Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

  • 13 декабря 2019, Пятница 11:47
  • Автор: Мария Дигелева
  • Фото: Анастасия Чистякова
Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

 Большой театр. Балет. Высокое искусство, которое пронзает эпохи. Совсем недавно Большой театр обрёл нового премьера.

Так называют ведущего солиста балета, исполняющего главные партии в постановках. Им стал наш земляк Артемий Беляков. Упорные тренировки вывели его на главную сцену страны. Сила духа и красота движений, яркий свет прожекторов, овации.

Мы просто не могли не поговорить с новым премьером и отправились в Большой театр. После интенсивной трёхчасовой тренировки на сцене главного зала Артемий нашёл силы на душевный разговор.

 Тверские “Голуби” привели меня в большой балет

Моя малая родина – город Тверь. Когда мне было пять лет, родители отвели меня в ансамбль “Летите, голуби”, где я просто влюбился в танец. Вряд ли тогда они желали для меня карьеры артиста большой сцены. Тогда они просто поняли, что пора что-то делать с моей детской суперактивностью. А хореография – это не столько трата энергии, сколько ее постепенное приведение к определенным, упорядоченным всплескам. И этот расчет оказался пророческим. 

С ансамблем моя жизнь была связана следующие пять лет. Я получил огромный сценический опыт и навыки работы до полуночи.  Танцы превратились для меня в занятия первостепенной важности. Я по-взрослому готовился к каждому выступлению и концерту, строго оценивал себя со стороны и получал от танца настоящее удовольствие. 

Профессиональный балет ворвался в мою жизнь, когда мне было 10 лет. Лично я верю, что в этом деле без удачи не обошлось. Всё началось с поездки ансамбля “Летите, голуби” в Москву, на соревнование. Там знакомая моего педагога, Надежды Журавлевой, отметила меня, сказав, что у мальчика имеются подходящие данные. И настоятельно порекомендовала мне поступить в московскую балетную школу. 

Мой возраст как нельзя лучше подходил для поступления. Тогда я еще не знал, что сначала меня ждут учебники, теория, хореографический станок и нелегкие испытания, а не афиши и яркая сцена. 

 

Артистом балета нужно родиться

Что же такое «подходящие данные», которые помогли мне поступить в балетную школу? Они не статичны и со временем изменчивы, но базой всё равно остаются способность мышц к растяжению. А также множество мелких деталей, например, как высоко ты можешь поднимать ноги, как сильно согнуть стопу и т.д. 

Можно ли научиться балету? Думаю, да. Элементы можно заучить путем многократного повторения. А вот научиться заниматься профессионально, пожалуй, нет. Проще говоря, сесть на шпагат есть шанс со временем практически у каждого, но гимнастом вы от этого не станете. Необходимы труд, крепость костей, связок, чувство ритма, артистичность. Танцем нужно жить, дышать, музыку нужно не просто уметь слышать, но и чувствовать. 

И, конечно, вы должны обладать незаурядным умом и физической силой. Мы же не хаотично передвигаемся по сцене. Каждое движение отрепетировано и выучено. Наверняка вы знаете, как заучивают свои роли актеры театра и кино. У нас всё также, только вместо длинных диалогов – движения. Представьте себе «Лебединое озеро» – спектакль длиной 2 часа 40 минут. Необходимо запомнить порядок танцевальных па, на какую ноту исполнять прыжки, в какой позиции руки, какие поддержки и вращения делать с партнершей.  

 

Я понял, балет – не моё

 За красотой в балете стоит также и травмоопасность.  Для нас были бесконечные ограничения на любую деятельность, которая привлекает подростка, но может в один момент перечеркнуть его карьеру. Нам запрещали футбол, баскетбол, даже компьютерные игры. Последнее, потому что они сильно отвлекали и нарушали режим сна. Все мелкие удовольствия мира шли в жертву будущей мечте. И мне тоже это давалось нелегко.

В первом классе московской академии хореографии целый год я буквально боролся с собой. Меня охватило и не отпускало давящее, гнетущее чувство, что произошла ошибка, что балет – не моё. Дело было не только в запретах, но и в резкой смене курса деятельности. В ансамбле я привык быть на сцене и получать за свою самоотдачу награду, признание зрителей. В академии меня лишили этого. Так мне это тогда представлялось. 

Нас поставили к балетному станку, и началась бесконечная череда отрабатывания одних и тех же движений. Еще было много теоретических занятий по специальным учебникам –   история театра, история и теория музыки. Учебный день длился по 8 часов, без перерыва. Первый год занятий меня действительно сильно подломил. Я утратил мотивацию, не понимал, зачем мне нужны занятия классическим танцем.Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

 По системе Станиславского

 Я рад, что смог одолеть этот тяжелый период с минимальными потерями. С тех пор я придерживаюсь одной стратегии: если чем-то заниматься, то делать это с каждым разом нужно всё лучше и лучше. В академии никто не думал быть артистом балета, скорее, каждый хотел выглядеть по-пацански круто и делать такие же акробатические трюки, что и взрослые. 

Балет – это не только классика.  Искусство театрального танца многогранно. Тут, как в музыке, в которой между классикой и попсой существуют десятки самых разных прослоек. В балете допустима импровизация, но только в том случае, если ты можешь выполнить безукоризненно основную программу. Можно сказать, это показатель мастерства артиста, привилегия великих. 

Хотелось бы сказать об эмоциональной составляющей балета. В академии у нас был полноценный программный предмет, 3 года обучались и сдавали экзамены по актерскому мастерству, Система Станиславского, что было предпочтением нашего педагога.  Люди должны понимать, кто перед ними – крестьянин или король – не только благодаря костюму. Зритель должен чувствовать уровень напряженности сцены и накала страстей. Всё это мы учимся демонстрировать через позы и жесты, что вдвойне труднее, когда нужно успевать контролировать тело, ситуацию, слушать музыку. В спорте есть многоборье. Так бы я, пожалуй, назвал и балетное искусство. 

Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

 

Дружить не обязательно, соперничать необходимо

 Конкуренция в балете зарождается ещё в школе. И она не просто витает в воздухе, а вполне материальна.  План балетного зала был такой: станок у окна — для «просто заметных», центральная палка — для лучших учеников, а за роялем для тех,  кто плохо учится. В Большом театре  конкуренция и иерархия тоже присутствуют, но это уже не распространяются  на положение у станков. Например, центральный станок, конечно, для ведущих и премьеров, однако туда могут вставать и ученики педагога, к которому ты пришел заниматься классом, и другие артисты, при условии, что есть свободное место. Так же и премьеры могут встать сбоку, если им так удобно.

 

Если говорить о конкуренции подробнее, то она серьезная, потому что наш век очень недолог. Расцвет приходится на короткий период с 25 до 30 лет, потом из-за нагрузок начинаются серьезные проблемы со здоровьем, и выбиться в лидеры очень сложно. Редкие, я бы сказал, исключительные танцоры и танцовщицы танцуют до 40 лет.  Ты приходишь на сцену в 18 лет, и у тебя есть всего 6-7 лет, чтобы показать, на что ты способен. Сразу уточню, что конкуренция у мужчин не то же самое, что в женском коллективе. Нас намного меньше, и потребность в грациозном и сильном танцоре высока. Что такое балет с этой точки зрения? Это тяжелый труд, опасная одержимость, яркая сцена, где ненависть и любовь сливаются в сложной хореографической комбинации.

Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

Миф и правда

 

  1. Высокий риск падения

Чтобы не потерять равновесие, предотвратить фатальное головокружение, нужен хороший контроль мышц и спасительная точка. Во время вращений я стараюсь всегда возвращать взгляд в одно и то же место. 

 

  1. Сбитые в кровь ноги

Это верно отчасти. Мужчины в балете носят пуанты, которые имеют твердые колодки, только в исключительных случаях. Например, если того требует роль, как в балете Алексея Ратманского «Светлый ручей». У балерин действительно бывают мозоли, трещины. Но не верьте страшным картинкам из интернета. Если что-то такое случается, то сразу принимаются меры по заживлению. Иначе танцевать с мокнущей, открытой раной будет невозможно и опасно для здоровья.  

 

  1. Артисты так заняты, что пару могут найти только среди своих?

 

Это не верно. Действительно, многие находят  пару в балете, но достаточно примеров и семей, где супруг или супруга совершенно из других сфер. В общем, все, как в обычной жизни. Любовь не поддается измерениям, корректировке и планированию. Сам я женат на балерине, солистке Большого театра Дарье Хохловой. То, что мы заняты одним непростым делом, которое требует зачастую полного самоотречения, нас, с одной стороны, объединяет. Потому что не нужно объяснять детали, усталость или эмоции по тому или иному поводу. С другой стороны, ты словно и не уходил со сцены. Нам проще из-за того, что мы оба трудоголики. Даша успела совместить работу в театре с аспирантурой МГАХ по специальности «искусствоведение» и уже получила ученую степень. Я и сам практически не расслабляюсь. Получил дополнительное высшее – «хореограф». В этом году буду ставить свой балет на сцене Большого. Сейчас учусь в президентской академии, в аспирантуре. Это для меня своего рода продуктивная разгрузка.  Наша пара – квинтэссенция балетной жизни. В целом, я думаю, мне опять повезло.

 

  1. Ничего, кроме шпината и воды?

 

Расскажу об этом на примере столовой в Большом театре. Тут есть своя пекарня. В меню полно сладкого, включая пирожные, шоколад и эклеры. В этом плане все индивидуально. Нормы есть, особенно у женщин, но физическая нагрузка тут такая колоссальная, что я просто не могу представить артиста, сидящего на строгой диете с дефицитом калорий. Едят тут нормально.

Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

Будущее моего ребенка будет другим

 

Я бы ни в коем случае не отдал своего будущего ребенка в балет. Особенно, если это будет девочка.  Но среди моих коллег есть артисты, кто хотел бы такую карьеру для своих детей. Они уверены, что знают и понимают, как и что здесь работает. Я же знаю, что балет – это огромная и сложная работа, поэтому решил, что лучше буду помогать детям, которые уже выбрали сцену, чтобы их талант заметили. 

На базе автономной некоммерческой организации «Культурные люди» мы с товарищем организовали международный фестиваль-конкурс для непрофессиональных хореографических коллективов «Культурные сезоны». Не без гордости хочу отметить, что в этом году к нам приедет тверской образцовый театр танца «Романтики». Наша цель – открыть новые таланты, повысить уровень культуры и образования, привить эстетический вкус, помочь приобрести коллективам новые профессиональные навыки. 

 

Формула любви в балету

 

Открою секрет, почему люди зачастую считают балет скучным и непонятным искусством. Все дело в первом опыте. Если заставлять двенадцатилетнего ребенка читать “Войну и мир”, бесспорно, великое произведение, но не подходящее ему по возрасту и жизненному опыту, то он решит, что этот роман-эпопея или, что еще хуже, само чтение, не для него. Так и с балетом. Люди часто начинают с самого известного произведения, того же “Лебединого озера”. И испытывают разочарование от непонимания. В балет надо влюбляться постепенно. Я бы рекомендовал для начала обратиться к более легким, красочным сюжетам. Балет – это не только драма. Есть и своего рода комедии, сказки. Выбирайте сюжет, к которому душа лежит. Тогда вам откроется вся величественная красота этого сценического искусства. 

 

 

 

 

Эксклюзивное интервью: как тверской танцор Артемий Беляков стал премьером Большого театра Москвы

Беседовала: Мария Дигелева.

Фото: Анастасия Чистякова.

Больше фото:

 

 

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: