Преодоление Смутного времени: как Тверской край стал полем битвы за русскую государственность

  • 4 ноября 2020, Среда 09:00
  • 2903
Преодоление Смутного времени: как Тверской край стал полем битвы за русскую государственность

Праздник 4 ноября связан с окончанием Смутного времени на Руси.

 В этот день  в 1612 году  народному ополчению, во главе с земским старостой Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским, с чудотворным образом Казанской Божией Матери удалось штурмом взять Китай-город и освободить Москву от засевших там поляков. Через несколько месяцев после этого Земский собор, к которому относились представители дворянства, казачества, боярства, духовенства и крестьян ,  выбрал нового правителя – Михаила Федоровича Романова. Именно он ровно через год, в 1613 году, учредил праздник День освобождения Москвы от польских интервентов. А в 1649 году, согласно указу правящего царя Алексея Михайловича, дата была обозначена государственным праздником.

Краевед и историк Павел Иванов рассказал, какие сражения происходили в Тверском крае в период смуты и какую роль Тверь сыграла в изгнании интервентов. 

Тверь в пучине Смутного времени

Смутным временем называют период русской истории приблизительно от времени кончины царя Федора Иоанновича в 1598 году до воцарения первого царя новой династии Романовых – Михаила Федоровича – в 1613-м. Иногда это время сужают до границ собственно гражданской войны в Московском государстве, продолжавшейся примерно в 1606-1612 годах, а иногда расширяют до конца войны с Польшей в 1618 году. Время это было чрезвычайно трагическим. Огромное количество людей лишились привычного более-менее налаженного быта, имущества, а многие и погибли. Еще большему числу пришлось сниматься с насиженных мест, бежать частью в восточные уезды Московского государства, частью на Север. Города находились постоянно в положении прифронтовых, в стране было очень неспокойно, бродили шайки бандитов, называвшихся в официальных документах «ворами», но по факту бывших вооруженными формированиями, законность существования которых невозможно было установить. Вели они себя соответственно.

Кроме этого в 1608-1618 годах имела место прямая интервенция поляков и шведов, которые, пользуясь слабостью Московской Руси, отхватили по немалому куску русских территорий, практически уничтожив все плоды трудной борьбы русского государства за выход к Балтике, ведшейся на протяжении всего XVI столетия. Эту задачу потом вновь пришлось решать уже Петру I.

Поскольку Тверской край (территория Тверской области) оказалась очень сильно затронута событиями этого времени, невозможно рассказать в одной статье обо всем, что тут творилось. Поговорим об областном центре, который сполна хлебнул лиха в эти десятилетия.

Голод

Что сейчас мы можем увидеть в Твери от этого времени? Разумеется, Смутное время было не тем периодом, когда что-то строили капитально. Но на стенах построек более раннего периода сохранились следы разгромов и разорений. И сами эти постройки стоят как памятники и немые свидетели былого.

Накануне Смуты в Твери проживал известный политический деятель эпохи Ивана Грозного, касимовский хан Симеон Бекбулатович. Сведенный на «Великое княжение Тверское» в 1577 году, Симеон был последним формальным правителем Твери в статусе великого князя Тверского. Неподалеку от города в селе Кушалине он выстроил каменную церковь (в 1593 году) в честь Смоленской иконы Божией Матери. Эта церковь сохранилась до наших дней. Церковь – немая свидетельница страшных первых лет Смуты, когда три подряд неурожая в 1601-1603 годах поставили на грань голодной смерти тысячи людей. Симеон был свидетелем, проживая в Кушалине уже в ссылке (в ссылку его отправил около 1586 года Борис Годунов), как голодные крестьяне, «приходя в Кушалин, стали по улицам с женами и детьми». Многие здесь и умирали – хлеба на всех не хватало, хотя Симеон велел открыть княжеские житницы.

Сражения

Голод стал только первым знамением нового страшного времени. В 1606 году осенью Тверь и окрестности подверглись нападению большого отряда бандитов (назовем их так) в ходе большой войны, которую правительство московского царя Василия Шуйского вело с новым самозванцем, Лжедмитрием II («тушинским вором», как его называли) и его военачальником Иваном Болотниковым. Это нападение город еще смог отбить. Оборону возглавил тверской архиепископ Феоктист, и тверичи, объединив наличные силы, «много их, воров и изменников… проклятый скот побили», как цветисто пишет об этом троицкий келарь Авраамий Палицын.

Где проходило это сражение, мы точно не знаем. Может быть, дело происходило практически в границах современного исторического центра, едва ли не там, где подходит к границе посада Московская дорога (в районе нынешней Советской улицы и площади Михаила Тверского).

В начале 1609 года Тверь все-таки была захвачена тушинцами. Скорее всего, в городе постепенно сформировалась партия сторонников самозванного «царя», и по нерадивости воевод крепость пала. Тушинцы арестовали святителя Феоктиста, отправили его в Тушино, по пути Феоктист бежал, однако погиб при неясных обстоятельствах по дороге обратно. На полгода, до 13 июля 1609 года город оказался в руках русских изменников и помогавших им поляков.

В июле 1609 году к Твери подошло большое войско воеводы Михаила Васильевича Скопина-Шуйского и шведских наемников, которые штурмом овладели укреплениями посада. Судя по материалам переписей начала XVII века, фиксирующим почти полностью выжженные укрепления и улицы в Затьмачья, осада и штурм происходили именно с этой стороны. Сражение было ожесточенным, сопровождалось большими потерями с обеих сторон и длилось два дня. По-видимому, нынешняя тверская церковь Белая Троица (1563-1564) – ближайший «немой свидетель» тех событий. До революции в храме показывали следы крови убитых в церкви жителей, которые якобы пытались укрыться в ее тайниках над сводами. Нынешние исследователи оспаривают эту легенду, но, несомненно, что военные действия происходили именно здесь, у стоящих доныне церковных стен.

После этого уцелевшие поляки заперлись в крепости, а наемники сильно задумались, стоит ли им дальше идти в глубь Московии, сталкиваясь со столь серьезным сопротивлением. До 20 августа шведы стояли в Твери, выпустив (как именно это случилось, источники противоречивы) из городской крепости польский гарнизон, а затем, после того как переговоры с правительством Василия Шуйского завершились, отправились на соединение с Михаилом Скопиным-Шуйским под Калязин. Здесь 25 августа 1609 году произошло одно из решающих сражений всей гражданской войны. Тушинские и польские отряды не смогли опрокинуть русско-шведское войско Михаила Васильевича Скопина-Шуйского и в беспорядке отступили. К сожалению, плодами этой и других побед Михаила Скопина-Шуйского правительство, состоявшее из его родственников, воспользоваться не сумело, молодой полководец был отравлен, а армия, лишившаяся полководца, разгромлена 24 июня 1610 года под Клушиным.

Все эти события катастрофически сказались на состоянии Твери. Город был сильно разорен, многие жители погибли.

Объединение 

Но теперь, по крайней мере, им управляли правительственные воеводы, которые хотя бы как-то контролировали его. Правительство Василия Шуйского, а затем воеводы-представители так называемого Первого Ополчения хотели бы взимать с Твери сборы для поддержания ратных людей, выступивших против интервентов, занявших в 1610 году Москву. Однако взять было буквально нечего. Когда в августе-сентябре 1611 года воевода Никита Барятинский получил распоряжение о присылке из Твери для осаждавших Москву ополченцев теплой одежды (шуб), тверичи писала в челобитной: «Тверской, государи, уезд весь пуст, крестьянишка и людишка все высечены и разорены до концы, и нам, государи, шубы взять негде».

Это было действительно так. Уезд был страшно разорен. Памятником этого времени, открытым в середине XIX века, стал так называемый «оршинский клад», обнаруженный при ремонте Вознесенского собора Оршина монастыря (построен до 1567 года). В древнем храме под полом в истлевшей тряпице были найдены впопыхах брошенные и закопанные богослужебные предметы. Все они имели даты 1590-1600-е годы, а поспешность их сокрытия, то, что вынуть их в свое время не смогли, говорит о том, что все монахи, пытавшиеся укрыться в каменном соборе, были перебиты. Оршин монастырь был в тот момент крупнейшим в Тверском уезде. Остальные монастыри и вовсе не могли оказать серьезного сопротивления. При описании многих из них в документах 1620-х годов стоит пометка: «выжгли литовские люди». Это, например, Рождественский монастырь под Кушалиным (ныне деревня Рождество), где оборону возглавил священник Нестор, к счастью, выживший  при разорении монастыря и затем деятельно принимавший участие в боях, помогая войскам ополчения Минина и Пожарского.

Если не уезд, то, во всяком случае, город Тверь был укреплен и более интервентам и «ворам» не сдавался. В начале 1612 года переметнувшийся к очередному Лжедмитрию (уже третьему) полководец Иван Плещеев был не допущен в крепость, ему и его людям не дали ни продовольствия, ни фуража. Многие тверичи приняли участие во Втором Ополчении, которое осенью 1612 года (4-7 ноября по новому стилю), под руководством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского смогло взять Москву. Это событие ознаменовало перелом в событиях Смутного времени. Хотя война еще продолжалась, но зато определились законная и незаконная стороны. Тверские делегаты Иван Репьев и Роман Давыдов, а также архимандрит Оршина монастыря Феодосий поставили свои подписи на решении Земского собора начала 1613 года об избрании царем Михаила Романова.

Масштабы разорения были чудовищны. О них может говорить, например, такой факт: в тверских селах Троице-Сергиева монастыря обрабатывалась лишь одна шестьдесят седьмая часть пашни, пахавшейся накануне Смуты. Многие тверичи стремились уехать из Твери в более безопасные и дешевые для жизни города. Основная масса (более ста пятидесяти семей) выехала в Ярославль, Москву и Нижний Новгород.

Последние события, связанные с военными действиями вокруг Твери, произошли уже в 1617-1618 годах, во время прихода под Москву польского королевича Владислава. Несколько приступов от города отбили воевода Григорий Зеленой, а затем назначенный в Тверь еще в октябре 1617 года, но осажденный в Клину и несколько месяцев стоявший там Дмитрий Петрович Пожарский-Лопата. Дмитрий Пожарский-Лопата еще раз укрепил и отстроил деревянные стены кремля Твери, установил на них новую артиллерию.

К счастью, больше тверской крепости воевать не пришлось никогда. Смутное время начала XVII века в России кончилось.

Павел ИВАНОВ

1+

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Похожие записи

Ничего не найдено

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: