22 Июня 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Рубрики
К началу
Новости дня
Они делали газету 29.09.2017

Марина Мотузка проработала в «Калининской правде» – «Тверской Жизни» больше 40 лет

Фотограф: Семейный архив

Удивительно, как крепко порой образ человека схватывается с его фамилией.

Бесподобная Мотузка

По степени излучения позитивной энергии Марине Мотузке в нашем газетном сообществе не было равных. Это качество для журналиста сверхценное, и она, не скупясь, им пользовалась. Марина проработала в «Калининской правде» – «Тверской Жизни» больше 40 лет. Скоро будет два года, как она покинула этот свет. У меня в памяти сразу всплывают две встречи: первая и последняя. В середине было много всего, но об этом чуть позже.

Тема от сердца

Всю жизнь я благодарна этому человеку за доброжелательную открытость, с которой она встретила меня в 1972 году в «Калининской правде». Для практиканта были смяты условности и дистанции: «Пришла? Хорошо! Сейчас попьем чайку и возьмемся за дело. Так и быть, оторву от сердца одну прекрасную тему». Марина Владимировна заведовала тогда отделом культуры, и все темы у нее были прекрасные. Она влюблялась в своих героев и, если надо, защищала их, как львица. Сразу же познакомила меня с корифеями газеты. Несмотря на жесткие идеологические установки той поры, в «Калининской правде» ценились юмор и непринужденность. Поэт Анатолий Скворцов, которого ласково называли Скворушкой, мог зайти в наш кабинет и продекламировать просто так:

Мотузка, рьяная Мотузка,
Толста, как желтый огурец,
Когда же сушка и утруска
Вас одолеют, наконец?

Марина, действительно, при своем небольшом росте была достаточно плотного телосложения. Но никакой обиды! Смеялись вместе, а на следующий день Скворушка получил ответный стихотворный экспромт. Думаю, что это было лучшее время в ее жизни: журналистика, открытая командировочным ветрам, да еще помноженная на молодость.

В ритме джаза

Правда, такие люди, как Мотузка, молодость сохраняют надолго. Да, в последнее время Марина сильно болела, но всякий раз, когда мы навещали ее (увы, это было не часто), она только скороговоркой жаловалась на тягостное недомогание и тут же поднимала тему для газеты, попутно придумывая заголовок. В тот последний раз мы пришли к ней с Кирой Кочетковой, принесли гостинцы и получили нагоняй, что забыли про сигареты. Бросить курить она так и не смогла до самого конца.

Но грустные воспоминания плохо связываются с Мотузкой. Наша коллега не умела раскисать и жаловаться на жизнь. Уже с утра из ее крохотного кабинета тихонько раздавался джаз, который она любила сообразно своей горячей натуре. Со стареньким магнитофоном ей легко работалось. Конечно, Марина объездила всю область. Ее везде знали, передавали приветы. Любимыми героями Мотузки были крепкие хозяйственники, люди, увлеченные своим делом и в поле, и на театральных подмостках. Она называла себя многостаночницей. Учиться, впитывать новое и удивляться умела как никто. Молодежи рассказывала один случай из своей практики. Как-то ее послали в колхоз написать про уборку сена. Она заметила, что женщины на лугу были в белой одежде. «Пришли как на праздник», – прозвучало в ее материале. Потом было стыдно: оказывается, на человека в белом, это знали деревенские, меньше нападает гнус.

Помоги написать так…

Держу в руках историческую книгу «Тверской Жизни», посвященную 50-летию Победы. У нее короткое и емкое название: «Глубинка». Книга открывается очерком Марины о музее в городе Белом и братской могиле у деревни Плоское, где похоронено больше 12 тысяч сибиряков. В одном абзаце она соединила всю боль того сурового времени:

«22 июля 1941 года на Черном ручье немцы вступили на бельскую землю. Но 20 километров они «шли» до 4 октября. Потому что в узкой горловине до последнего их не пускали наши части. Смогли это сделать, хотя и вооружены были не так, как противник, и численностью ему уступали. А после, когда эта земля была освобождена, скот не пил воду из того Черного ручья».

Читатели старшего поколения до сих помнят ее очерки о лучших людях Верхневолжья. Вспоминаю, как она написала о знаменитом весьегонском Деде, так звали земляки Владимира Смородина, который очень много сделал для своего края на посту руководителя района. На одном дыхании читается ее рассказ о хранителе старины, создателе Пеновского краеведческого музея Иване Смирнове. Нередко случалось так, что эмоции в материалах Мотузки перехлестывали через край, но по-другому она не могла, потому что чувствовала душевную искренность своих героев, знала, что это оценят читатели. Вот как начинается рассказ о поэтессе из Кесовой Горы Евгении Шляковой, которую не сломила тяжкая болезнь – свой мир она могла видеть только из окна: «Господи! Помоги мне написать так, чтобы не обидеть ее даже малостью. Чтобы другие тоже увидели ее сильной, все понимающей, какой увидела я. Помоги написать так, чтобы хоть немного ей стало легче. И помоги мне самой жить дальше, иногда оглядываясь на нее, чтобы не мельтешить, не размениваться на что-то, за что всегда становится стыдно…».

Это она, Марина, ее слог. С ней было хорошо ездить в командировки. Но, с другой стороны, Мотузку почти всегда приходилось ждать. Сидим в машине с уже исписанными блокнотами, впереди неблизкая дорога домой, а Марины все нет. Наконец, подлетает, вся переполненная впечатлениями: «Вы не поверите, я встретила такого человека!». Однажды в Зубцовском районе мы не могли ее вытащить с конефермы. У нее была потрясающая способность мгновенно сходиться с людьми. Буквально две-три фразы – и перекидывался мостик доверия.

Стив и шоколадный заяц

Свои истории она рассказывала замечательно. Но особенно мне нравилась та, где главным героем выступал ее любимый домашний кот Стив. На положении «сыночка» он счастливо дожил до 24 лет и наел солидную массу. Так вот, Стив не любил, когда хозяйка садилась за стол и начинала писать материал. Он тоже ложился рядом и по сантиметру, совершенно незаметно, но целенаправленно двигал ее руку к краю стола. Вот она уже пишет изогнувшись, на самом краешке. Мысли убыстряются, надо успевать. В тот самый момент кот делал последнее движение, и ручка с бумагой летели на пол. Но самое интересное, признавалась Марина, лучшие строки ей удавалось написать на этих последних сантиметрах стола.

А сколько чаев мы с ней погоняли! Коллег тянуло в Маринин кабинет. Он был уютен, она не считала в нем рабочие часы. К тому же весь заставлен цветами, в том числе и вьющимися по стенам. Ей говорили: «Мотузка, это плохая примета, сними, а то жизнь будет «завиваться». Она только посмеивалась: «Ну и пусть!». Знаю немало женщин нашей профессии, которые так и не смогли комфортно устроить свою личную жизнь, сдувать пылинки в домашнем мирке. Наверное, Марина была из их числа, но она никогда не сетовала на свою женскую долю. Дома ее ждали сын Миша и мама, которую она очень берегла.

Как-то один из читателей принес ей шоколадного зайца с открыткой, на которой было написано: «Зайца съешьте и помните, я жду ваших материалов». Такие читательские симпатии всегда приятны, что уж там говорить.

Мы шли веселою толпою

Ей было непросто уходить из родной газеты, когда настал этот срок. Она внимательно отслеживала судьбы газетчиков-ветеранов. К ней стекалась вся информация: кто как живет и как себя чувствует. Марина была на связи. Казалось, что ее добродушно-грубоватый голос всегда будет звучать в трубке. Теперь в моей записной книжке телефон Мотузки обведен квадратиком, будто бы выключен временно. Вычеркнуть его насовсем я так и не смогла.

Однажды она дала прочитать мне стихи Надежды Нестеровой, с которой работала еще в «Калининской правде». Сказала: «Это о нас»:

Друзья мои, моя опора,
Свидетели моей судьбы,
Скажите, за какие горы
Уходите неслышно вы.
Мы шли веселою толпою,
И все на свете нипочем,
Когда идущего с тобою
Своим касаешься плечом.

И в конце:

Все в мире тлен.
Но знаю, вечна
Любовь, что дарят
нам друзья.
И смотрят звезды
бесконечно,
Как их прекрасные глаза.

Но что тут можно еще добавить? Это и правда стихи о нас, с ощущением того, что многое в жизни было не напрасно. Пусть эти строки и заключают рассказ о Марине.
Автор: Татьяна МАРКОВА
794

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя в День памяти и скорби принял участие в акции «Свеча памяти»
22 июня, в День памяти и скорби, у Обелиска Победы в Твери состоялась патриотическая акция «Свеча Памяти». В час, когда 77 лет назад началась Великая Отечественная война, участники акции почтили минутой молчания память воинов, отдавших жизни за свободу родной земли.
22.06.201807:26
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость