Александр Баркар: Режиссер может зажечь на горизонте маяк

  • 27 января 2021, Среда 13:20
  • Автор: Мария Тетина
  • Фото: Мария Тетина
  • 3970
tverlife.ru - новости Твери и Тверской области

В Тверском театре юного зрителя идут репетиции участников проекта “ТЮЗ.Lab”. Молодые режиссеры приступили к созданию эскизов сразу после торжественного открытия театрального марафона 25 января. 

Молодой и громко заявивший о себе режиссер Александр Баркар – в числе тех, кто 31 января покажет свою зарисовку. Он ставит спектакли в РАМТе и Театре на Таганке и мечтает возродить свою театральную студию Deep, которую возглавлял в Луганске. На сцене тверского ТЮЗа режиссер поставит пьесу Николая Некрасова “Осенняя скука”. Произведение стало одним из первых литературных опытов поэта и прозаика. В центре сюжета – помещик Ласуков, проживший типичную жизнь провинциального дворянина. Он отчаянно скучает в деревне и осенним вечером пытается себя развлечь, раздавая своим многочисленным слугам все новые бессмысленные поручения и распекая их за оплошности. 

“Тверьлайф” побеседовал с Александром Баркаром о том, чем режиссера привлекла пьеса Некрасова, как отличаются лаборатории в разных городах и почему полноценная постановка нередко проигрывает эскизу. 

Можно ли сравнивать “ТЮЗ.Lab” с проектом “Репетиции” Театра на Таганке, в котором вы также принимали участие? Отличаются ли они интенсивностью?

Александр Баркар: Все лаборатории примерно одинаково интенсивны, они дают одинаковый уровень адреналина. Условия таковы: очень мало времени, ты не знаешь артистов, не знаешь театра. Обычно на показы лабораторий вход свободный, любой зритель может прийти. Но на “ТЮЗ.Lab” случай особый – зрителей будет всего 30, они будут «избранными», поэтому ответственность выше.

Проект “Репетиции” в Театре на Таганке, на мой взгляд, уникален. В России до него не было ничего подобного, и вряд ли будет. Благодаря Ирине Апексимовой, директору театра, это не одиночная лаборатория, а цепь лабораторий, которые проводились весь год. Каждый месяц приходили 4 новых режиссера, ставили 4 новых эскиза. Невероятный интенсив для театра и для артистов значимо повысил общий уровень труппы, заинтересованности коллектива, внутренней синергии. В результате Театр на Таганке, который был в кризисе после ухода Юрия Петровича Любимова, превратился в один из самых заметных и интересных театров Москвы. 

В 2016 году вы говорили о плюсах и минусах театральных лабораторий. Положительные моменты очевидны. Тогда вы выделили один недостаток: зачастую после лабораторий в провинциальных театрах артистам не хватает энергии, которой их зарядили гости.

Александр Баркар: Атмосфера любого театра и, в частности, театра, который находится не в столице, предполагает очень непростое психологическое существование артистов. Дело в том, что они не имеют тех перспектив, которые есть у столичных актеров. Играя в среднем московском театре, артист может сниматься в сериалах, светиться на экране и таким образом продвигать свою карьеру. Когда актер работает в провинции, сделать это значительно сложнее. Если он не премьер труппы и не играет главные роли, которые поднимают уровень его мастерства, то атмосфера становится очень напряженной. Возникает ощущение безысходности. Режиссер, приехавший со своими идеями, даже если они странные и необычные, может зацепить людей, зажечь на горизонте маяк, дать направление. Когда такие люди появляются и исчезают, как падающие звезды, артистам, которые успели познакомиться с чем-то новым и распробовать его, приходится очень трудно, ведь они вынуждены остаться. 

Изменилось ли что-то с тех пор?

Александр Баркар: Ситуация значительно изменилась в лучшую сторону. Сейчас лабораторию имеет практически каждый театр в России. Артисты ждут этого события, которое для них сродни Новому году: под елкой они ожидают новых режиссеров. Труппа готовится к их приезду, особенно, если у артистов уже был подобный хороший опыт. Зачастую лаборатория не заканчивается просто так: театры приглашают понравившегося режиссера ставить спектакли. 

Получается, что минусов и вовсе не осталось?

Александр Баркар: У лабораторий есть серьезный минус, который касается режиссуры. Превратить даже очень хороший эскиз в полноценный спектакль – невероятно трудно. Часто случается, что моя постановка проигрывает моему же эскизу, которым я очень доволен. Когда ставишь полноценный спектакль, ранее уже что-то создав, есть ощущение повторения пройденного. Потому в последнее время, когда я делаю эскизы, которые оказываются интересны театрам, я сразу же предлагаю какой-либо новый материал, чтобы иметь возможность сохранить новизну. 

Почему для участия в “ТЮЗ.Lab” вы выбрали именно “Осеннюю скуку” Николая Некрасова? 

Александр Баркар: Это смешное и странное произведение, которое напоминает мне очень раннего Чехова. А ранний Чехов – предтеча абсурдизма. Читая “Осеннюю скуку”, я вижу и “В ожидании Годо”, и “Розенкранц и Гильденстерн мертвы”, и “Лысую певицу”. Герои существуют в абсолютно прекрасном и безумном мире, который очень похож на наш. Поэтому я и выбрал этот текст. 

 

 

+1

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: