16 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 06.07.2018

Разговор о джазе с известным тверским музыкантом Алексеем Бабенковым

– Чтобы понять джаз, его надо слушать. А чтобы его играть, надо очень много слушать. Анализировать, брать интересные куски, добавлять свое. Считается, что на всей планете только 2% людей чувствуют джаз.

Разговор с Богом

Рассказ о джазе Алексея Бабенкова, известного тверского музыканта, преподавателя класса ударных инструментов Тверского музыкального колледжа, можно сравнить со сложным музыкальным произведением – он напевает мелодию, отстукивает ритм, показывает сразу все инструменты оркестра:

– Это «Take Five» Дейва Брубека и Пола Дезмонда. Или вот – «Moanin`» Боби Тиммонса. Ну а это вы, конечно, сразу узнали – как говорится, какая свадьба без баяна, какой концерт без «Каравана».

Барабаны, и не только

Алексей родился в Вышнем Волочке, учился в музыкальной школе по классу баяна, в саду своего дома играл на старой разбитой гитаре. В составе ансамбля «Ритмы Волока» играл на танцах, как многие мальчишки начала 70-х, всем группам предпочитал «The Beatles», «Nazareth», «Led Zeppelin», «Deep Purple».

Если барабанные палочки Алексей взял в руки в детстве – когда его принимали в пионеры, бить в барабан доверили именно ему, то с джазом познакомился спустя годы, и это был настоящий шок. В 1972 году по телевизору показали джазовый концерт памяти Армстронга. Для советского человека, а тем более юного музыканта стала потрясением игра Каунта Бейси, Дюка Эллингтона, Диззи Гиллеспи и ударника Джина Круппа.

С этого дня началось увлечение джазом. Старшая сестра, студентка Новгородского музыкального училища, привезла пластинку Вацлава Заградника, сказала: «Наши эстрадники покупали, говорят, что здорово». Алексей поставил диск на проигрыватель, послушал. Уровень игры оценил уже потом, а тогда подумал: «Что за бред?». Но, послушав еще раз, уловил новую интонацию. И еще раз поставил и почувствовал интересные мотивы...

Окончив школу, выучился водить машину, после армии работал в Москве водителем, копил деньги, чтобы жить и учиться в Ипполитовке. И все это время, полтора года, занимался музыкой. Но в итоге в 1978 году поступил в Тверское музыкальное училище, где вместе со своими однокурсниками сразу столкнулся с проблемой: только что ушел преподаватель. Бабенкову, как самому взрослому, поручили искать замену ему в Гнесинке. В Москве познакомился с Игорем Брилем, который свел с Георгием Должиковым, концерт­мейстером группы ударных инструментов в оркестре кинематографии. Учиться у такого мастера было большой удачей.

Занятия Георгий Иванович проводил у себя дома на Каховке, куда начинающие барабанщики приезжали два раза в неделю. Но поскольку педагогу и без тверских студентов нагрузки хватало, вскоре ему на смену пришел его лучший ученик Бабенков – с 1981 года официально, а фактически еще раньше.

– Но не надо думать, что наша специальность – это только барабан, – объясняет Алексей Геннадьевич.

– Студенты учатся играть на нескольких базовых инструментах, таких, как малый оркестровый барабан, ксилофон, виброфон, литавры, ударная установка. На барабанах учиться сложно. Судите сами: скрипач все шесть часов в день занимается только скрипкой, пианист – только фортепиано, а барабанщик должен разделить свое время минимум на пять базовых инструментов и на каждом должен играть как виртуоз.

Поверить алгеброй гармонию

Алексей Геннадьевич преподает студентам музыку 40 лет, а с появлением детского отделения – еще и школьникам. Не все могут стать его учениками, поскольку он предъявляет повышенные требования к чувству ритма, координации, пониманию взаимодействия внутри такта. Кому-то слух еще надо развить, ритм – разбудить, а некоторым он сразу ложится на душу. Но чему надо учиться всем без исключения, так это импровизации.

– Элла Фитцжеральд говорила: «Я делаю вид, что разбираю аккорды». Она поет, как Бог ей диктует. А мои ученики – обычные люди, им надо двигаться step by step, разбирать аккорды, постепенно ускоряя темп обучения. Не все они потом играют в оркестре, но все хорошо понимают музыку.

Музыкальный колледж – единственное учебное заведение в Твери, где учат играть классику, а также эстраду и джаз, здесь Алексей Геннадьевич преподает «Основы импровизации», ведет эстрадно-джазовый ансамбль.

Одно печалит: кому оставить в наследство свои проекты «Ударная Среда в Твери» и «Джазовые импровизации Алексея Бабенкова»? А после недавней поездки в Ярославль музыкант сделал грустное открытие: в городе несколько разных музыкальных коллективов, в филармоническом оркестре играют шесть барабанщиков. А в Твери – только один… А всего в нашем городе только четыре барабанщика, которые профессионально играют и преподают. Все они его ученики.

Музыка любви

– Если классическая музыка – это гармония и умиротворенность, а рок – протест, то джаз – музыка любви, – рассказывает Алексей Бабенков.

– Он родился из радости победы в гражданской войне Севера над Югом, из танцев в портовых кабачках, полноты жизни. И что еще важно, рок-музыку люди играют, отвернувшись друг от друга, в джазе все иначе – один играет, другой ему подыгрывает. И если я ему плохо подыгрываю, ничего не получится. В этот момент я его, своего товарища, люблю. Он закончит свое соло, вступлю я, и тогда он будет мне подыгрывать. Перекличка, как в футболе: пас подхватил, передал.

Глаза рассказчика горят, он так эмоционально и вдохновенно объясняет эту мысль, что начинаешь слышать этот сбивчивый ритм.

– Элла Фитцджеральд сравнивала джаз с поездом, вагоны которого изо всех сил упираются назад, а локомотив со всей дури тянет вперед, а весь состав идет со скоростью 60 км в час! Я учу играть не четко по нотам, а так: басист атакует, барабанщик – в метрономе, солист оттягивает время, тормозит. Получается конфликт аккомпанемента с солистом. Когда что-то не так, это отчего-то здорово. В импровизации есть развитие, кульминация, музыка звучит то тихо, то громко, то пианиссимо, то фортиссимо. Но это трудно для восприятия.

Шансон легко усваивается, хоть душа и протестует. Музыка диско действует на физиологию – ритм 120 ударов в минуту, не можешь понять, почему ноги сами в пляс идут. И поэтому молодые музыканты уходят от свинга, стали появляться такие направления в джазе, как танцевальный, атональный, авангардный, современный, приближенный к року – здесь барабанщик уже простоту играет, чтобы какой-нибудь бизнесмен купил нашу запись и поставил в своей машине: ему кажется, он сам так сможет сыграть. Импровизация осталась, но припопсованность аккомпанемента меня отталкивает.

Алексей Бабенков вспомнил в тему анекдот: «На концерте джазовой музыки в первом ряду сидят люди в малиновых пиджаках. Слушают, ничего не понимают, в перерыве подходят к музыкантам. «Ну че, ребята, не получается?» – сочувственно обращаются к ним».

Есть ли у джаза конкуренты?

– Я хочу, чтобы все было по гамбургскому счету, – говорит барабанщик, – чтобы ребята понимали шик свинга. Кстати, на его странице в Вконтакте девизом стоит фраза «It don’t mean a thing, if it ain’t got that swing!», которую можно перевести так: «Все не важно, если нет свинга».

Самая интересная для него музыка, свинг, началась с эры биг-бэндов в 30-е годы прошлого века. На ней раньше строился весь джаз. В этом стиле играли Диззи Гиллеспи, Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси, Глен Миллер. Из джаза вышел рок-н-ролл, из него – рок, затем – современный джаз, с прямым ритмом.

В книге Владимира Варламова «Джаз-Тверь» музыканты делились своими мыслями. «Конкурировать с джазом может только классическая музыка, – написал Алексей Бабенков. – И то вряд ли». Моцарт и Бах в джазовой обработке – вот его идеал. В связи с этим он вспоминает, как в свинге сыграл Чайковского Сергей Жилин, вызвав при этом восторг всех почитателей классической и джазовой музыки.

Победой российского джаза называет тверской барабанщик событие, которое произошло в апреле этого года – трехдневный джазовый фестиваль в Мариинке и большой концерт в Московском доме художников, где Тверь представлял Алексей Бабенков. Так отметил Всемирный день джаза, утвержденный ЮНЕСКО несколько лет назад, Игорь Бутман. До этого на всемирном джазовом горизонте России не было, теперь оркестр Бутмана признан одним из лучших на планете.

– Это были потрясающие концерты! Вообще, я, когда играю, улетаю. Один мой приятель как-то сказал: тебе не надо в церковь ходить. Когда ты играешь на барабане, уже с Богом говоришь. Кстати, по китайскому поверью, игра на барабане – разговор с Богом… Я бы хотел, чтобы меня так похоронили: на кладбище идут, как положено, под грустную музыку, а обратно – под веселые мелодии джаза, например, под одну из моих любимых вещей – «Moanin`» Боби Тиммонса.

Наше досье

Алексей Бабенков – почетный работник культуры и искусства Тверской области, лауреат джазовых фестивалей, трех премий губернатора Тверской области, член правления Тверского музыкального общества, представитель барабанщиков России на международном сайте «FunkyDrummer».
Автор: Марина БУРЦЕВА
477

Возврат к списку

В Сандово прошел традиционный фестиваль меда ВИДЕО
Любители этого природного деликатеса съехались в Сандово уже в шестой раз. Как всегда, были выбраны победители в номинации "Лучший мед-2018". Кроме того, гостям фестиваля представили все разнообразие лекарственных трав, произрастающих в Тверской области.
16.08.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость