22 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Вечные темы 11.09.2017

Мы выходим в рейд с легкой кавалерией былых времен | Кого наколоть на перо?

Перелистывая старые подшивки, мы ощущаем, как на пожелтевших страницах оживает время. На всех этапах своей вековой истории наша газета разделяла с читателем его заботы и проблемы. А значит, вступала в бой со всем тем, что мешало ему жить.. Так с чем воевали наши коллеги, стремясь к штыку приравнять перо? Давайте выйдем в рейд вместе со знаменитой «легкой кавалерией», как когда-то называли дерзких и веселых корреспондентов нашей газеты, и посмотрим, кого же они старались наколоть на свое перо.

Даешь кисточку и колпак!

5 января 1935 года «Пролетарская правда» объявляет рейд легкой кавалерии: «Столовые, больницы, бани, парикмахерские, клубы должны образцово обслуживать трудящихся».

«В клубе фабрики им. Ворошилова во всех комнатах – в фойе, библиотеке, физкультурной и других – сплошная грязь! Полы во всем клубе и уборная невероятно запущенные», – сообщает корреспондент. Вот почему клуб есть, а посетителей нет – сюда не хотят ходить люди.

В те годы многие мужчины брились в парикмахерской и могли запросто подхватить какую-нибудь заразу. Одной кисточкой мылили всех подряд на улице Урицкого, на Советской, на Первомайской набережной… А еще «перед бритьем мастера рук не моют, недостаточно дезинфицируют бритвы и кисточки, а стерилизованных кисточек совсем нет», – пишет наш коллега. «Ради нескольких строчек в газете» он отважно рискнул собственной физиономией. Газета потребовала немедленно устранить недостатки – «под личную ответственность заведующих». И подняла вопрос перед горсоветом об организации в Калинине стерилизационной станции, «чтобы каждый посетитель парикмахерской обслуживался стерильной кисточкой».

Заглянули корреспонденты и в Дом колхозника (были в городах такие недорогие гостиницы с вполне спартанскими условиями). Неуютно, грязновато, да и как здесь узнать новости нашей боевой, кипучей жизни? «Из 19 репродукторов 8 молчат! Нет даже вешалки для верхней одежды». Это, товарищи, неуважение к труженикам села!

Хватало безобразий и в столовой фабрики им. Ворошилова, где все краны текли, на полу стояли лужи, на столах не хватало клеенки, а старший повар, вы только представьте, работал без колпака!

Ну а в «меблированных комнатах горкомхоза», которые предназначались для приема командировочных, корреспондент обнаружил некипяченую воду в графинах, а за обоями…живность!

И в газете появилась злая карикатура: изумленный постоялец открывает шкаф, чтобы повесить пальто, а там сидит огромный клоп и ехидно заявляет: мол, извините, товарищ, комната занята...

Вездесущая кавалерия навестила студентов медтехникума и потребовала их немедленно переселить, потому что «общежитие оборудовано в летнем бараке. Стены дощатые, полы перекошены и проваливаются. Отопить помещение невозможно. В отдельных комнатах водятся мыши и крысы. Мало света». Ну, как здесь жить молодым строителям коммунизма? Товарищи, разве за это воевали наши отцы и старшие братья?

Вы представляете, в какую ярость впадала бюрократическая братия, которая уже начала плодиться не хуже кроликов. И быстро бронзовела, упиваясь властью…

Но газета часто добивалась результатов, о чем весело рапортовала читателям. Вот написали в декабре 1934 года, что в детских яслях № 11 детей не моют, потому что нет ни душа, ни ванны, а белье сушат в кухне над плитой. А в детской консультации на ул. Бебеля «весы после взвешивания каждого ребенка не протираются, нет урн, а у медсестры Куракиной грязный халат». А уже 11 января сообщили, что недостатки устранены.

Как Ульянов свинью гонял, а Розенберг белье стирал

За ушко и на солнышко вытаскивали наши коллеги аферистов и бездельников всех мастей. Вот какую возмутительную историю рассказывает И. Генин. В столовой вагонзавода официантка Сидорова еще в 1931 году подписалась на заем «третьего, решающего года пятилетки», в размере месячного оклада». Выплатила полностью и собралась переходить на другую работу, но облигаций так и не получила, хотя много раз приезжала за ними в контору. Не выдавали ей и справку, что вся подписанная сумма выплачена. А когда дали, оказалось, что справка неправильно составлена, и в сбербанке ее отказались принимать… «Так и ходит Сидорова за своими облигациями. Где же теперь они? Неужели искать облигации придется прокурору?»

А вот что сообщала Т. Зимина 11 января 1935 года. Колхозник Ульянов повез свинью «сдать на мясопоставку». Из «конторы заготскота» его послали на скотобойню, где «некий Капельников» заявил, что без бумаг здесь свиней не принимают. Однофамилец вождя вместе с хрюшкой вернулся в контору, а там сказали: никакой бумажки не дадим, обязаны так принять. Колхозник вторично направился на бойню. На этот раз его встретил «тов. Миронов», осмотрел свинью и приказал ее принять. Но только повели на весы, как появился врач и заорал: гоните обоих со двора вон! Ульянов с помощью прохожих едва загнал свинью в клетку, поставил на подводу и в третий раз поехал в контору, где ему опять велели возвращаться на бойню. В общем, оприходовали его свинью только поздно вечером. Зачем же надо было столько гонять мужика из одного конца города в другой? Возмутительная волокита!

Газета охотно предоставляла читателям возможность высказаться на своих страницах. Вот какими грустными наблюдениями «на сезонные темы» поделились рабочие вагонзавода Петров, Николаев и несколько их товарищей:

«Предположим, у вас есть коньки, но нет специальных ботинок, вы заходите в магазин «Динамо», вам предлагают на выбор разные номера ботинок, но тут же добавляют: ботинки продаем только с коньками. И, обойдя все магазины города, вы нигде не найдете ботинок без коньков, как и коньков без ботинок». Неужели им пришлось встать на коньки босиком?

А один пациент городской больницы 24 января 1936 года настрочил очень ехидную жалобу. «Перед тем, как попасть в ванну, вы подвергаетесь необычайно мучительной операции. Няня, вооруженная тупой машинкой, начинает стричь вам волосы. Машинка не стрижет, а щиплет. Няня, как заправский парикмахер, спрашивает: не беспокоит? Ничего, потерпите. Бывают случаи, когда стрижка головы завершается только наполовину. Остальные волосы стригут уже после ванны, когда больной немного придет в себя».

И это еще не все! Автору письма достались кальсоны без завязок сзади (резинка тогда не всегда использовалась), и ему, чтобы не сваливались, пришлось скреплять их проволокой. А знаете, почему это происходило?

«Белье после дезинфекции и стирки становится почему-то желтым. Главврач тов. Розенберг решил устранить этот недостаток и купил стиральную машину. Но руководство гор­здрава осудило этот поступок, и бухгалтер высчитал сумму, затраченную на покупку машины, из статьи расходов на белье. Поэтому белья не хватает, и оно совсем ветхое».

Как вам, друзья, позиция горздрава? А мудрая комплектация ботинок с коньками? Случалось вам сталкиваться с подобной логикой в наше время, пусть и в других отраслях? А гонять по кругу доводилось? Со свиньей или без свиньи, это уж кому как повезет. Что-нибудь напоминает из реалий дня нынешнего? Да, сегодня «легкая кавалерия» могла бы встретить кое-кого из старых противников, пусть внешне они изменились – вернее сказать, как хамелеоны, приспособились к новым условиям. Но ведь это лишь оболочка! Позолота вся сотрется – свиная шкура остается…

… Я вновь раскрываю газету и слышу, как к 37-му году меняются голоса коллег. Ох, ребята, приближалось время, когда все стало прекрасно под мудрой властью отца народов, а тех, кто вздумал чернить нашу замечательную советскую жизнь, ждал лесоповал. И это еще в лучшем случае. В лагерях перевоспитывающиеся граждане о поварских колпаках и не вспоминали... В 37–38 годах фельетон как жанр из советских газет практически исчезает, а письма читателей полны натужного «одобрямса». Но в 35-м, в 36-м черный воронок еще не кружит ночами по затихшему в ужасе городу, дыхание газетных страниц легко и свободно, и легкая кавалерия «Пролетарской правды» несется в бой…

Послушайте, может, пора и нам в рейд?


Вы всегда в гуще событий

Сегодня наш комментатор – писатель, юрист и журналист, председатель областной общественной организации ветеранов государственной и муниципальной службы Владимир Барышев:

– «ТЖ» – это уважаемая народная газета, и ее страницы – правдивая, искренняя летопись тверского края. Все эти годы она была в гуще событий и играла важную роль в общественно-политической жизни области. Во главу угла всех газетных публикаций поставлен человек, его жизнь и заботы. В этом еще раз убеждаешься, читая газету разных лет, что стало доступно у вас на сайте.
Хочу отметить два фактора, которые играют важную роль в судьбе любого издания. Вы много внимания уделяете диалогу с читателем. А еще, компетентно и ответственно взаимодействуя с властными структурами, вы сохраняете неизменную верность главным журналистским правилам – независимости, принципиальности, приверженности интересам земляков.
Поздравляю вас с приближающимся юбилеем! Так держать, друзья!
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
243

Возврат к списку

Тверской Музей Плюшкина перебрался по новому адресу ВИДЕО
Популярный в Твери музей Плюшкина, частная коллекция вещей советской эпохи, обратился в администрацию Твери с просьбой предоставить новое помещение. Просьбу администрации музея удовлетворили, и недавно он отметил новоселье.
22.08.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость