16 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
К началу
Новости дня
Общество 01.06.2018

Страницы жизни Александра Тягунова

Сегодня одному из самых известных людей Верхневолжья, большому другу нашей газеты, заслуженному строи­телю России, лауреату Государственной премии РФ, доктору экономических наук, депутату Государственной думы трех созывов, действующему депутату Законодательного собрания Тверской области Александру Тягунову исполняется 78 лет.

О времени, о людях, о судьбе...

Возраст, конечно, не юношеский, но Александр Александрович по-прежнему полон энергии, оптимизма и желания трудиться на благо родной земли.

Еще одним подтверждением этого стала книга воспоминаний Александра Тягунова «Время. Люди. Жизнь», которую буквально на днях выпустило тверское издательство «Города России».



Как в капле воды отражается весь океан, так в новой работе Александра Тягунова отражаются все наиболее значимые события из истории нашей области второй половины минувшего века и первых лет века нынешнего, а также рассказывается о людях, которые эту Историю творили…

Мы поздравляем Александра Александровича с днем рождения, желаем ему всего наилучшего и публикуем небольшой фрагмент из его книги.

ВРЕМЯ. ЛЮДИ. ЖИЗНЬ

…В первый момент я не понял, что он пришел, чтобы убить меня. Да и с чего бы я мог это понять? Он ведь назвал имя моего сослуживца, сказал, что якобы тот и прислал его ко мне.

Разумеется, я открыл калитку, разумеется, пригласил его войти.

Он переступил порог и остановился. И правую руку из кармана не вытащил.

Конечно, я не знал, что в кармане он сжимал нож…

Он старался не смотреть мне в лицо, старался не встретиться со мною глазами. И я почувствовал что-то недоброе. Но когда понял, зачем он пришел, было уже поздно: нож блеснул, и первый удар он нанес.

Мне кажется, он рассчитывал, что второго удара и не понадобится…

Не скажу, что я не почувствовал страха. Но страх страху рознь. Мы все боимся смерти. Всем хочется жить и продолжать делать свое дело.

Свое дело я всегда делал только на совесть…

Делал?

От мысли, что думаю о себе в прошедшем времени, все во мне возмутилось. Какая-то пружина внутри рванула вверх, распрямляя тело и придавая сил!

Он понял, что одним ударом свое дело не сделал. И началась борьба за жизнь…

Ко мне вернулся дух бойца, я вспомнил, чему учил меня дед Василий и даже успел подумать, что, если они решили убрать меня, убить, значит, я делаю все правильно. Потому-то они и поняли, что ни запугать, ни заставить меня отступить им не удастся…

Я почувствовал жуткую боль. Жуткую. Какую никогда до этого не испытывал, хотя, что такое боль, давно уже знал не понаслышке. А тут еще боль физическую усилила боль душевная – от сознания, что кто-то решил за меня, жить мне дальше или не жить…

Я напряг все силы, собрал их в кулак и бросился на него! И он, матерый убийца с ножом, убежал.

Обессиленный, теряющий сознание от боли невыносимой, я не понимал, жив я или же…

Чем дольше я живу на этом свете, тем больше убеждаюсь в справедливости мысли о том, что всю долгую и сложную жизнь человека, наполненную самыми разными событиями, определить может один-единственный кумир, идеал, которым в детстве человек восхищался и которому хотел подражать.

Мне в этом плане повезло несказанно: у меня был дед Василий.

Все мои детство, отрочество и юность прошли рядом с этим замечательным человеком, прошли под его влиянием, были пронизаны его светом, и свет этот видится мне в самые трудные минуты до сих пор. Как свет далекого маяка, указывающего кораблю верное направление к берегу.

…В доме через улицу от нашего – очередной скандал. Иван получил аванс, с мужиками из цеха на совесть отметил это дело, пришел домой – и давай по обыкновению гонять свою благоверную.

Та – в слезы, в крик, попыталась было урезонить мужа своими силами, но, получив пару раз тяжелой рабочей рукой по спине, бросила это безнадежное и опасное дело и прибежала, естественно, к нам. Как и все в нашей слободе прибегали, когда в доме у них случались скандал, драка или, не дай бог, какое несчастье…

Взъерошенная, зареванная соседка прибегает, толком объяснить ничего не может, но тут объяснять, собственно, ничего и не надо, все и так понятно.

Защитите, Василий Петрович, спасите! Совсем разбуянился ирод! Всю посуду сейчас перебьет, а ее в доме и без того раз, два и обчелся…

Дед Василий кивает, ставит чашку, из которой потягивал обжигающий чай, встает.

– Ну, куда ты? Зачем? – с укоризной причитает вслед ему бабушка, хотя по опыту знает, что причитает напрасно. – Ты участковый им, что ли? Пусть участкового зовут!

В ответ уже от двери дед бросает через плечо:

– Я скоро.

И выходит на улицу.

Я выскальзываю за ним.

– Ты-то куда, Сашка?! – всплескивает руками бабушка. – Вернись сейчас же, а то получишь!

Но поздно. Крадучись, на некотором расстоянии позади, я следую за дедом и так же украдкой жмусь к окну дома, в который он входит тяжелыми, неторопливыми, основательными шагами. Уже по этим шагам понятно, что пришел человек, который слов на ветер не бросает.

Вижу через окно дядю Ивана. Он сидит, уронив голову на руки, которыми упирается в стол, и мычит что-то нечленораздельное.

Перед ним ополовиненная бутылка водки, стакан, ломоть черного хлеба да надкушенная луковица.

В комнату входит дед, садится напротив дяди Ивана. Тот поднимает голову, с трудом, но все-таки узнает деда, вздыхает тяжело и даже обреченно.

– Такие вот пироги, Петрович… С котятами, – криво усмехается дядя Иван. – Их ешь, они пищат.

Дед кивает:

– Отдыхаешь?

– Ну! Только баба моя, гадина, мешает!

– Это понятно, – вроде как сочувственно говорит дед.

…Через полчаса дед выходит из дома, где непробиваемым сном уже спит урезоненный им дядя Ваня, а расстроенная жена его наводит чистоту и порядок.

Теперь я от деда уже не прячусь, и мы возвращаемся домой бок о бок.

При этом он ничего мне не говорит, нравоучений не читает, не воспитывает.

Да и зачем тут слова? Поход к дяде Ивану уже сделал свое дело: я еще больше зауважал деда, еще больше захотел вырасти похожим на него…

Так получилось, что при родителях, которые также проживали в Калинине, я воспитывался у деда с бабушкой – у Василия Петровича и Марии Николаевны Макаровых.

Жили мы в Красной слободе – городском районе частных домов, который и тогда, и сейчас населяли и населяют преимущественно работники знаменитой хлопчатобумажной фабрики «Пролетарка».

Родился я в 1940 году, поэтому военное время практически не помню, зато послевоенные годы стали для меня периодом по-настоящему счастливого детства. И в этих словах нет ни капли преувеличения: детство у меня и моих сверстников было именно счастливым.

Моими закадычными друзьями в те годы первого знакомства с миром, первого знакомства с взаимоотношениями между людьми стали соседские мальчишки – такие же непоседливые, неугомонные, как и я, сорвиголовы Валерка Покровский, Генка Зыков, Валюха Гусев, Санька Гусев и еще один Валюха – Зеленов.

Правда, последний из них жил не на нашей улице, а на Пухальской, через канаву от нас, но это не мешало ему быть полноправным участником нашей неугомонной, вездесущей шайки-лейки.

Сказать, что мы озорничали, – это ничего не сказать! Но при всем при том каждый из нас испытывал постоянную, понимаете, непреходящую гордость за нашу Родину.

В те годы нам не хватало всего: одежды, обуви, игрушек, сладостей. Да что там сладостей? Нам элементарно не хватало еды. В те времена мы досыта наедались не часто. Да и ели-то мы все больше макароны с картошкой.

Но не хлебом единым…

И это так, это, действительно, так! Не хлебом единым живет человек, если под жизнью понимать не тупое, бездумное существование, а полет души, чувство собственного достоинства, гордость за то, что принадлежит он к чему-то великому.

И вот это все у нас было!..

Мы жили в стране, которая буквально только что одержала величайшую за всю историю человечества Победу. Причем Победу не только военную, но трудовую и, пожалуй, самое главное – Победу нравственную, духовную.

Наша страна победила, преодолев все мыслимые и немыслимые трудности. И мы, дети, со всей искренностью наших чистых, горящих сердец гордились тем, что являемся гражданами Страны Советов, являемся маленькими крупицами великого народа, который принес свободу и, как мы не сомневались, счастье всему миру.

Понимание этого делало нас такими счастливыми, какими не могут сделать ни пачки печенья, ни банки варенья, ни килограммы конфет.

И еще… Мы были счастливы, потому что наше будущее было конкретным и определенным. Во всяком случае, нас так воспитывали, так учили, а человек живет тем, что он знает, живет так, как он воспитан…

Наше поколение до сих пор руководствуется теми принципами, теми представлениями о Добре и Зле, о Долге и Чести, которые вложили в нас учителя, родители и старшие товарищи в самом раннем возрасте.

И я по-прежнему нисколько не сомневаюсь, что это правильные представления и принципы…
550

Возврат к списку

В Сандово прошел традиционный фестиваль меда ВИДЕО
Любители этого природного деликатеса съехались в Сандово уже в шестой раз. Как всегда, были выбраны победители в номинации "Лучший мед-2018". Кроме того, гостям фестиваля представили все разнообразие лекарственных трав, произрастающих в Тверской области.
16.08.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость