20 Июля 2019
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Культура 29.11.2018

Русское присутствие на международной территории театра

Корреспонденту «Тверской Жизни» посчастливилось в ноябре побывать в Азербайджане, увидеть Баку, поистине город-сказку, походить по его прекрасным узким улочкам.

Поверх барьеров


А еще посмотреть несколько спектаклей II Международного театрального фестиваля m.a.p. (music, art, performance), проходившего здесь в эти дни.

Основал его Камран Шахмардан, азербайджанский актер и режиссер, который в десять лет дебютировал в первом советском детском детективном фильме «Шкатулка из крепости» и в течение следующих пяти лет снялся в главных ролях еще в девяти картинах.

Он учился актерскому мастерству в Швеции, сейчас ставит спектакли в Азербайджане, Финляндии и России. Последние 15 лет живет и работает в Финляндии и Эстонии, руководит созданным им театром-фестивалем «White and black». Почетный член фонда культуры Европы, Камран Шахмардан заслужил признание не только как театральный режиссер, но и как художник.

Без гравитации


Левитация, клоунада, балет, драма, опера, танец-модерн – кажется, не было жанра, который не был представлен на этом фестивале. Благодаря Камрану Шахмардану программа получилась яркой и необычной – руководствуясь концепцией «театр без границ», он пригласил в Азербайджан самые популярные коллективы из Дании, Эстонии, Германии, Ирана, Италии, Японии, Швейцарии, Великобритании и России. На восьми главных театральных площадках Баку они сыграли 16 спектаклей, больше половины из которых – наши, то есть или российских театров, или по произведениям русских авторов.

Это кукольные спектакли Московского театра «Бродячая собака» – «Каштанка» и «Гадкий утенок», во время исполнения которого звучал не человеческий, а исключительно «птичий» язык, Российский центр «Искусство для людей», представивший мюзикл «Летучий корабль», а также театр «Балет Москва» с постановкой Александра Пепеляева «Кафе Идиот», удостоенной премии «Золотая маска».

Зрители увидели спектакль Эстонского русского театра «Утиная охота» Вампилова режиссера Камрана Шахмардана, дебютировавшего, кстати, на эстонской сцене спектаклем по Гоголю.

Артисты из Японии сыграли спектакль «Дядя Ваня», единственной декорацией которого был белый рояль, а лейтмотивом – зажигательные «Очи черные».
Мариинка представила современную версию оперы Йозефа Гайдна «Необитаемый остров». Кукольный театр из Германии показал постановку «Ничья земля», историю навечно привязанного к одному месту пугала, и «Дом клоунов», где рассказывается о современных людях, узниках домов-тюрем, собственных привычек и надуманной рутины.

Британский клоун Крис Линам сыграл два странных интерактивных представления – «Теат­ральное чудовище» и «Эрик Фред». Датский королевский модерн-балет станцевал спектакль «Сирена», а труппа из Ирана очень необычным языком, свойственным всем фестивальным работам, рассказала историю каджарского шаха в «Ага Мухаммед хане».

А открыло театральный форум феерическое шоу «Aria» итальянской труппы No Gravity Theatre – синтез левитации и музыки. Во время исполнения этой барочной оперы певцы и музыканты, танцуя, летали по воздуху. Арии Монтеверди, Вивальди и Перголези звучали на фоне гигантских шмелей, плывущих по небесам лодок и потрясающей воображение хореографии.

Мы тесно связаны с Россией


– В России много фестивалей, одна «Золотая маска» чего стоит, – сказал Камран Шахмардан в беседе с корреспондентом «ТЖ». – Мы только начинаем. Я люблю театр без границ – начиная с клоунады, заканчивая кордебалетом.

– Какому жанру вы все-таки отдаете предпочтение?

– Все жанры для театра хороши. Главное, чтобы люди не остались безразличны, чтобы они могли выбирать между всеми возможными направления. Театр – это полифония, огромная палитра выбора.

– Предполагаете ли вы сделать конкурс на основе фестиваля?

– Это невозможно. Произведения в совершенно разных жанрах не могут друг с другом состязаться. Мы можем только привезти и показать самое лучшее.

– Среди участников фестиваля много русских театров.

– Мы тесно связаны с Россией, хотим того или нет. У нас есть мост – русский язык и русская культура, общее прошлое – царская империя и Советский Союз. Театр, да и вообще русское искусство оказывают сильное влияние. Я представил на суд зрителей один из лучших коллективов России – «Гоголь-центр» – и думаю, зрители оценят эту смелую хорошую постановку. Да, нам, конечно же, не хватает таких спектаклей. Вот это и есть новая драма, хотя драматургия и построена на классической литературе.

– Вы говорите «мы», имея в виду Эстонию, Финляндию или Азербайджан?

– Я имею в виду профессионалов, независимо от того, где они живут и работают. Театральный кризис в Европе, к счастью, прошел, а у нас он еще в разгаре. Для того чтобы сделать шаг в сторону прогресса, надо изменить отношение к театру. Само общество должно стать более смелым, чтобы показывать ему свои чаяния – ведь театр – это зеркало общества. А мы должны ловить эти идеи, работать, ставить правильные вопросы. Театр не отвечает на вопросы, ни на один. Он их ставит. А отвечает себе сам зритель.

– Что вы думаете по поводу региональных, так называемых репертуарных театров? Считается ли таковым ваш театр в Финляндии?

– У нас театр нерепертуарный. Мы играем спектакль максимум 40 раз, а потом снимаем его. Я думаю, будущее за таким театром, а репертуарный – доживает свое время. Театр должен быть гибким, мобильным, современным, а для этого нужно постоянно реагировать на то, что происходит в обществе. Если спектакль свое отработал, его нужно снимать с репертуара, каким бы он ни был гениальным.

Кому на Руси жить хорошо


Завершился фестиваль спектаклем «Гоголь-центра» «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова, отличавшимся потрясающими режиссерскими находками и необычным музыкальным решением. «Под песни наши рабские, под музыку холопскую» – под исполняемые вживую хиты советской эстрады – мужики искали счастья, а во время антракта, приняв бомжатский вид, бродили по фойе академического театра драмы. Так они готовили зрителей к восприятию второй части – страшной «Пьяной ночи», во время которой вообще не произносилось ни слова, весь ужас этой картины был показан языком пластики.

Как обозначить жанр спектакля, в котором так выразителен театральный язык, где так уместны и русские заклинания, и песни Егора Летова – драма, перформанс, фолк-, рок-опера? Спектакль производит такое сильное впечатление еще и потому, что здесь смело раздвигаются жанровые границы. Об этом говорил и Камран Шахмардан, отбирая со всего мира коллективы: «Стирая границы между различными театральными формами, мы хотели бы продемонстрировать богатство инструментальной палитры современного театра – от уличного балагана до оперы и балета, от аудиовизуальной продукции до клоунады. Подчеркнув многообразие, мы тем самым предоставим публике свободу выбора».

Сравнивая то, что мы увидели на фестивале, с тем, что делают театры Тверской области, испытываешь неожиданную радость: а ведь хорошо жить! У нас нет театрального кризиса, сценическое искусство испытывает подъем – последние лет 15–20, спросите театралов, они подтвердят, стали привычными аншлаги. В прошлом остались стремление охранять завоеванные позиции и страх перед всем необычным, нетрадиционным. И уж никак нельзя упрекнуть режиссеров в том, что они не ищут новые формы. Вот за этим-то люди и приходят в театры.
Автор: Марина БУРЦЕВА
1150
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость