21 Марта 2019
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Общество 14.03.2019

В спасении челюскинцев участвовал тверской авиатор

В такие же весенние дни, 85 лет назад, отважные авиаторы наконец прорвались сквозь туманы и морозы Арктики к экипажу раздавленного льдами парохода «Челюскин». 104 человека – моряки, ученые-полярники и члены их семей два месяца в тяжелейших условиях зимовали в лагере на льдине в отчаянной надежде, что помощь придет. И дождались ее! 5 марта самолет АНТ-4 под командованием Анатолия Ляпидевского после нескольких попыток добрался до лагеря и снял со льдины десять женщин и двоих детей. Затем, уже в апреле, несколькими рейсами были вывезены на материк остальные челюскинцы. В славном отряде авиаторов был и наш земляк – бортмеханик Николай Куров.

Полярный поход
Николая Курова


Много интересного о нем можно узнать в Музейно-выставочном центре имени Лизы Чайкиной Дома народного творчества Тверской области; здесь хранятся любительские фотографии с мест стоянки самолета АНТ-4 и экипажа Анатолия Ляпидевского, бортовые часы, а также Грамота ЦИК СССР, которой был награжден бортмеханик Куров. И личные вещи самого Николая Максимовича – его шлем, подшлемник и краги. Эти бесценные реликвии он сам передал в музей уже в 70-е годы, как и свои воспоминания о полярном походе. Сегодня мы беседуем с ведущим специалистом МВЦ по историко-патриотической работе Антониной Сидоровой.

– Николай Максимович родился в Твери в 1906 году. Здесь он в 1923 году вступил в комсомол, работал на вагоностроительном заводе, где был, кстати, редактором стенгазеты. А в 1923 – 1925 годах состоял в ЧОН – это части особого назначения, что-то вроде добровольных народных дружин. Бойцы ЧОН патрулировали улицы города – охраняли общественный порядок, боролись с хулиганами.

– А как он попал в авиацию?

– В 1928 году Николая Курова призвали в армию и направили на курсы авиаспециалистов в Воронеж. Окончив их, он служил авиатехником по ремонту авиационных двигателей, затем бортмехаником авиаэскадрильи в Никольско-Уссурийске. В 1933 году, когда «Челюскин» потерпел бедствие и готовилась спасательная экспедиция, он в качестве опытного специалиста был командирован по правительственному заданию в ее состав бортовым техником экипажа знаменитого летчика Анатолия Ляпидевского. На поиск челюскинцев Николай Максимович вылетал 30 раз. А после завершения экспедиции он принимал участие в создании калининского аэроклуба, который открылся в том же 1934 году, в ноябре, по инициативе комсомольцев родного ему вагонзавода. Там, кстати, вскоре была организована ударная комсомольская бригада имени Николая Курова.

– И обо всем этом рассказывала наша газета, тогда называвшаяся «Калининской правдой». Как же потом сложилась судьба нашего героя?

– Он достойно участвовал сначала в финской, а затем в Великой Отечественной войне. Награжден орденами Ленина и Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги» и многими другими. После Победы остался в армии, в отставку вышел в звании полковника уже в 1956 году и поселился в Подмосковье, где и скончался в 1986 году. Но свой родной город Николай Куров помнил всегда и поддерживал с ним связь. Именно сюда, в Музей комсомольской славы имени Лизы Чайкиной, он передал рукопись своих личных воспоминаний о челюскинской эпопее.
Сегодня мы публикуем фрагменты из этого уникального документа.

Над дрейфующей льдиной

…Путь был нелегким. Только на десятые сутки – 20 ноября – прибыли в бухту Провидения, которая замерзла. Лед достигал толщины в 40 см. Началась выгрузка двух самолетов АНТ-4. Командиром первого самолета был т. Ляпидевский, а я борт­механиком. Вторым самолетом командовал летчик Конкин. Борттехником был Руковский. Выгрузка самолетов на лед и их сборка была сопряжена с большим риском, но иного выхода не было. Лед под тяжестью самолета прогибался, и самолет погружался в воду. Была дана команда всему составу судна вытащить самолет на берег при помощи канатов. Обстановка усложнялась еще и тем, что продолжительность дня была в то время всего 2 часа, работать приходилось в темноте при температуре 40 градусов мороза. 22 ноября судно «Смоленск» оставило нас, и мы одни продолжали сборку самолетов. 29 ноября Ляпидевский и я опробовали самолет в полете. Выявили некоторые дефекты, которые мне пришлось устранить в очень сложных северных условиях.

(…)6 февраля прилетели в залив Лаврентия. Свирепствовала пурга. Мне нужно было брать с собой проводника из чукчей, чтобы добраться до самолета, находящегося всего в 20 шагах от культбазы, где мы остановились. Через неделю была получена радиограмма от т. Куйбышева: «Принять все меры к спасению экспедиции и экипажа «Челюскина». Оказалось, что «Челюскин» был раздавлен льдами и затонул. Но люди успели высадиться на лед. Мы вновь возвращаемся в Уэлен, где пересаживаемся на мой АНТ-4. Совершили на нем несколько полетов, но их приходилось прерывать из-за непогоды и плохой видимости. Последний мой полет был 21 февраля.

(…) В расчетное время лагерь обнаружен не был. Стали менять курс, летать зигзагами, искать. Бензина хватало всего на 7 часов, уже использовали пять. Пора возвращаться, так как до Уэлена два с половиной летных часа. Долетели до берега. Погода резко меняется, пурга, туман. Бензин на исходе, а лететь еще минут сорок. Я стараюсь экономить бензин, моторы работают хорошо. Наконец, показался Уэлен. Ляпидевский без всяких кругов пошел на посадку: лишь бы успеть посадить машину. Самолет посадил, да неудачно. Поломал шассы и узлы их крепления. Итак, моя машина выведена из строя, а в северных условиях такой ремонт быстро не сделать. И тогда Ляпидевский решил лететь на другом АНТ-4 с борттехником Руковским. Я же помогал готовить самолет к полетам. Наконец 5 марта 1934 года им удалось обнаружить лагерь Шмидта и вывезти оттуда женщин и детей.

Для того чтобы ускорить спасение людей, было принято решение перебазироваться из Уэлена в Ванкарем, оттуда до лагеря Шмидта было всего 50–60 минут полета. 14 марта АНТ-4 взял на борт 2200 кг бензина (…) Вылетели в отличную погоду: ясно, безветренно, всего 30 градусов мороза. Но во время полета лопнул коленчатый вал на левом моторе. Мотор вышел из строя. На одном моторе лететь было нельзя, и Ляпидевский посадил самолет в ледяные торосы. Начался ремонт (…)

К счастью, недалеко от места посадки, на острове Колючине оказалось еще 7 яранг, в которых жили чукчи. Один из них, увидев самолет, идущий на посадку, разыскал нас и сообщил, что в небольшом поселке есть собачьи нарты. Переночевали на острове, затем я отправился на собаках в Уэлен: предстояло ремонтировать

АНТ-4. Спасение челюскинцев продолжали прибывшие к этому времени экипажи летчиков Каманина, Водопьянова, Слепнева, Доронина, Молокова и Леваневского.

После ремонта самолет был доставлен в бухту Провидения, откуда на пароходе поплыли во Владивосток. Далее путь лежал по железной дороге в Москву, где всех участников спасения челюскинцев ожидала теплая встреча.

(…).
21 июня 1934 года Правительственная комиссия по оказанию помощи челюскинцам пригласила на спектакль и товарищеский обед в Кремль. Там присутствовало все правительство. Слушали выступление Сталина. Куйбышев произносил тосты. Через несколько дней были в Ленинграде. В Калинине было организовано много встреч в воинских частях, в редакции газеты «Калининская правда», на вагонзаводе, где появилась комсомольско-молодежная бригада имени Курова.

Из воспоминаний летчика Николая КУРОВА

Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
432
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость