18 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня

«Я был одним из тех, о ком поется: «пол – Европы прошагали, пол – Земли». Даже не прошагали – «пропахали», потому что на передовой правило одно: успел окопаться - остался жив. Надо абсолютно согласиться с утверждением, что на войне не бывает более или менее важных рубежей: где отрыл свой окоп, там и самое важное направление»… Это строки из книги Михаила Ивановича Сапожникова, а точнее, из небольшой записной книжки, которую вел младший командир, двадцатилетний Миша Сапожников, на войне.

Солдатская истина, сформулированная в этих строчках, только на первый взгляд, проста и незамысловата. На самом же деле в ней целая философия: тот, кто был на войне, точно знает – человек может достичь больших высот, если будет заниматься своим делом, не распыляясь по сторонам. Именно так сложилась жизнь самого Михаила Сапожникова, который прошел большой, длинный путь от обычного паренька из бежецкой деревни до заслуженного, легендарного разведчика с россыпью наград – полковника, почетного сотрудника органов безопасности.

От окопа до разведки

Миша Сапожников родился 15 мая 1924 года в селе Теблеши Бежецкого района Калининской области. Отец был сапожником – при этом человеком грамотным, строгим, категоричным, суровым. Мать же была полной противоположностью строгому мужу: открытой, спокойной и очень набожной. Кроме Миши, самого младшего, в семье росло еще трое сыновей.

В школе Миша учился хорошо, но уже после 9 класса начал работать в библиотеке в сельсовете – семья жила небогато, и каждый кормилец был на счету.

22 июня 1941 года, когда началась война, Миша Сапожников учился в 10 классе. Через год его призвали в армию. Молодой человек, как большинство сверстников, буквально рвался на фронт. Наконец в апреле 1942 года он получил повестку.

В книге «Дорога жизни» Михаил Сапожников так вспоминал военную учебу: «Военная часть готовила командиров отделений стрелковых подразделений, т.е. являлась школой младших командиров. Она называлась 1-й стрелковой учебной бригадой Московского военного округа и дислоцировалась в Орехово-Зуево несколько лет, отправляя подготовленный состав на фронт и принимая новое пополнение. Во время занятий командир взвода поручал мне руководить отделением. Через несколько месяцев меня назначили заместителем политрука роты, ввели в состав комсомольского бюро батальона, а также товарищеского суда. Тем не менее, от занятий первые 4 месяца я не освобождался, всегда был в строю и к тому же являлся запевалой взвода…».

А дальше была война… В своей книге воспоминаний сам Михаил Сапожников рассказывает о боях довольно сухо. О том, через что прошел молодой командир, красноречиво говорят факты: за годы войны он был трижды ранен и один раз контужен. Победной весной 1945 года грудь командира взвода пешей разведки 247 полка 37 стрелковой дивизии Михаила Сапожникова украшало три ордена и несколько медалей. День Победы он встретил в госпитале.

Парень вернулся домой: с палочкой, плохо слыша из-за контузии, с инвалидностью – но живой! Встал вопрос: что дальше? Кем быть?

Раздумий было много, а решилось все в одночасье: Михаила позвали работать в органы госбезопасности, и в сентябре 1945 года Сапожников переехал в Калинин.

Сначала работал военным цензором, но уже в 1946 был переведен на оперативную работу. Слух к этому времени стал улучшаться. Что касается инвалидности, Миша Сапожников решил проблему просто: книжку спрятал, на комиссии по продлению больше не ходил.

Кто-то может наивно подумать, что сотрудники госбезопасности жили в послевоенные годы в особом порядке, не так, как те, у кого не было служебных удостоверений и табельного оружия. Вовсе нет! Вся страна жила примерно одинаково. Молодой офицер Сапожников квартировал по съемным «углам», ездил с коллегами на экскурсии по Волге, ходил в выходные на танцы. В 1947 году он женился: избранницу звали Лидией, девушка работала счетоводом-бухгалтером. Родные выбор одобрили. Забегая вперед, скажем: Сапожниковы прожили душа в душу всю жизнь.

«Весной 1949 года я был переведён по службе на гласную работу в оперативный отдел управления МГБ по Калининской области… На всю жизнь запомнились слова очень опытного чекиста - зам. начальника отделения Александрова Ивана Александровича, который проповедовал, что не последним инструментом для оперработника является интуиция, однако всегда надо смотреть в оба, чтобы не прозевать. Он же образно разъяснял подчинённым, что человек подобен драгоценному камню, но, к сожалению, в них попадаются трещины, которые простым глазом не разглядишь. Здесь нужно ювелирное мастерство. Так что смотри и смотри, чтобы не ошибиться. Все эти наставления сводились к тому, чтобы не допустить неоправданных, ошибочных решений при изучении проверяемых лиц», - вспоминал в своей книге «Дороги жизни» Михаил Иванович.

Молодой сотрудник постоянно повышал свой образовательный и профессиональный уровень. Он прошел учебу в школе КГБ, потом поступил на исторический факультет Калининского пединститута, который и закончил заочно в 1953 году.

В 1955 году Михаилу Сапожникову, начальнику отделения в звании майора, поступило предложение отправиться в московскую двухгодичную школу на учёбу для подготовки к работе в качестве советника в органах госбезопасности ГДР. В школе ему предстояло освоить немецкий язык, страноведение, пройти полную чекистскую подготовку для работы в Германской Демократической Республике. Курс был пройден, предметы сданы на «отлично».

Так начинался новый этап в жизни Михаила Ивановича Сапожникова – путь разведчика.

Боец невидимого фронта

Конечно, провожая офицера Сапожникова на работу в Германию, никто не говорил о разведке и особых поручениях. Ему предстояло работать под прикрытием, и это прикрытие он обеспечил себе сам: воспользовавшись неожиданным отъездом в Москву советского журналиста, оформил документы на себя – и получил возможность беспрепятственно ездить не только по ГДР, но и выезжать в западные сектора Берлина. То было прикрытие. На самом же деле Сапожников работал в аппарате уполномоченного КГБ СССР в Германии в Карлсхорсте, в отделе Б.Н.Малинина, в секторе В.Ф. Ломакина.

В 1957 году в Германию, в Берлин, Сапожников перевез и семью.

В то время Берлин, поделенный на зоны, был настоящим «царством спецслужб и разведок». Сам Сапожников в своих воспоминаниях указывает: в Западном Берлине действовали американская, английская, французская, западногерманская разведки, милитаристские, реваншистские, фашистские и эмигрантские организации. И все это было нацелено на работу против Советского Союза. Шел сбор разведданных о жителях советской колонии в Карлсхорсте. Доходило до вербовок уборщиц, которые собирали в мусорных контейнерах выбрасываемые советскими гражданами письма и прочие бумаги. Агентов западных разведок можно было найти в магазинах, мастерских, ресторанах, пивных. Вербовались даже трубочисты! Выявлялись и такие случаи.

Советская разведка, в свою очередь, налаживала собственную сеть: стоит сказать, что, работая в этом направлении, Михаил Сапожников добился серьезных успехов, установив множество полезных оперативных связей. Все это позволяло сохранить конспирацию.

Зачем это было нужно? Сам Михаил Иванович Сапожников приводил такой пример: спецслужбе США из-за оперативной ошибки удалось зафиксировать связь административного работника Западного Берлина с советским гражданином, в итоге оба были схвачены и отправлены в подвальное помещение. Пленников били, их машину разобрали до винтиков - все впустую. Ни показаний, ни вещдоков. В итоге «захваченных» отпустили, но толкать машину до границы, делящей Берлин на зоны, нашим разведчикам пришлось руками. Тут все обошлось малой кровью: но пример показателен - вот что бывает при потере бдительности.

Через 2 года работы в Германии Сапожников получил звание подполковника. Стоит отметить, что в период реорганизации Михаил Сапожников был определен в контрразведывательный отдел и плотно работал над изучением сотрудников спецслужб противников (или, как сейчас принято говорить, «наших западных партнеров»).

Работа на родине

В 1962 году подполковник Сапожников вернулся в Калинин, на родину. Однако перед тем, как возглавить отделение УКГБ по Калининской области, ему предстояло еще довести до конца начатое в Берлине дело - «довести» руководящего работника одной из спецслужб противника в Западном Берлине по кличке «Аристократ». На дворе, тем временем, бушевал Карибский кризис, мир стоял на пороге войны. Разработка «Аристократа» увенчалась успехом, и для Сапожникова начался новый этап жизни и работы - в Калинине.

Пересказывать ее суть своими словами нет смысла: опытный разведчик сделал это лучше всех в своей книге: «Я с большим энтузиазмом взялся за работу в основном оперативном подразделения Управления, каким являлся 2-й отдел. В его составе было 3 отделения, всего 44 человека… Оперативная обстановка в Калининской области в то время характеризовалась наличием важнейших объектов ПВО страны - Академии ПВО, головного НИИ-2, командных пунктов Северо-Запада ПВО, авиационных и ракетных соединений.

Ежегодно по территории области проезжало около полутора тысяч дипломатов из капиталистических стран, до 10 000 туристов, пребывало несколько иностранных делегаций. Длительное время в г. Калинине находились студенты из африканских и латиноамериканских стран. Начали действовать при университете курсы русского языка, на которых обучались в основном американцы, на продолжительное время в города области приезжали иностранные специалисты.

По несколько десятков иностранных дипломатов специально останавливались на базе отдыха МИДа СССР в Конаковском районе. Надо отметить, что попытки иностранных разведок и их агентов проводить подрывную деятельность на территории области ощущались реально…». Пресечением этих попыток и занимался много лет Михаил Иванович Сапожников вместе с коллегами!

За сухими строчками воспоминаний - бурная история второй половины 20 века с геополитическими противостояниями, идеологическими спорами, «холодной войной» двух сверхдержав. Михаилу Ивановичу Сапожникову довелось побывать в Чехословакии во время печально известных пражских событий, сотрудникам УКГБ по Калининской области доводилось ловить и матерых преступников - коллаборционистов, изменников Родины. Чего стоил розыск карателя Н. Лукина, которого в результате целой многоходовой операции разыскали в Черкесской области, доставили с конвоем в Калинин и судили.

Отдельный разговор - о мероприятиях по обеспечению безопасности дипломатов и представителей руководства страны, которые прибывали в Конаковский район, в Управление дипкорпуса, и проезжали по так называемой правительственной трассе.

В 1980 Михаил Иванович Сапожников ушел на покой: начало подводить здоровье. Провожали легендарного человека всем управлением. Сам же он много лет спустя писал: «Чтобы трудиться в органах государственной безопасности, я прошёл путь в рядах пионерии, комсомола и Коммунистической партии, время пронесло меня через горнила Великой Отечественной войны, и я совершенно чётко представлял идеологическую направленность своей деятельности.

За положительные результаты в работе я был награждён несколькими медалями, свыше десятка грамот КГБ СССР, местного Управления КГБ и Калининского облисполкома, отмечен многими благодарностями и другими поощрениями. Особенно дорогим для меня является награждение знаком «Почётный сотрудник госбезопасности» в соответствии с приказом КГБ СССР № 0256 от 26.06.72 г., подписанным председателем КГБ Андроповым Ю.В.

Дело в том, что этот знак является символом высшей профессиональной квалификации чекиста…». Тут стоит добавить: особые заслуги полковника отмечены многочисленными государственными и ведомственными наградами, в том числе орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, орденом Почета….

Но и на «гражданке» Михаил Иванович жил и работал не менее ярко, не менее интенсивно. Десять лет, с 1982 по 1992 год он трудился в Калининском НИИ информационных технологий. Вплоть до ухода из жизни руководил ветеранской организацией Управления государственной безопасности по Тверской области. Он участвовал в подготовке сборника воспоминаний калининских чекистов к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне, писал статьи, выпустил книгу воспоминаний «Дорога жизни».

В 2014 году Михаила Ивановича Сапожникова не стало: но память об этом замечательном человеке живет. И будет жить - тут можно не сомневаться - очень и очень долго. Как можно не сомневаться и в другом: в дни юбилея управления, которому Михаил Иванович отдал столько сил и лет, его фамилия будет звучать очень часто. Светлая память профессионалу и патриоту!
Автор: Павел НИКОЛАЕВ
686

Возврат к списку

В Тверском Императорском дворце проходит выставка "От Екатерины Великой к Екатерине Павловне" ВИДЕО
Особенность этой выставки в том, что на нее привезены экспонаты из коллекции музея Царского Села и частных коллекций. Впервые посетители выставки смогут увидеть личные вещи членов императорской семьи, в том числе уникальную редкость - платье, которое носила молодая Екатерина Великая.
17.08.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость