23 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Рубрики
К началу
Новости дня
Безопасность 25.01.2018

В Тверской области местный «Раскольников» за добро отплатил ножом и топором

Фотограф: tverlife.ru

Грех

Из-за этого топора, которым он добил несчастную старуху, его и стали называть Раскольниковым. Вот и все сходство с великим романом: тетя Таня всю жизнь на льнозаводе отработала, денег под проценты не давала, а просто по доброте душевной выручала соседских парнишек сотней на сигареты, доставая ее из дешевого черного кошелька со змейкой. Да и Витька не ломал голову над вселенской проблемой – тварь я дрожащая или право имею? Он вообще ни о чем не думал – просто хотел получить не сотню, а все, что в том кошельке было. И потому жестоко расправился с тетей Таней, которая сироту очень жалела и частенько угощала конфетами.

Долги невозвратные

Полгода назад он одолжил тысячу у Петьки и пропил ее. Потом, уже на следствии, объяснял, что деньги у него вообще-то не раз появлялись, но расставаться с ними очень не хотелось. Он же мог их на себя потратить – на выпивку или на газовые баллончики для заправки зажигалок, чтобы надышаться и «словить кайф». Он уже несколько лет так делал и успел наглотаться до пока еще небольшого, но уже безусловного поражения головного мозга. Но в то утро Петька сказал, что «поставит на счетчик», и он сильно испугался. Пошел к тете Тане, попросил сотню – как раз на три баллончика, чтобы успокоиться. А когда она вышла на порог и кошелек открыла, Витька увидел деньги и сразу придумал: убить и кошелек забрать. Она же просто так не отдаст, верно? А если ударить и отнять, потом пожалуется в полицию. Так что придется убить.

Было ли ему жаль беззлобную тихую старуху, которую он знал с детства? Тетя Таня, как потом – абсолютно спокойно! – рассказывал он на следствии и на суде, была добрая и ему нравилась. Витька не раз помогал ей наколоть дров или донести из магазина сумку с продуктами. Но он точно разглядел в кошельке зеленую тысячную купюру, и это решило исход дела.

Он вообще не колебался, когда хотел что-то получить. Незадолго до убийства узнал, что знакомый парень продает «Волгу» – старенькую, но все же на ходу. За 15 тысяч. А тут его товарищу по колледжу на банковскую карту поступила стипендия. Они как раз были в общежитии зарегистрированы в одной комнате. Жил-то Витька у папы с мамой, как он называл эту калязинскую семью своих бывших опекунов. Но в общежитии иногда ночевал, и Толик давал ему карту, чтобы купить продукты. И теперь он, улучив момент, вытащил эту карту из его куртки. И паспорт, на всякий случай, тоже – вдруг тот быстро обнаружит пропажу, блокирует карту, и Витька не успеет снять деньги? А без паспорта, как он думал, в банке с Толиком и разговаривать не станут…

Когда денег на покупку не хватило, он также легко решил украсть ноутбук у еще одного парня в их общежитии. Это было немного сложнее, потому что Димка жил в другой комнате, и пришлось ждать в коридоре, когда уйдет, а потом вскрывать замок. Но Витька рукастый, он легко с этим справился.

Потом, когда обнаружилась пропажа, он очень Димке сочувствовал. И Витьке тоже. Искренне, он же с ними дружил, понимаете? И зла ребятам не желал, как и тете Тане. Просто ему были очень нужны деньги…

Она все никак не умирала

В родительском доме Виктор выбрал на кухне нож покрепче, чтобы не сломался, когда он будет убивать тетю Таню. Спрятал в рукаве и зашагал к соседнему дому. Постучал в окно, попросил еще сотню. Она кивнула – мол, подожди. И когда вышла, он стал, как сам на суде выразился, «тыкать ее ножиком». Сколько раз, не запомнил. Но если бы ножик не сломался, то продолжал бы колоть, пока не умерла. Эксперты потом насчитали 13 ножевых ран.

Она не кричала и ничего не говорила, просто прикрывалась руками, выронив кошелек, а потом упала в снег. Витька кошелек поднял, но заметил, что тетя Таня еще живая. Пошел к родительскому дому – там у калитки стоял пень, на котором кололи дрова. В него был воткнут топор. Когда вернулся, тетя Таня еще пыталась отползти, но он ударил ее топором в затылок, и старуха наконец затихла. А он почистил снегом топор и отнес на место. Потом протер куртку тряпкой, которую потом сжег. Сменил обувь, а ту, что была забрызгана кровью, не выбросил, а отнес к сараю – там старые башмаки стояли, в которых они с папой работали во дворе…

В стареньком кошельке из черной клеенки было 2620 руб­лей. Всего-то! Но разве сумма имеет какое-нибудь значение? Наверное, если бы он тетю Таню ненавидел, то это преступление не вызывало бы такого тоскливого недоумения. Но она ему нравилась! Однако это не удержало его руку. Полное отсутствие чувств и нравственных барьеров – вот что больше всего пугает в этой истории.

Я не в первый раз сталкиваюсь с подобной эмоциональной глухотой у подростков и очень молодых людей. Попадаются среди них девочки и мальчики, казалось бы, начисто лишенные способности сострадать чужой боли. Во многом это влияние компьютерных игр – виртуальное насилие остается насилием и разрушительно воздействует на психику. И это, увы, неизбежно, родные дети или приемные.

Вежлив и дружелюбен

Однако можно – и нужно! – ставить вопрос о том, что именно приемные дети нередко обделены не только любовью, но и элементарным вниманием. Особенно в семьях, где их много. Печальных примеров, к сожалению, хватает: вот у нас в области в одном из районов 17-летний подопечный «приспособил» для утех другую воспитанницу, совсем еще малышку, а приемная мама даже не заметила кошмара, продолжавшегося не один месяц... В семье Дель в Зеленограде приемных детей было очень много. Когда одни вырастали, брали других. Серьезную проверку провели, когда в садике у маленького Сережи заметили на попе следы ремня. И лишь тогда выяснилось, что малыши ходят голодные, грязные, в неопрятной одежде и воруют… хлеб! В Калачинске четверо деток сгорели – поздним вечером взорвался неисправный телевизор. Их приемных родителей не было дома… Заметьте, о насилии и убийствах я не говорю – таких трагедий тоже хватает. К примеру, в Смоленской области сейчас расследуется дело о гибели семилетней девочки в приемной семье – ее полгода насиловал и избивал так называемый папа. Безработный, которому доверили восьмерых(!) детей…

Ничего дурного о супружеской паре, 10 лет опекавшей Виктора, я сказать не могу. Просто оба работали, и дети были частенько предоставлены сами себе. Приемных в семье на тот момент было пятеро. Еще двое – родных. Дай-то Бог, чтобы с ними все было благополучно, но есть серьезный повод задуматься.

К моменту убийства Виктору было 19, и действие опеки прекратилось. Однако он уже был судим несколько раз – за кражи. И неоднократно привлекался к административной ответственности. А стоило ли вообще доверять этим занятым и уже многодетным супругам такого трудного ребенка? Способны ли они были обеспечить ему достаточное внимание? Как вообще справлялись с воспитанием целой ватаги? Мы привычно повторяем, что семья лучше, чем казенный дом. Но всегда ли? И почему не сработала «страховка» – социальное сопровождение приемной семьи? Обязательное, когда детей в семье много и есть проблемные подростки! Возможно, если бы органы опеки, образования, прокуратура насторожились раньше, бедную тетю Таню не постигла бы такая страшная смерть, и Виктор не обагрил бы кровью свои руки...

В заключение – характеристика, которую выдали в колледже, где Виктор учился (кстати, уточняю: имена и фамилии изменены): «Замечания со стороны преподавателей отсутствовали. Посещал классные часы и тематические внеклас­сные мероприятия колледжа. Всегда сдержан, спокоен, тактичен, избегает конфликтных ситуаций. Имеет немало друзей среди студентов колледжа. В общежитии вежлив и дружелюбен, легко идет на контакт с окружающими. В группе не является лидером. К поручениям относится ответственно, но сам инициативы не проявляет. До наступления совершеннолетия проживал с опекунами, которые принимали активное участие в воспитании».

Ну и как его воспитали?

Какой же он Раскольников?

Эти события происходили ровно год назад – в святочные дни. Время-то какое – особое, светлое! А в этом году, в святую ночь на Рождество Господне, два парня ограбили и жестоко убили супружескую пару. И еще один их сверстник надругался над случайно встреченной девушкой. Как же получается, что молодые люди, на словах объявляющие себя христианами, утрачивают понятие греха? Не боятся его. Даже самого тяжкого, смертного! Разоблачения, полиции, тюрьмы боятся, а самого греха – нет.

И это еще одна причина, по которой юного калязинского убийцу с топором нельзя назвать Раскольниковым. Тот бунтовал, гнал от себя страх греха. Согрешил тяжко, но покаялся, признался во всем – перед народом, по доброй воле. Пошел на каторгу, но душу очистил. А этот, «вежливый и дружелюбный», убивал легко, не сомневаясь, не терзаясь. Вовсе не помыслив о душе. И это страшно. Так достаточно ли у нас делается для того, чтобы наши дети осознали себя христианами не только на словах? Понимают ли они, знают ли, что это такое – христианская мораль? Вот о чем есть повод задуматься, проводив праздники.
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
750

Возврат к списку

Ведомственным знаком Почты России «За мужество» впервые наградили сотрудницу почты в Тверской области
23 мая состоялось торжественное награждение ведомственным нагрудным знаком Почты России «За мужество» Марины Юрьевны Журавлевой, почтальона из Краснохолмского района. Месяц назад она вступила в единоборство с вооруженными преступниками, которые напали на нее при исполнении служебных обязанностей. 
23.05.201812:02
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость