15 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Идем на 100 18.11.2017

Человек на все времена: Олег Макаров. Герой космической эры

Фотограф: Александр СОЛОДКОВ, «ТЖ»

Спасибо, Газета, за радость открывать планеты-людей!

Олег Макаров… Дважды Герой Советского Союза, наш земляк, встречи с которым подарила журналистская судьба. Так уж получилось, что по сугубо личным причинам космос словно сам стучал по моим клавишам. И это благодаря Евгению Николаевичу Лычеву, историографу космонавтики и мудрому наставнику многих молодых ученых из Второго НИИ, среди которых был и мой муж Юра. Член-корреспондент Академии космонавтики Лычев помогал в контактах с теми, кто побывал там.

Ни в чем не халтурить

Олег Макаров После Бауманки Олег Макаров попадает в ОКБ-1 под руководством Сергея Павловича Королева. В 1957 году, на заре космической эры. До своих полетов отличный инженер разрабатывал космическую технику, участвовал в создании гагаринского «Востока». Читал лекции для первого отряда космонавтов. Здесь же, в ОКБ-1, в 1960 году произошла встреча с женщиной его судьбы, Валентиной. Два их сына, Костя и Леня, не стали инженерами, но каждый из них четко следовал жесткому отцовскому правилу – никогда и ни в чем не халтурить. Не по-мужски. Эти максимы в первую очередь адресовались своим парням. Кстати, в МГУ на социологическом факультете с разницей в курс в свое время учились наша дочь Маша и Костя, «умный, классный парень». А ведь ничего тут чудесного нет. Олег Григорьевич, говоря о своем детстве, особо подчеркивал: «Не скажу, что я рос паинькой. Но родители в нас с сестрой Нелей заложили важное качество – быть на «ты» с делом, которое доверено, познавать его до донышка и копать глубже. Но это возможно, если человек научен работать в команде. В нашем деле гении-одиночки бывают разве что чисто теоретиками. А обеспечивать полеты – это, простите, значит вкалывать. И не бояться. Как наш Юрий Гагарин. Я не был в кругу его близких друзей. Но мы работали рядом, и я видел, с каким мужеством он шел в первый полет с половинной вероятностью возвращения, с каким достоинством нес потом тяготы всемирной славы. Могу лишь сказать: за этот выбор спасибо Королеву».

Беседы с Олегом Григорьевичем пролетали всегда так интересно, что и спустя годы слышишь его чуть глуховатый голос с неповторимой искоркой доверчивого юмора. Среди встреч в доме Макаровых особо памятна та, которую организовал в 1997 году комсомольский вожак области Валентин Соколов. Тогда вместе с Ниной Петровной Болговой они решили еще раз угостить семью космонавта хлебом «Бородинским» из родных мест. Родители Олега Григорьевича и сам он всегда отмечали его особый, настоящий русский вкус. Разговор естественным образом зашел о культуре производства, о новой технике, необходимой для космоса и земных дел. Тогда, в тягостные девяностые, и сказал Олег Григорьевич о том, что ему жаль того государства, которое не находит средств на обновление отраслей, гарантирующих качество хлеба и устойчивость мира: «Вот и в большой науке, и среди управленцев побольше бы таких, непокорных мерзким обстоятельствам жизни, как вы, Нина Петровна. Как ни тяжело, не сдаетесь».

Полетел так полетел

О том, насколько трудно бывало самому Олегу Григорьевичу, мы не узнаем никогда. За его сарказмом, иногда почти мальчишеской ершистостью, сквозила понятная профессиональная закрытость. Сам Макаров не бредил полетом. А повезло – и полетел.

Уж полетел, так полетел! Сразу после трагической гибели наших космонавтов Владислава Волкова, Георгия Добровольского и Виктора Пацаева. Полетел в сорок лет. Зрелому специалисту предстояло на орбите принять меры инженерного реагирования на сбой в работе станции. Спасти. Получилось!

Во второй полет Макаров также отправился вместе с Василием Лазаревым. Корабль не вышел на заданную орбиту: «Авария на высоте 192 километра. Ракета неуправляемо валится. Перегрузка, хрустят кости... Полторы тонны давило на тело. Мы почувствовали: вдруг глаза перестали различать цвет, потом и предметы. Потом нам врачи объяснили, что это и есть предобморочное состояние. К счастью, полностью мы сознания не теряли. Когда идет такая перегрузка, мысль одна – удержаться здесь. Нас учили, что при таких чп надо громко кричать. И мы орали, как только позволяло горло. А слышали что-то похожее на храп. Слава Богу, техника сработала, удалось катапультироваться. Приземлились на обрыве склона в Горном Алтае. Жизнь спас парашют – он зацепился за деревья над пропастью. Вытащились. Ночь у костра. Наутро нас нашли».

Если кто подумает, что на этом одиссея инженера Макарова завершилась, тот просто не понимает логики поступков этого уникального человека. Он успешно летал еще два раза. Последний полет Олег Григорьевич совершил, когда ему исполнилось 48 лет. Работу прервала только смерть – на его 71-м году.

Вне пределов человеческой воли

Порой казалось, что он словно не из нашей эпохи. Такими людьми были заселены, наверное, города древних философов, энциклопедистов. Вот его взгляд на нашу маленькую планету с космической орбиты: «Смотришь из космоса – и буквально дрожь берет. Сам космос иногда кажется средоточием враждебной черноты бесконечности. Странные чувства приходилось переживать там. Об одном хочу особо сказать. В космосе для меня совершенно явственно было приближение к большой Истине: там, вне пределов человеческой воли, есть Тот, кто дирижирует и сберегает бытие. И Он добрый, и Он терпеливый. Я теперь это знаю точно».

Силой своего разума и предельной ответственностью Макаров спас не одну идею, не одну жизнь. Но об этом не сказал ни слова – работа и есть работа. Олег Григорьевич был незаурядным инженером. Выпускники легендарного Физтеха особенно ценили в лекциях доцента Макарова основательность и неповторимую манеру подачи сложнейших тем. Те ребята понимали: полетят доли процента. Остальным – надежно обеспечивать взлет, полет и посадку. Как в бардовской песне: «Ах, как хочется в небо, разогнавшись, ворваться и услышать команду – внимание, взлет! Но ведь надо кому-то на земле, на земле оставаться, чтоб мальчишек отправить в полет».

Однажды спросила собеседника о творческом подходе к исследованиям. Олег Григорьевич ответил довольно резко: «Ваши импровизации хороши в филармониях. В нашем деле дисциплина во сто крат важнее самых творческих начал. И тут нет и не может быть дискуссий, кто главнее, умнее и красивее. Космическая работа почти как война по риску потерь. Задание срывать невозможно, это ступень для новых полетов других людей. Бывали ли сбои? К сожалению. Чаще по гордыне или трусости. Но мы, те, кто внутри дела, знаем все нюансы, и потому нас не проведешь. Если ты отдал все силы, и у тебя не получилось, если подвела техника – мы это первые поймем. Но если ты банально и пошло сдрейфил – мог и должен был сделать и не сделал, – пощады не жди. Тебя не заложат начальству. С тобой просто никто и никогда больше не полетит. А в остальном у нас все как у людей».

Да, все как у людей. Настоящих – и на Земле, и в Небесах. Вспомним их благодарно. Всех, кому отдавала наша газета свою любовь все свои неповторимые сто лет.
Автор: Кира КОЧЕТКОВА
1280

Возврат к списку

На мосту через Шошу в Тверской области приступили к обустройству проезжей части
Мост через реку Шоша в Тверской области, который возводится на 126 км – 127 км скоростной автомагистрали М-11 «Москва-Санкт-Петербург», находится в высокой степени готовности. В настоящее время на объекте идут работы по обустройству проезжей части.
14.08.201816:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость