14 Ноября 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Культура 30.11.2016

Виктория Воеводина считает, что искусство требует сопереживания

Фотограф: Анна ШЕСТАКОВА

Как художник отмечает день рождения? Конечно, выставкой. Так мастера делают свой личный праздник праздником всех, кто любит искусство.

К своему юбилею заслуженный художник России Виктория Воеводина именно так и поступила: открыла в зале искусств областной библиотеки имени А.М. Горького свою новую экспозицию «Да здравствуют мужчины!». Для нас вернисаж стал поводом прийти к Виктории Иосифовне в гости и поговорить с ней о ее творчестве. И не только об этом.

Рисую. Иначе не живу

На мольберте – большая картина «Мамина машинка». На фоне огромной стены одиноко стоит швейная машинка.

– Такая же была и у моей мамы, – вспоминает Виктория Иосифовна. – Как только я этот «Подольск» увидела в "Артеке", где сейчас работает моя дочь Ирина, тут же родилась композиция. Воспоминания так захватили меня, что я стала тут же делать эскизы, зарисовки. Я всегда рисую – иначе не живу. Очень хотелось как можно быстрее воплотить этот замысел. Стена – это образ времени, которое пережила мамочка, печаль, что ее нет со мной. Видите, красную нитку, она единственное яркое пятно на холсте? Это прервавшаяся жизнь мамы…

– Виктория Иосифовна, расскажите о своих родителях.

– Мой папа – кадровый военный, он прошел всю войну, получил четыре ранения. Я родилась в эвакуации в Башкирии. Мама была одна – отец тогда служил под Мурманском. Она четырнадцатый ребенок в семье, очень рано вышла замуж. С папой они прожили счастливую жизнь и являют собой пример того, как нужно любить друг друга. После войны папа служил в Корее, Советской Гавани, Корсакове (на Сахалине), Петропавловске-Камчатском. Потом его перевели в Калининград, и, немного обустроившись, мы поехали на Украину к родственникам мамы. Собралась вся деревня. расставили столы, поставили нехитрую снедь и как запели украинские песни... Такое единение! Вспоминаю сейчас, и волнуюсь.

- Родители каким-то образом способствовали тому, что вы стали художником?

– Когда мы жили на Дальнем Востоке, то возможности заниматься у меня не было. Я стала ходить во Дворец пионеров, когда наша семья перебралась в Калининград. Много читала, делала иллюстрации к книгам, которые меня волновали. Все дети рисуют, но я это делала, быть может, лучше и глубже, чем другие. Как все девчонки, я хотела быть, конечно, актрисой. Собирала фотографии, интересовалась судьбами звезд экрана, выступала на сцене, сочиняла. На одном из конкурсов меня увидел артист драмтеатра и пригласил в студию. Я очень обрадовалась, не спала всю ночь, все думала: а вдруг не примут? Но все прошло благополучно, со всеми этюдами справилась. Причем я ходила и в театральную студию, и в художественную. Родители, впрочем, были против того, чтобы я поступала в театральный, особенно папа. Он говорил о том, что это очень зависимая профессия, что повторять чужие тексты не очень здорово, лучше самой сочинять – быть художником, более свободным в выборе темы. После школы я поступила в Рязанское художественное училище, после его окончания - в Московский полиграфический институт на факультете книжной графики.

– Что для вас главное в творчестве?

– Нужно развиваться, нужно работать над собой, внутренне обновляться, просто интересно жить, радоваться тому, что нас окружает. Как сказал один японский философ: есть на свете одна-единственная и неповторимая сила, это сила – радость. Японцами я восхищаюсь. Как они воспитывают детей, как учат их чувствовать цвет! Пятилетний ребенок, например, у них делает триста градаций цвета. Только вдумайтесь! Это воспитывает чувство нежности к полутонам, потому что вся жизнь состоит из них, а также трудолюбие и терпение.

Давно работаю над темой «Гении XX века». Началось все с Пушкина. «Почему мы все время к нему возвращаемся?» – задала я себе вопрос. Размышляя, пришла к выводу, что нам нужно брать пример с них. Родилась картина «Судьба гения». Меня восхищает Павел Филонов. Очень много читала о нем. В своих картинах мы автопортретны, мы страдаем. Зритель это видит и сопереживает, если эти переживания, конечно, выстроились в цвете, композиции, в материале, который ты берешь. Сколько пришлось Филонову пережить! Страшная биография, но он все равно продолжал рисовать, несмотря ни на что. Спал на железной кровати, ему давали 100 граммов хлеба, но художник был доволен и этим. Он, голодный, каждый квадратный сантиметр своей картины выписывал мозаичной живописью, и каждый фрагмент просто напоен этой живописью. Вот пример того, как надо. А то мы хотим, чтобы в карманах было много, и душа при этом оставалась чистой. Но такого, увы, не бывает.

– Ваши портреты и Филонова, и Пушкина по своему настроению далеко не праздничные…

– Мне хотелось уйти от этого, меня интересовала сама возможность показать трагическую судьбу таланта, чтобы люди, которые увидят мои работы, испытали еще большее чувство жалости к гению. Матисс, Андре Дерен, многие, многие другие. Я смотрю на их полотна: как так можно было сделать? Из последних моих картин в этой серии – Врубель. Мне позировал для нее внук, который спрашивал: «Бабушка, может, просто сфотографируешь?» Но мне хотелось почувствовать все морщинки, все трещинки на коже его рук. Врубель закончил жизнь в сумасшедшем доме, его сын очень рано умер. Художник написал его, и кроватка мальчика напоминает гроб. Ужасная трагедия…

«Врубель». Из серии «Гении ХХ века»

– Получается, что вам приходится через себя пропускать каждую судьбу.

– Да. конечно. Это тяжело, но необходимо. «Как нужна для жемчужины полная тьма, Так страданья нужны для души и ума», – сказал Омар Хайям.

– Насколько можно заметить, вы стараетесь через этот нерв передать любую тему. Вспоминается, например, серия «Спорт – стресс», за которую вы получили медаль Академии художеств.

– Долго не знала, как к ней подступиться. Посещения стадионов, к сожалению, ничего не дали. Но что такое спорт, подумала я. Это же прежде всего стресс, преодоление человеком себя самого, страдание. Тогда я повесила в мастерской четыре листа и стала просто думать, еще не зная, что именно получится в итоге. Появлялись линии, диагонали, которые символизируют движение. Так родилась серия, состоящая из четырех листов: "Движение", "Удар", "Столкновение", "Прыжок". Каждый раз я переживаю, начиная картину и работая над ней, а это для меня значит, что я на верном пути.

– Долго вы вынашиваете идею?

– Думаю о ней постоянно. Работа должна «созреть», я делаю один эскиз, второй, пятнадцатый, выбираю материал, ведь от него тоже очень многое зависит.

– Чей портрет вы бы хотели написать?

– Ростроповича. Он очень похож на Дон Кихота, и мне очень интересен его образ. Может, правда, его сделать?! Однажды его спросил журналист, какие качества музыкант ценит в человеке. Он ответил: «Совесть». И так повторил трижды. Это для него было самое главное. Если человек совестливый, он не может предать, потому что ему стыдно перед самим собой. Каждая работа рождается неожиданно… Например, диптих «Мой отец и я». Однажды у цирка увидела мужчину, просившего милостыню, прилично одетого, красивого. И меня так он тронул, так взволновало несоответствие благоприятной среды и этого человека. Пришла в мастерскую, разложила на полу большие листы, надела большие сапоги и стала отпечатывать их следы на бумаге разными красками. Из пяти листов потом сделала два. На одном из них фигуры мужчины и мальчика, а на втором – ребенок, уходящий на костылях...

– Вы не изображаете действительность, а переосмысляете ее.

– Считаю, это главное, для чего живет художник. Почему я должна рисовать цветочки, если идет война в Сирии? Конечно, вовсе не обязательно писать картину о войне, но на меня сам ее факт очень влияет. Нельзя никого обманывать. Не собираюсь никого учить, потому что до сих пор сама учусь у талантливых людей и стараюсь, чтобы другие о них тоже узнали, познакомились с их творчеством.

Досье «ТЖ»

Виктория Воеводина, член Союза художников России, график, работает в техниках офорта, монотипии, рисунка, акварели. Участница крупных всероссийских, республиканских, региональных выставок, лауреат литературной премии имени М.Е. Салтыкова-Щедрина, занималась оформлением спектаклей областного театра кукол. С 1974 г. по настоящее время преподает в Тверском художественном колледже им. А.Г. Венецианова. Дочери Ирина Махова и Юлия Ананьева и внучка Александра Засядько тоже художники.
Автор: Евгений ПЕТРЕНКО
1662

Возврат к списку

В Тверской области утвержден риск-ориентированный подход при проверках бизнеса
13 ноября губернатор Игорь Руденя провел заседание Правительства Тверской области. Первым вопросом рассмотрели меры по снижению административной нагрузки на предпринимателей. В регионе утверждён перечень видов государственного контроля, в которых будет использоваться риск-ориентированный подход.
13.11.2018:
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость