Постстоличный синдром: Психолог Светлана Дутта о происхождении городских неврозов

  • 9 октября 2019, Среда 17:49
  • 47
Постстоличный синдром: Психолог Светлана Дутта о происхождении городских неврозов

Недавно я задумалась о том, что, если каждый город имеет свою душу, то и жители в нем, наверное, отличаются от жителей других городов. И может быть даже, у каждого города есть свои психологические черты, свои «неврозы». 

Давайте сегодня поговорим о нас, о жителях Твери. Помню, когда я выступала организатором в Твери практических тренингов с привлечением приезжих специалистов, те отмечали, что народ в группе отличался ригидностью, малоподвижностью, отсутствием желания бороться за свое счастье, пассивной готовностью склонить голову перед своей нелегкой судьбой. С чем это может быть связано, сказать сложно. Чем севернее город, тем спокойнее темперамент? Но живут же люди на крайнем севере, и семьи создают, и детей рожают, а по этой логике должны быть совсем ледяные …  

Очень часто слышу от горожан, что люди в Твери выживают, что над нами чуть ли не ставят эксперименты, что Тверь – забытая глубинка, о которой вспоминают только тогда, когда это кому-то надо. Итак, пессимистический настрой – это то, что совершенно точно свойственно многим жителям нашего города. 

Кстати, поклонники молодежных групп, или групп ретро, которые ходят на концерты, говорят, что «звезды» отмечают то же самое: «Зал, я вас не слышу», «Зал, активнее». На мероприятиях, которые посещаю лично, такая тенденция тоже существует. 

Раздумывая о специфике нашего города, я бы выделила один важный сюжет, вокруг которого появились все главные особенности. Это географическое расположение Твери между двух крупнейших городов, двух столиц и исторических центров.  Здесь кроется причина многих скрытых бессознательных и сознательных процессов, обусловленных этим фактом. С одной стороны –  привилегии и бонусы, с другой стороны – комплексы и чувство неполноценности. Некоторые тверитяне гордятся близостью к столицам и находят работу в крупных «прилегающих» мегаполисах, а другие, наоборот, винят эти мегаполисы в отсутствии интереса и бездушии по отношению к маленькой, провинциальной Твери.  

Возьмем, к примеру, высшее образование. В некоторых областях знания, в том числе в психологии, существует две школы — питерская и московская, соответственно, наши тверские специалисты придерживаются либо одной, либо другой. В некоторых случаях это даже создает раскол в знании с одновременным делением на «своих» и «чужих» вместо объединения и интеграции.  

По личным наблюдениям, которые не претендуют на истину, я не раз отмечала, что в Питер часто уезжают люди, которым, по их собственным ощущениям, мало что удалось на малой родине, в Твери, и они едут в некоем разочаровании за спасением и обретением душевного равновесия. Если вспомнить желтый Петербург Ф. М. Достоевского, наверное, неудивительно, что этот город ассоциируется в том числе с депрессивной темой и темой подавленности, но вместе с тем поиска себя и возможным исцелением.  

Клинической картина депрессии всегда сложна, и сейчас мы не будем вдаваться в ее подробности. Но одно можно сказать совершенно точно: свой расцвет это заболевание получило в 20 веке, и особенно ей подвержены люди, живущие в крупных городах и мегаполисах. С одной стороны, этому способствует многозадачность и сжатые сроки для выполнения задач, с другой стороны – стремление к комфорту и отсутствие необходимости выживать в эволюционном смысле этого слова. Так «неврозы города», где все спешат и никому ни до кого нет дела, напрямую связаны с неврозами отдельной личности, когда уже давно забыто, кто она вообще, эта личность, в городском масштабе, если соседи не знают друг друга в лицо, а белые воротнички офисных сотрудников похожи друг на друга.  

А вот в Москву, по личным наблюдениям, люди едут за повышением уровня: уже имея много чего в Твери, они отправляются в столицу за расширением, приумножением, увеличением.  

Ну и еще один момент, косвенно связанный с историей становления нашего государства. Тверь старше Москвы на несколько лет, и, говорят историки, имела все шансы стать столицей. Но в силу сложившихся обстоятельств, в том числе  обмана московским князем нашего Михаила Тверского, что привело к гибели тверского князя, столицей стала Москва.  

Возможно, из такой вот глубины веков идет отчасти и передающееся через поколение состояние, свойственное многим жителям Твери, в духе «вот мог бы, да не получилось», «вот еще чуть-чуть, и я бы был гораздо успешнее, могущественнее» и т. д. А также ощущение того, что праздник всегда на другой улице, а мощь и сила всегда в другом месте, даже если на то нет никаких объективных причин.  

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями:
YaZen Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: