19 Октября 2017
$57.27
67.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Тверской Переплёт-2016 28.12.2016

Гостем «Тверского переплета» стал известный писатель Борис Евсеев

Фотограф: www.penrussia.org

Яркая биография – одно из условий литературного успеха. Надолго зацепить ум и сердце читателя, заставить снова и снова возвращаться к книге, открывая новые смыслы, может только то, что действительно прожито и перечувствовано. В хорошую книгу автор всегда вкладывает часть своей жизни.

Невещественный мир Бориса Евсеева

Одним из почетных гостей «Тверского переплета» стал Борис Евсеев. Его биография впечатляет: поэт и прозаик, журналист и музыкант, лауреат Бунинской, Горьковской и ряда других премий, один из основателей Союза российских писателей, председатель жюри Всероссийской книжной премии «Чеховский дар»… Но дело даже не в регалиях, а в авторской позиции, которую Борис Тимофеевич сформулировал так: «Я не пишу о том, чего не знаю».

Сюжеты книг Бориса Евсеева пропущены через его судьбу. Но чтобы разглядеть автобиографические ноты в фантасмагории огненных вихрей и говорящих птиц, в спорах с людьми, жившими столетия назад, в невероятных совпадениях имен и созвучий, надо быть очень внимательным и вдумчивым читателем.

Те, кто пришел на выставку-ярмарку «Тверской переплет», именно таковы. Ценителям прозы Бориса Евсеева предоставилась возможность задать автору массу вопросов. Спросим и мы, как открываются тайны «невещественного» мира (ведь там в основном и развивается действие).

- Борис Тимофеевич, как вы находите темы, за которые никто больше не брался? Например, в романе «Пламенеющий воздух» изложены основные положения теории эфира - далеко не общеизвестные исследования. Но сугубо материальными физическими опытами приключения героев не ограничиваются, незаметно для себя они продолжают работу уже в мире духа. А роман-версия, посвященный жизни композитора Евстигнея Фомина, принес вам премию Правительства РФ в области культуры. Критики оценивают его как первый музыкальный роман, изданный в нашей стране.

- Да, это первая книга, рассказывающая о гениальном композиторе, оказавшем колоссальное влияние на развитие русской оперы. Я слушал и играл его произведения. Это человек с потрясающей судьбой. Сын простого пушкаря, благодаря своему таланту он был направлен в Болонью, где брал уроки у падре Мартини, учителя Моцарта. Фомина избрали в члены Болонской филармонической академии, а вот на родине он признания не нашел.

- Вас привлекают люди, опередившие свое время? Герой другого произведения, «Офирский скворец», Иван Тревога, не менее интересная (и тоже незаслуженно забытая) личность. Или в основу романа легло что-то другое? Фантастические московские поверья, например?

- Этот роман вырос из трех вещей. Из поразительного Коломенского, рядом с которым я живу. Там расположен Голосов (еще его называют Велесов) овраг. Ходят легенды, что в этом месте проходит своеобразный временной разлом.

- Легенды? А разве в основу ваших произведений ложатся не редкие архивные документы?

- Именно так. Ряд необъяснимых явлений зафиксирован документально. Первое свидетельство – летописная запись, рассказывающая о пропаже конницы Девлет-Гирея в XVI веке. Есть и другие. Так, «Московские ведомости» сообщали о невероятном происшествии. Два крестьянина, Архип Кузьмин и Иван Бочкарев, без вести пропавшие в 1812 году, внезапно объявились в 1832-м. Они рассказали, как, возвращаясь из соседнего села, решили срезать путь через овраг. И были поражены, вернувшись домой и увидев своих близких постаревшими на 20 лет. Этот овраг служит в романе порталом между екатерининским временем и сегодняшним днем.

Вторая часть замысла такова. Есть в нашем народе кураж, в России немало авантюристов. Часто именно они двигают общество вперед. И один из центральных персонажей книги - русский журналист украинского происхождения Иван Тревога. Он написал поразительную вещь: записки об Офирском царстве. В сущности, предполагалось создание государства, идеологией которого было бы знание. «Офирский скворец» – это история о нашем будущем, которое не все себе могут вообразить.

- «Империя знаний сама по себе должна быть столь обширна, сколько кто может себе представить обширными все те науки, художества и ремесла, изобретенные человеческими стараниями» - так писал в XVIII веке ваш герой? Попробую угадать третью составляющую идеи: в «Офирском скворце» дует тот же эфирный ветер, что и в «Пламенеющем воздухе». Ветер озарений, жажды истины, стремления к переменам. Можно ли считать «Скворца» продолжением истории о поисках «невещественной земли»?

- Все мои книги вытекают одна из другой. Я, кстати, не согласен, когда их называют фантастическими романами. Я не очень люблю мистику, все, что я пишу, не имеет никакого отношения к фантастике. Но есть абсолютно неизведанные тропинки бытия. Они точно есть.

- Вы рассказываете о необычных судьбах, но и ваша собственная творческая судьба непроста. Вас причисляют к писателям так называемого «задержанного поколения». Не жаль было в советское время писать в стол?

- Я не отношусь к людям, которые в обиде на время. Я точно знаю: когда бы мне ни довелось жить, во времена Тиберия, Калигулы, Сталина, я бы все равно делал то, что я делаю. Любой творческий человек должен осуществить заложенное в нем.

- Но вернемся в Офирское царство, «где птицы обретут душу, а люди – крылья». Первая ассоциация – с Гипербореей, краем мира и мудрости, который присутствует в мифологии разных народов. Этот отсыл к общеевропейским идеалам не случаен?

- Конечно же, не случаен.

- Можно ли тогда назвать «Офирского скворца» антивоенным произведением, посвященным событиям на Украине в том числе?

- Эта книга говорит, что нет, по сути, противоречий между Россией и Украиной. Никто не хочет войны. В книге сталкиваются исторический персонаж – украинец Иван Тревога и наш современник, москвич Володя Человеев.

- И у них не то чтобы схожие – общие мысли, возможно, одна и та же душа? Они ведут диалог сквозь время и понимают друг друга с полуслова, даже вопреки смерти. А вам самому знакомо чувство, которое вы заставляете переживать своих героев: желание говорить с человеком, жившим задолго до вас?

- Я этим живу! Я не могу забыть заветы деда или отца. Не могу не ответить на некоторые пушкинские слова. Несколько лет назад я написал эссе «Так приходит мирская святость». Обычно о Пушкине пишут несколько иначе, а я с ним просто разговаривал. Но ведь и у самого Пушкина есть воображаемый разговор с царем, он меня и вдохновил. Диалоги с историей – это наша сегодняшняя жизнь. Тот, кто не общается со своим прошлым, рискует своим будущим.

- Перед вами лежит книга. Это тоже своего рода диалог с историей.

- Да, этот двухтомник забрал у меня полгода жизни, массу энергии, и он того стоит. Книга называется «Обжигающее пламя Победы». Этот сборник издан на средства президентского гранта, я сам составлял его и постарался избежать казенной окраски. Здесь наши выдающиеся литераторы-фронтовики: Виктор Астафьев, Виктор Некрасов. Здесь совершенно неизвестный Константин Симонов, эти дневники поэта раньше не публиковались. Тут Евгений Петров. Он всем известен по «Золотому теленку», а читали ли вы его военные очерки? И «Второй эшелон» Елены Ржевской, которая взяла себе псевдоним по названию города. Эта повесть особенно тронет тверитян, ведь она посвящена событиям, происходившим на верхневолжской земле. Россия, на мой взгляд, сильна еще и тем, что даже из тяжелых и страшных перипетий войны она вынесла великую литературу.

- К сожалению, это была не последняя война.

- И потому во втором томе очень сильные произведения наших современников, свидетелей и участников конфликтов в Приднестровье, в Донбассе...

- Вы ведь тоже ездили в Донбасс на свой страх и риск, и результатом поездки стала новая книга «Казненный колокол».

- Украина для меня больше, чем «горячая» тема, это тоже пережито и пропущено через сердце. Я провел юность в Новороссии, в Донецке похоронен мой дед. Мои родители встретились в Дрогобыче. События в послевоенном Прикарпатье, известные мне со слов отца, я отразил в рассказе «Славяножор», также вошедшем в книгу «Офирский скворец».

А в «Казненном колоколе» я писал не о политической ситуации, но о людях. Есть хроника событий – ее пишут историки. А есть история людей, ее сохраняют писатели. И что бы ни происходило вокруг нас, главное – это человеческие судьбы.
Автор: Маргарита ВАСИЛЬЕВА
672

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость