможное повреждение на том или ином самолете. Часто людям приходилось спать по 2-3 часа в сутки. Продвижение на нашем участке шло очень быстро. Вот некоторые примеры:24.6.44 был освобожден г. Витебск, 27.6.44- г. Орша, 1.7.44 – г. Минск.
В районе севернее Минска было окружено и уничтожено 15 фашистских дивизий. 16.7.44 был освобожден г. Гродно. Затем, после небольшой передышки, уже за рекой Неман, был освобожден г. Мариамполь, 1.8.44 освобожден г. Каунас Литовской ССР. Войска приближались к границе фашистской Германии.
После некоторой передышки 23.10.44 была прорвана оборона немцев в Восточной Пруссии. 19.1.45г был взят г. Пилькален,20.1.45г – г. Тильзит, 21.1.45г. – г. Гумбинен,23.1.45 – г. Лабиау, 17.2.45. – Воридит, 20.2.45г. г. Цинтен, 25.3.45 – город Хайлигенбайл. 29.3.45г был ликвидирован плацдарм юго-западнее г Кенигсберг, а 9.4.45 была взята столица Восточной Пруссии г. Кенигсберг. Во время штурма Кенигсберга, а затем крепости Пилау летчики нашего полка делали по 5-6 вылетов в день. Указанные выше города и даты взятия некоторых городов указаны в имеющийся у меня грамоте, в которой мне, как и всему составу полка объявлена благодарность за участие в боях.
Благодарность объявил т. Сталин.
Вначале немецкое мирное население полностью покидало свои города и села. Немецкое население вначале поверило подручному Гитлера Геббельсу, что красная Армия истребляет всех немцев, включая стариков и детей, но убедившись, что это ложь, постепенно возвращались домой.
Около нашей столовой часто появлялись голодные немецкие дети, примерно от 5 до 10 лет. Они организованно выстраивались в затылок друг другу в надежде на кусочек хлеба. Они молчат и смотрят на выходящих из столовой. Я всегда выносил хлеб и делил по кусочку каждому. Разве дети должны отвечать за преступления Гитлера?
Перед самым концом войны наш полк был перебазирован на ликвидацию остатков северной группы немецких войск между Тукумсом и Лабавой, которая все еще не сдавалась. Наш аэродром изредка обстреливался из дальнобойных орудий. В процессе двухдневной операции три человека из техсостава погибли на аэродроме, и один летчик был сбит. Очень обидно, что эти люди не дожили до конца войны только два дня.
Утром 8 мая, проверяя самолет командира полка, я включил радиостанцию и одел шлемофон. Сразу же я услышал на разных языках слово «Капитуляция». Я опрометью побежал в штаб, что бы сообщить радостную весть, но в это же самое время в штаб полка пришло сообщение из дивизии.
Невозможно описать, что происходило на аэродроме. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия: из пушек, турельных пулеметов, личного оружия. Здесь же – крики «Ура», слезы, поцелуи…
В сентябре 1945 г. наш полк перебазировался из Германии в г. Лида Гродненской области. Я демобилизовался по состоянию здоровья в феврале 1946 г. Военно-врачебная комиссия признала меня ограниченно годным 2-ой степени, а несколько позже областная ВТЭК признала инвалидом Отечественной войны 2-й группы…
Подготовила Мария Ходарева.
Фото: Семейный Архив

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: