Осташковские кузнецы передают ремесленные традиции из поколения в поколение

  • 24 февраля 2021, Среда 12:15
  • 618
Осташковские кузнецы передают ремесленные традиции из поколения в поколение
фото: Андрей Рябочкин

Любой школяр в Осташкове, отвечая на вопрос: «Какими ремеслами славился наш город в прошлом?», вспомнит рыбаков и кожевников. При этом почти наверняка незаслуженно забытыми останутся кузнецы. А ведь совсем недавно без этих суровых, плечистых и сильных духом мужиков невозможно было представить жизнь ни в одном селении. Мы сумели найти продолжателей этого ремесла и сегодня.

Еще в досоветскую эпоху хозяйственную жизнь Осташкова в большей степени определяли даже не рыбаки, а кожевенники и кузнецы. Про первых написано довольно много. Кожевенный завод по сей день существует и обеспечивает рабочими местами множество осташей.

О том, что в городе было не менее развито и кузнечное дело, можно узнать из «Историко-статистического описания города Осташкова», изданного в 1880 году в Твери. Из него следует, что около десятой части населения в позапрошлом веке находило в этом промысле средства к существованию. Целые кварталы были заняты кузницами, их насчитывалось около сотни, некоторые имели от двух до четырех горнов.

Традиционный промысел не канул в Лету. В Осташкове по сей день успешно работают две кузницы! Мы отправились в ту, что на улице Спартака в бывшей котельной близ автовокзала. Этой мастерской художественной ковки заправляют Александр Алексеев и его сын Павел. Называется она просто – «Селигерская кузница». В качестве креативной рекламы на старом кирпичном здании висит кованая вывеска с силуэтом кузнеца за наковальней и надписью на чем-то вроде геральдического щита «Всё покую».

В кузнице нас встретил Павел и предложил пройти в кабинет, наличие которого стало первым разрывом шаблонов. Вторым оказались доброжелательность и воспитанность самих мастеров. В кабинете знакомимся с Александром.

– До армии я трудился токарем на «Звезде», – рассказывает Алексеев старший. – При этом имел врожденную тягу к изобразительному искусству. Как ни странно, тяга эта получила развитие именно в армии. После службы больше десяти лет я работал художником-оформителем на разных предприятиях. Раньше такой специалист был нужен в каждом цехе – оформлять стенды, рисовать плакаты на демонстрации… При этом умел и любил работать с металлом, что вскоре мне пригодилось.

В 1992 году Александр пришел работать на осташковский участок ГУП «Тверьреставрация». При нем была и кузница.

– На участке работало много людей, – вспоминает Александр, – маляры, плотники, каменщики, кузнецы. Мы изготавливали кресты для церквей, перила, лестницы, подкупольные конструкции. Часто занимались реставрацией. Так нам, осташам, удалось восстановить Троицкий собор – памятник храмовой архитектуры.

В начале двухтысячных, вскоре после службы в армии, в ГУП «Тверьреставрация» к Александру пришел работать и его сын Павел.

– Я окончил осташковский электромеханический техникум, – рассказывает уже Павел. – Познакомился с технологией металлообработки, станками, свойствами металлов. Затем была служба в армии. Вернувшись на гражданку, два года работал водителем. А потом понял, что хочу помогать отцу в кузнице. Это был 2002 год, он в ту пору как раз работал один.

Работа в кузнице при «Тверьреставрации» Алексеевым нравилась. Павел в 2006 году получил высшее образование и специальность «инженер-технолог машиностроения». Дело спорилось, мастерство росло, работа приносила моральное удовлетворение. Что еще желать работающим плечом к плечу отцу и сыну?

Но к 2010 году предприятие обанкротилось и прекратило свое существование. Некоторое время Алексеевы надеялись, что такая нужная и важная для окруженного памятниками архитектуры города организация в каком-то виде возродится. Ну а когда поняли, что ждать уже нечего, – решили открыть свою кузницу. Четыре года назад приобрели здание бывшей котельной. Оборудовали ее и продолжили заниматься любимым делом. Теперь уже семейным.

На стене рядом с кабинетом оформлена небольшая выставочная зона: изящные кованые балясины, декоративные элементы вроде винограда и роз из металла, сельскохозяйственный инструмент, разного рода скобяные изделия и многое другое. В следующем помещении, где обычно ведутся сварочные работы, представлены образцы уже более крупных кованых изделий: решетки, перила, ограждения и даже роскошная лестница, ведущая в еще один небольшой кабинет под потолком.

– Мы выполняем художественную ковку высшего качества, учитывая все пожелания клиента, – рассказывают кузнецы. – Делаем замеры, разрабатываем чертежи, изготавливаем и, при необходимости, производим монтаж. В основном работаем на субподряде у строительных организаций, многие из которых выполняют госзаказ. Недавно изготавливали кресты для Спасо-Преображенского собора в Торжке. Туда же, в Торжок, но уже для Борисоглебского монастыря, делали реставрацию решеток и крестов. Жители частного сектора заказывают ворота, заборы, навесы, скамьи, мангалы, украшения для сада. В период активного строительства турбаз на Селигере бизнесмены заказывали у нас самые разные конструктивные и декоративные элементы.

В самом сердце кузницы располагается горн и наковальня. Они практически не изменились за столетия развития кузнечного ремесла.

– Но само ремесло технологически эволюционировало, – поясняет Александр. – Неизменной основой остались горн, наковальня, молот и душа мастера. Наряду с этим появился ручной электроинструмент, который облегчил и ускорил работу. И вот здоровенный пресс для оттяжки металла – очень удобная и полезная вещь!

В кузнице есть склад металла и цех металлообработки со станками. Здесь мы поинтересовались, какой работой более всего гордятся мастера.

– Мы гордимся каждой своей работой, – ответили нам мастера. – Но если попытаться вспомнить наиболее сложную, то, пожалуй, это десятиметровая винтовая лестница для часовенки в Москве. Требовалось точное соблюдение геометрии. Малейшая ошибка могла стоить многих дней труда.

В завершение встречи мы попросили сделать несколько фотографий мастеров за работой. В горне моментально вспыхнули угольки. Погруженный во всполохи искр прут за несколько секунд накалился докрасна, став податливым. Перенеся пруток на наковальню, Александр точными ударами пятикилограммового молота быстро придал ему новую форму. А Павел несколькими точными ударами рассек сплющенное основание заготовки. Получился ломик. Наблюдая за процессом, мы сделали последнее открытие – оба кузнеца – и отец, и сын, следуя традиции сказа Николая Лескова, держат инструмент в левой руке! Жаль, механической нимфозории для проверки теории под рукой не оказалось.

Упомянем еще один любопытный факт. На улице Гагарина есть пестрый домик с резными воротами, витыми наличниками на окнах и сложной композицией из деревянных резных деталей на фронтоне. В мое школьное детство к нему экскурсии водили. Так вот, вся эта резьба – дело рук Михаила Осиповича Алексеева – отца Александра и, соответственно, дедушки Павла. Понятно, откуда у них тяга к художественному творчеству – это семейное. Нет никаких сомнений, Алексеевы – настоящая династия осташковских мастеров и верных хранителей лучших ремесленных традиций!

Текст: Андрей РЯБОЧКИН

0

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: