19 Июня 2019
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
История 13.11.2018

Тайна смерти великого краеведа

В публикациях последних лет все чаще стали появляться имена людей, оставивших заметный след в истории нашего Отечества и способствовавших его процветанию, но волею событий революционных лет оказавшихся по ту сторону классовых баррикад.

Крушение судьбы Ивана Крылова

100 лет назад погиб великий краевед Тверской земли
В течение долгих десятилетий эти имена находились под запретом, замалчивались официальной пропагандой. Среди них - и это несомненно так - знаменитый не только в Тверской губернии, а и в России, Иван Петрович Крылов. В городе еще и сегодня стоит уцелевшим здание, где когда-то помещались: метеорологическая обсерватория, типография, переплетная мастерская, книжный магазин, музей местного края и парикмахерская - у истоков всех этих дел и стоял старицкий журналист, издатель и исследователь старины, патриот, почетный гражданин города Иван Крылов.

Он не был ни героем сражений, ни мировой знаменитостью, ни даже толстосумом-жертвователем, но личность эта была по-своему незаурядная.
*****

На протяжении многих лет тайна смерти И. П. Крылова была загадкой. Возникали разные гипотезы и предположения: куда подался с семьей и когда, ведь социалистические жернова, запущенные в конце 1917 г., перемалывали человеческие жизни русской интеллигенции в ГУЛАГе и на Соловках.

 В редакции районной газеты «Старицкий вестник» чудом сохранилась старенькая подшивка газет «Вестника Старицкой Коммуны» за 1918 г. Листая пожелтевшие страницы, я с надеждой выискивал хотя бы скупые строки, относящиеся к Ивану Петровичу Крылову - не могла газета не оповестить старичан о трагической судьбе этого человека. Оставалось просмотреть еще несколько газет, каким-то образом подшитых за январь 1919 г. И вдруг, нашел то, что искал. В № 162 от 23 января 1919 г. в одном из объявлений в газете значилось: «Старицкий Нотариальный Отдел сообщает о смерти граж¬данина города Старицы Ивана Петровича Крылова, последовавшей 16-го ноября 1918 г., и предлагает нуждающимся и нетрудоспо-собным родственникам умершего, имеющим право на получение содержания из оставшегося после умершего имущества, заявить о том в Отдел Социального Обеспечения при Губернском Совдепе в годичный срок». Значит, Крылов умер в Старице и никуда не выезжал! Меня тогда сразу же заинтересовало, в каком возрасте и почему именно в 1918 г. Крылов умер? В Старицком ЗАГСе проверка по «Книге записей смертей за 1918 год» подтвердила факт смерти «53-летнего гражданина города Старицы Ивана Петровича Крылова 16 ноября от сыпного тифа», и сообщила о его захоронении на кладбище при Васильевской церкви города Старицы. К сожалению, могила Крылова на городском кладбище не сохранилась.
*****

С учетом того, что миллионы людей в эти годы были зарыты в коллективных ямах, неизвестно где, а то и просто брошены за тем овином, где их расстреляли, смерть Ивана Петровича Крылова можно было бы считать даже по-своему благополучной, по крайней мере - не насильственной и без пыток. Повторим: можно было бы,.. если б не карандашная надпись тверского краеведа И.И. Соколова на обороте титульного листа книги И. Крылова «Достопримечательности в уезде. Вып. 1. Старица. 1915 г.». Сделанная рукой Соколова запись гласит: «И.П. Крылов умер в январе-феврале 1919 года в Старице, как это я слышал в Твери от Исполатовского Василия Алек¬сеевича 10 августа 1919 года. Умер от сыпного тифа, заразившим им в тюрьме, куда был заключен как заложник. В последний раз я его видел 27 августа 1918 года, т. е. почти год тому назад. Тогда я приобрел у него журнал «Тверскую Старину» и ряд брошюр; осматривал с ним Успенский монастырь и остатки фундаментов от строений на Старицком городище. Он имел: книжный магазин, метеорологическую станцию, музей местной истории, типографию, парикмахерскую. Он был: книгоиздателем, издателем газет и журналов, археологом, метеорологом, автором книг по археологии, по метеорологии и газетных статей по политическим вопросам».

K сожалению, восстановить с помощью документов подробности заключения И. П. Крылова в тюрьму практически невозможно, исследование его судьбы в архивах вообще наводит на мысль, что когда-то до тебя по всем делам, где упоминалось имя Крылова, прошла какая-то «Коза-ностра». Так, например, даже если значится, что «дело» содержит в себе запрос Тверского Губернатора об обоих руководителях журнала «Тверская Старина», то из хранившихся в нем документов почему-то обнаруживается в наличии только та часть бумаг, которая касается соредактора Крылова - А.Н. Вершинского, а все то, что имело отношение к самому Ивану Петровичу, оказывается «выбывшим» неизвестно куда. Запретность темы, напоминающая о себе не стертой с архивных формуляров буквой «С» («секретно»), вообще характеризует материалы, так или иначе имеющие выход на проблематику «черносотенства» и связанного с ним «еврейского вопроса». Сейчас, освобождаясь от тяготеющих над нами идеологиче¬ских догм и слишком жестких, однозначных схем, мы по-другому и не столь прямолинейно, чем прежде, оцениваем события, происходившие в начале XX в. Но кое-какие выводы в связи со взятием в заложники Ивана Петровича Крылова сделать тем не менее можно.

Как сообщает в своей записи Иван Иванович Соколов, в последний раз он видел старицкого краеведа Крылова на свободе 27 августа 1918 г. Через неделю, 5 сентября 1918 г., лидер большевиков Владимир Ульянов-Ленин благословит начало всероссийского «красного террора», и в числе первых этот удар обрушится на представителей именно черной сотни, которых начнут расстреливать по всей стране без всякого суда и следствия. Да собственно, это начнут делать еще раньше, не дожидаясь ленинского сигнала. Так, например, еще в те дни, когда Соколов видел Крылова (а точнее - за четыре дня до их встречи, то есть 23 августа 1918 г.), в Москве, на Ходынке, был расстрелян видный член крупнейшей в России черносотенной ор¬ганизации - «Союза русского народа» - протоиерей Иоанн Восторгов. Позже, в числе заложников (а практика заложничества, похоже, стала к тому времени нормой жизни) был казнен известный литературовед-пушкинист Б. Никольский, Епископа Гермогена красноармейцы утопили в речке Туре...

В это время по всей стране ширится истерия «красного террора», который захлестнул буквально все глубинки России. Красноречиво об этом говорит принятая крестьянами Иверовской волости Старицкого уезда резолюция, напечатанная в местной уездной газете «Вестник Старицкой Коммуны» под № 124 от 26 октября 1918 г.: «...Пе-реполняй ими (капиталистами - А.Ш.) тюрьмы как заложниками, держи их, и за каждого убитого борца за свободу и царство труда, расстреливай их сотнями...».
*****
Иван Петрович понимал, что с приходом к власти большевиков произойдет нечто ужасное не только с Россией, ее народом, культурой, но и с ним. Ему чуть более пятидесяти, возраст, при котором появляется мудрость, жизненный опыт, когда уже не надо прилагать особых усилий, чтобы достигнуть вершины в творчестве, надо сделать только шаг... Но чудовищный режим, с самого начала своего возникновения ненавидевший интеллигенцию как своего главного врага, со всей свирепостью обрушился на самую думающую и независимую часть этой интеллигенции, на энтузиастов-краеведов.

Теперь не трудно представить себе, что означало все это для Крылова. Все достигнутое - теперь не в счет. Горечь не сбывшихся надежд, мучительное сознание крушения жизненной и творческой судьбы, душевная раздвоенность свободы своих действий и отлучения от всяких дел, состояние человека, отброшенного от родного берега и никогда уже не приставшего к другому. На поверхность же выступают иные заботы, вполне прозаичные, житейские - что будет с ним и с его семьей, как дальше жить?

Выбора, по существу, не было, Иван Петрович Крылов стал совер¬шенно не нужным для новой власти. Почетный гражданин города стал никем, ограбленный новой властью, он ей теперь был абсолютно без надобности.

Скупые сведения можно почерпнуть из протоколов заседания ликви¬дационной комиссии. В первые годы Советской власти мучительно вызревали новые формы городского управления. Созданное муни¬ципальное хозяйство города постепенно подчинило себе все городское имущество. По постановлению Старицкого Уисполкома от 10 мая 1919 г., было изъято 86 домовладений. Под номером 66 есть дом Ивана Петровича Крылова. Эту работу проводило Главное Управление Коммунального Хозяйства во главе с членом Коллегии НКВД Земблюхтером и членами уездного исполнительного комитета.

В акте передачи уездной типографии в ведение Старицкого коммунального хозяйства от 20 июня 1923 г. перечислено имущество и машины типографии и переплетного отделения. Все оборудование было оценено в 5015 рублей 70 копеек. Внизу акта была приписка: «Сдал заведующий Старицкой уездной типографии Д. Мамонов в ведение Старицкого уездного коммунального хозяйства. Стоимость занижена на 40-60 процентов, исчислена в золотых рублях 1913-14 гг. Всего сдано 68 машин и оборудование». Бывший магазин Крылова под книжный склад стал использовать Старицкий школьный образова¬тельный отдел.

Куда «ушел» весь накопленный Иваном Петровичем архивный материал - неизвестно. Правда, найденный в Тверском архиве документ показывает, как пытается спасти и сохранить накопленный исто¬рический материал большой друг и бывший редактор журнала «Тверская Старина» Анатолий Николаевич Вершинский. В это время он работает учителем в Микулинской сельской школе 3-ей ступени Старицкого уезда. В докладной записке Старицкому Управлению народного образования Анатолий Николаевич предлагает разработать пособия по истории культуры местного края и по возможности их издать. На что поступает решение УНО: «Поручить школьному работнику А. Н. Вершинскому взять на себя издание «Альбома памятников первобытной культуры, этнографического искусства Старицкого уезда». Предложить Подотделу Искусств немедленно из Государственной Типографии взять все клише, относящиеся к таковому изданию, принадлежащие бывшей типографии Крылова».
*****
В Государственном архиве Тверской области в описи фонда Ста¬рицкой уездной милиции за 1917-1920 гг. имеются свыше 60 дел, заведенных на каждого купца и мещанина, взятых в Старице в за¬ложники в августе-сентябре 1918 г. Дело под номером 144 заверено было на Ивана Петровича Крылова. Оно начато 7 сентября, видимо, это и есть день взятия его в заложники, и окончено 9 ноября 1918 г. К сожалению, вот вам еще один пример, дело «выбыло». Кры¬лова, в качестве заложника затолкали в тифозную тюремную камеру. Никто так и не узнает, что пережил, передумал Иван Петрович, сидя на тюремных нарах. Но факт остается фактом: он был унижен, грубо и жестоко. В тюремной камере его держали до тех пор, пока он не заразился и болезнь не приняла необратимый характер. И только тогда, уже обреченного, его отпустили домой, где через несколько дней, а именно 16 ноября он и умер от сыпного тифа, предвосхитив последним шагом судьбу одного из своих вождей - В.М. Пуришкевича, амнистированного незадолго до того Петроградским ревтрибуналом и умершего впоследствии в Новороссийске от того же сыпного тифа, что и Крылов.

Как и положено, жена Крылова - Ольга Михайловна оплакивала покойного да и осталась вековать с сиротами трудный вдовий век; когда окончила свои дни, пока не известно. В Старице, вместе с ма¬терью, оставались 8 детей. Так почетного гражданина города Старицы «отблагодарила» новая власть за большую общественную работу.
*****
Прожив в нашем городе более 30 лет, Иван Петрович оставил здесь свою душу. Невидимая нить и сейчас связывает его с этим городом. Крылов вот уже 100 лет является заложником нашей эпохи. Где могила Почетного Гражданина Старицы? Где Память о нем неблагодарных потомков? Ах, если бы не хранили молчание те, кто знал его, ведь именно они могли бы многое рассказать в свое время о Крылове, жизнь которого прошла перед их взором...

А на главной, некогда Широкой улице, у обочины шумной дороги, стоит тот самый двухэтажный каменный дом. Это то место, где 100 лет назад прозвучали и затихли последние слова издателя, краеведа и патриота - Ивана Петровича Крылова - заложника эпохи. И только в 1997 г., благодаря бывшему директору типографии Геннадию Ивановичу Горцу на здании появилась скромная вывеска, на которой были такие слова: «С 1899 года типографией заведовал почетный гражданин города Старицы Иван Петрович Крылов». Но и эта табличка вскоре бесследно исчезла.

19 мая 2011 года в Старице благодаря тверской общественности, и в первую очередь редактора возобновившегося журнала «Тверская старина» Татьяны Константиновны Пушай на доме Ивана Петровича Крылова появилась памятная доска «В этом доме с 1911-1913 гг. Почётный гражданин г. Старицы И. П. Крылов и А. Н. Вершинский печатали журнал «Тверская старина».

С 2016 г. в Старице проходят традиционные ежегодные Крыловские чтения, организаторами которых выступили Старицкий краеведческий музей и районный клуб «Краевед». Материалы и доклады Региональной научно-практической конференции за 2016 и 2017 года опубликованы в двух сборниках.

 Восстановление исторической памяти сегодня в равной мере необхо¬димо как погибшим, так и всем нам, живущим и продолжающим писать историю современной России. Хочется верить, что род Ивана Петровича Крылова все же не пресекся, что где-то остаются ещё на земле его внуки, правнуки... Дай Бог, чтобы они и вправду были, и чтобы никто из них не оказался сегодня в стане гонителей своего предка-патриота! Ведь в политической неразберихе нынешней ситуации в России так непросто установить для себя ту единственную - истинную сторону...


2432
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости из районов
Предложить новость