18 Октября 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
К 100-летию образования органов безопасности Российской Федерации 15.06.2017

Переиграть спецслужбы врага было особым искусством | Липа под сенью «Дуба»

Фотограф: АРХИВ ЖУРНАЛА «ФСБ: ЗА И ПРОТИВ»

Мало кому известно, что в годы Великой Отечественной войны на территории Калининской области успешно проводились радиоигры со спецслужбами противника. В результате осуществлялась стратегическая дезинформация немецкой разведки и военного командования, перехватывались каналы проникновения вражеских агентов в тыл Красной армии, появлялась возможность внедрить своих зафронтовых агентов в разведывательно-диверсионные школы Абвера и «Цеппелина».

Щука и Орел

В мае 1942 года в район Сандова были сброшены на парашютах два вражеских агента-разведчика. После приземления они явились с повинной в ближайший орган советской контрразведки и рассказали много интересного. Шпионскому ремеслу перед заброской в советский тыл их обучали в Прибалтике. Во время тщательной подготовки они вызубрили шифры, условные знаки для радиопередач, заучили легенду. Уже на сандовской земле должны были, замаскировавшись в лесу, сообщать сведения о движении поездов через станцию Овинище. Особую важность представляла информация об артиллерийских и танковых частях. Абвер интересовало также расположение аэродромов, лагеря немецких военнопленных, моральное состояние солдат, есть ли среди них недовольные. После выполнения задания агенты должны были перейти фронт на участке Нелидово – Оленино.

Настоящие их фамилии – Антонов и Милюков, по кличке Щука и Орел. Узнав, что Антонов радист, гитлеровцы предложили ему два выхода: или работать на них, или умереть в лагере. Он твердо решил: прийти к своим в полном снаряжении шпиона-радиста со всеми шифрами и кодами. Разумеется, об этом намерении бывший старшина ни с кем не делился, даже со своим напарником по заданию. Откуда мог знать Антонов, что Милюков уже давно, через мучительные раздумья, пришел к тому же решению?

Прыжок в советский тыл диверсанты совершили с двухмоторного «хейнкеля». Ни в каком лесу маскироваться не стали, а сразу пришли в ближайший сельсовет. Отдали револьверы и попросили председателя вызвать контр­разведчиков. Вот таким был пролог к будущей радиоигре с противником. Калининские чекисты работали в тесном контакте с военной разведкой. Важно было не допустить переброски немецких дивизий с одного участка фронта на другой. Гитлеровское командование должно было все время ожидать наших активных действий и поэтому сохранять прежнюю группировку. Цель – чтобы противник не снял с этого выступа фронта ни одной части. Поэтому так нужна была его дезинформация.

«Биг», я «Дуб»!

Задание вступить непосредственно в радиоигру с противником получили капитан госбезопасности Пухов и командир радиовзвода Тюрин. Ранним утром на поляне под огромными лапами ели расположились трое. Высоко на дерево была заброшена антенна. Человек с наушниками склонился над радиостанцией. Угрюмый лейтенант неотступно следил за движениями радиста, и тот заметно волновался. Пухов посмотрел на часы:

– У вас все в порядке, Антонов?

Радист кивнул головой.

– Сначала можете обменяться любезностями. Потом передадите вот эту радиограмму, – капитан вынул бумажку с зашифрованным текстом. – Сделайте все точно, без ошибок. Это, Антонов, в ваших интересах.

Радист повернул побледневшее лицо:

– Есть! Заговорили!

Морзянка, захлебываясь, пищала, выбивала в ушах точки и тире. Радист взялся за ключ. И вот навстречу позывным полетели слова, которые, вероятно, давно ждал абверовский центр: «Биг», «Биг» – я «Дуб». Мы высадились благополучно. Нашел Орла на третьи сутки, у него повреждена нога. Боялись облавы. Сейчас Орел поправился, был на станции, принес сведения. Передам вечером в 17.00. Щука».

В эфире протянулась незримая нить, которую так ждал Абвер. Вот только создали ее калининские чекисты. Два раза в день, в девять и семнадцать часов, начинался разговор между станциями «Биг» и «Дуб». Радист Щука аккуратно передавал все новые и новые сведения о советских войсках: «Замечено движение двух поездов с танками в сторону Бежецка, Орел насчитал шестьдесят Т-34», «Прошел на север со стороны Москвы состав с горючим. Цистерны замаскированы. Аэродром где-то севернее Овинищ».

«Биг» благодарил своих верных и старательных агентов и приказывал сделать глубокий рейд, чтобы обнаружить расположение аэродрома. Однажды дал совет: «Если представится возможность и будете уверены, привлекайте надежного дезертира для сбора разведданных». В конце июля, через три недели, Щука смог передать: «Нашли нужного нам человека. Сержант, артиллерист. Изголодался в лесу, кличка Волк». Данные о нем сообщу дополнительно. Щука».

Сведения пошли чаще, стали более полные и подробные. Еще бы, теперь для немецкого разведцентра трудились два разведчика и один радист. Немцы были довольны работой своих агентов. Но однажды, после того как было приказано выяснить номера передвигающихся частей, Щука послал радиограмму о том, что Орел ушел на выполнение задания чем-то сильно расстроенный, много говорит о родном доме. Центр тут же среагировал: «Наблюдайте за Орлом. Впредь сообщайте о настроении Волка и Орла».

Минуло шесть недель с тех пор, как «Дуб» вышел в эфир, и Пухов за это время не мог обнаружить каких-либо изъянов в работе радиста. Тот безошибочно передавал шифровки, умел спокойно и быстро ответить на дополнительные «неплановые» вопросы центра. Даже такой строгий скрупулезный контролер, как Тюрин, ни к чему не мог придраться. Капитан Пухов выехал в Калинин и через сутки возвратился из управления оживленный, с мальчишеским блеском в глазах. Тюрин и Антонов сразу поняли, что ожидается что-то новое. А тот не торопился. Лишь когда развязал вещмешок с доппайком, полученным в Калинине, сказал:

– Такие-то дела, солдаты: дали нам с вами очень интересное, веселое задание…

«Дуб» вышел в эфир с тревожной телеграммой: «Уже второй день, как кончились сухари. Продовольствие на исходе. В лесу оборвались, обувь и одежда изношены. Обстановка плохо действует на Волка и особенно на Орла. Кончается питание для рации. Прошу помощи. Щука». После некоторого молчания «Дубу» ответили: «Только Щуке. Продолжайте выполнять задание. В случае сильных колебаний у Орла или попытки к измене – застрелите». Ознакомившись с телеграммой, Пухов досадливо поморщился:

– А ну-ка, теперь давай, радист, отправь вот это! «Биг», «Биг», я – «Дуб», передаю дополнительно. Прошу найти возможность направить нам одежду, продовольствие, питание и запасные части для радиостанции. В окрестных деревнях найти ничего не возможно. Посылка продовольствия и одежды поднимет боевой дух группы. Щука».

Железный крест и дырка от пули

После этого станция центра замолкла. На другой день, как Антонов не прижимал наушники, «Биг» в эфире не появился. Молчал он и на следующий день. Не возникло ли там, в немецком гнезде, какое-либо подозрение? Прошло еще два дня. Наконец, немецкая радиостанция подала голос: «Ждите, помощь будет. Дайте свои координаты и находитесь вблизи указанного места. Послезавтра в 0 часов 30 минут на установленном месте зажгите три костра. Сбросим вам две бомбы. В бомбах будут находиться документы, деньги, продовольствие, табак, запасные лампы и батареи».

Самолет летел с запада довольно высоко. Люди метнулись к кострам. Вспыхнул огонь. Но самолет прошел мимо. Где-то через 10–15 минут гул снова стал нарастать. Только в третий раз он развернулся в сторону костров. В предутреннем небе заколыхались черные зонты парашютов. Абверовцы предусмотрели все, они прислали даже то, о чем Щука не просил в своих радиограммах: оружие, патроны, продукты, обмундирование, обувь, фальшивые документы, батареи для рации и 30 тысяч рублей. Поразило Антонова то, что в командирской гимнастерке, которую прислали немцы, под левым нагрудным карманом была дырка – след пули. Радист стоял и пытался представить безвестного хозяина гимнастерки, грудью принявшего смерть от врага.

Обнаружили в ящике и еще одну диковинную штуку – небольшую красную коробочку. В ней лежал черный сверкающий крест. Пухов прочитал сопроводительную бумагу и удивленно присвистнул. В документе значилось, что Александр Антонов за старательность при выполнении боевых заданий и твердость в борьбе с коммунистами по приказанию самого фюрера награждается крестом.

Над лесом стоял неудержимый мужской хохот. В течение двух месяцев после этого еще работала станция «Дуб», дезинформируя врага о продвижении наших войск.
Автор: Кирилл АНОХИН
496

Возврат к списку

На этой неделе в четвертый раз пройдет книжный фестиваль "Тверской переплет" ВИДЕО
В четвертый раз областная "Горьковка", библиотека им.Горького, готовится принять книжный фестиваль "Тверской переплет", который в этом году будет масштабнее, обширнее, разнообразнее - о своем участии в фестивале заявили более 50 издательств.
16.10.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость