18 Января 2019
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Культура 27.12.2018

"Евгений Онегин" на тверской сцене: сильные впечатления

Фотограф: Артем МЯСНИКОВ

Сначала закричали на балконе. Постепенно шум добрался до бельэтажа, оттуда – в бенуар. Зрители партера настороженно оглядывались, наконец, волна докатилась и до них, и они уже не могли просто так сидеть на своих местах: следом за всем залом вскочили с мест. Актеры в этот момент вышли на поклон и тут же подались назад, вглубь сцены. Крики же стали еще громче.

Здесь Пушкин погребен

Так встречала публика премьерный спектакль Тверского театра драмы «Пушкин. Евгений Онегин». Пушкин в названии – это не только автор романа в стихах, но и герой постановки. Такой же главный, как Онегин, доб­рый его приятель. Они и появляются на сцене вместе. Один из них приклеивает бакенбарды, приобретая портретное сходство с Пушкиным, а другой, прочитав рэп, составленный из пушкинских строк, является не то Мельмотом, не то Космополитом, не то патриотом. Одним словом, Онегиным. Ходят герои между полотнищ рукописей, которые спускаются с самого верха, и вроде бы они, конечно, исписаны рукою Пушкина, однако присмотришься – нет, не его почерк. Хотя такой же летящий, но не его. Постойте – а вот увеличенный до размеров огромного баннера автограф. Это уж точная, кажется, копия. Поди теперь гадай – гения тут скопировал художник Николай Юдин либо все эти рукописные изыски – плод его фантазии на тему.
Так, собственно, обстоит и со всем спектаклем. Он далек от того, чтобы буквально воплощать школьное клише «энциклопедия русской жизни», но зато вмещает в себя то, что по праву можно включать хоть в пушкинскую энциклопедию, хоть в онегинскую, хоть в энциклопедию поэтики режиссера Валерия Персикова.

Ради своей новой постановки он вместе со своим постоянным соавтором Григорием Слободкиным не просто прочитал «Евгения Онегина» – перечитал всего Пушкина. Поэтому в списке действующих лиц он стоит на первом месте. Никто из современников поэта и он сам никогда не думали, что автор может быть полноправным героем повествования, даже несмотря на то, что в романе он действует. Это открытие принадлежит уже XX веку. Валерий Персиков выводит его на новый уровень: он делает Пушкина главным лицом. Причем от воли Пушкина в той истории, которую рассказывают Персиков и его артисты, конечно, много зависит, но многое и не зависит вовсе. В какие-то моменты поэт и Онегин (Никита Березкин и Тарас Кузьмин) то дурачатся, то вступают в конфронтацию – герой начинает противостоять автору, а тот грозит ему в окно своего кабинета и приговаривает: не так живи, как хочется.

Пушкин ведет себя в спектакле спонтанно или имитирует эту спонтанность, чем приводит своего героя и приятеля в бешенство. Вот Онегин, кутаясь в плед, трясется в коляске, но выясняется, что уж «июня третьего числа». Евгений откидывает ненужный летом плед и удивленно смотрит на человека с бакенбардами. Валерий Персиков собрал из романа в стихах свой собственный спектакль-роман в стихах, добавив к каноническому тексту изрядную долю других пушкинских текстов. Все, что Пушкин и Персиков думали про поэта и поэзию, присутствует в новой постановке, и это добавляет ей и полифонического звучания, и монографического погружения.

Строчки онегинской строфы делятся между персонажами – получается многоголосье, в котором няня Филипьевна (Ирина Андрианова), одновременно с Татьяной (Виктория Козлова) пересказывающая Пушкину сон своей воспитанницы, становится ее двойником. Филипьевна – это и Арина Родионовна, которой поэт адресует слова: «Выпьем с горя; где же кружка?». Онегин превращается в двойника Пушкина и наоборот. Тема двойничества заявляется Валерием Персиковым даже на текстовом уровне. Строчки «Они сошлись. /Волна и камень, /Стихи и проза, /Лед и пламень…» вдруг оказываются вовсе не об Онегине и Ленском (Геннадий Бабинов), вернее, не только о них, но еще и о Татьяне и Онегине.

При этом никакой отсебятины режиссер не допускает (ну разве что самую малость), так что все, что мы видим на сцене, и есть самое настоящее, пушкинское. Там находится место и «Разговору книгопродавца с поэтом», и элегии «Я пережил свои желанья», которую поэт хотел включить в монолог пленника во второй части поэмы «Кавказский пленник», и стихотворению «Певец», начинающемуся строчкой «Слыхали ль вы за рощей глас ночной». Но ведь это – дуэт Ольги и Татьяны из оперы Чайковского! И тут мы подходим к важнейшей составляющей спектакля – музыкальной. В нем звучат романсы, народные песни, музыка из оперы Чайковского и музыка, сочиненная Прокофьевым для запрещенной постановки Александра Таирова, а также Шнитке. Причем все это вживую – партию фортепиано исполняет Лидия Буланкина. И теперь уже понятно, что без нее вся эта затея с «Онегиным» не имела бы смысла.

Валерий Персиков и Григорий Слободкин в своей инсценировке не боятся исключать из «Евгения Онегина» огромные фрагменты: «даль свободного романа» у них своя. Свой спектакль они заканчивают на полуслове: «И здесь героя моего /

В минуту, злую для него, /Читатель, мы теперь оставим, /Надолго… навсегда». Онегин возмущен: он искренне не понимает, как можно прощаться, когда только все начинается. Пушкин расстается с Онегиным «вдруг». Герою это не может нравиться, и он в сердцах бросает зло, намекая Пушкину на его же собственные строки: «Здесь Пушкин погребен». При этом стоит Онегин рядом с надгробным камнем смиренного раба и бригадира Дмитрия Ларина... После этого публика уже не может сдерживать эмоции.
Автор: Евгений ПЕТРЕНКО
875
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость