20 Июля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Рубрики
К началу
Новости дня

Читатели с пионерским детством помнят повести и рассказы писательницы Зои Воскресенской. Чего в них не было, так это навязчивого пафоса и ходульных образов героев. Позже о литературной манере Воскресенской напишут, что в ней чувствуются «аналитические навыки разведчицы».

Теперь я могу сказать правду

А ведь так оно и было. Когда ее книги выходили тысячными тиражами, почти никто и не знал, что писательница четверть века отдала службе внешней разведки и имеет звание полковника. Свою последнюю книгу уже о самой себе Зоя Воскресенская напишет незадолго до смерти. Она будет называться «Теперь я могу сказать правду». Но подержать ее в руках так и не успеет. Земной путь разведчицы и писательницы окончится в 1992 году. Была в ее удивительной жизни история, связанная с оккупированным Калинином, но, прежде чем о ней рассказать, надо напомнить основные вехи довоенной биографии Зои Воскресенской. Как девушка попала в сверхсекретное ведомство внешней разведки.

Она родилась в 1907 году в Тульской губернии. В 14 лет стала библиотекарем в ведомстве ВЧК. Потом работала в штабе частей особого назначения (ЧОН). В начале тридцатых годов ее берут в иностранный отдел ОГПУ. Первое ответственное задание Воскресенская выполняла в Харбине. Каждый раз новая легенда была у нее в Латвии, Германии, Финляндии, Швеции. Она имела возможность учиться у самой Александры Коллонтай. В своей женской красоте Воскресенская была неотразима. Ей шел образ скучающей баронессы в роскошных нарядах и - деловой сотрудницы известной фирмы или ведомства. Работая в условиях заграницы, она встретит любовь своей жизни: советского разведчика Бориса Рыбкина, который впоследствии погибнет при выполнении служебных обязанностей.

В этой последней книге она лаконично, но с редкими деталями опишет то, что сохранила ее память разведчика, естественно, в пределах того, что было открыто для опубликования. Перед самой войной Зоя Воскресенская работала в столице и являлась одним из основных аналитиков внешней разведки. Вся информация о подготовке Германии к войне с Советским Союзом собиралась в специально созданном литерном деле с безмятежным названием «Затея» и тут же передавалась Сталину и Молотову. Именно к героине этого материала стекались разведданные от знаменитой «Красной капеллы», группы антифашистов в самом логове гитлеровской Германии.

Вальс с Шуленбургом

В книге есть глава с таким интригующим названием. В мае 1941 года посол Германии в СССР давал обед в честь приезда в Москву солистов балета Берлинской оперы. Это была часть игры вермахта по усыплению бдительности российской стороны. На приеме присутствовали деятели нашей культуры, в том числе и Зоя Воскресенская. Посол пригласил ее на танец. Вот как она это описывает: «Танцуя, мы прошли по анфиладе комнат, и я отметила в своей памяти, что на стенах остались светлые, не пожелтевшие квадраты от снятых картин». Еще она увидела груды чемоданов. Немецкие дипломаты явно готовились покинуть Москву. Об этих заметных деталях она сразу доложила на Лубянку.

Последние аналитические записки от группы разведчиков ушли наверх 17 июня 1941 года. В них было четко сказано: «Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного наступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время». Как пишет автор, Сталин назвал эти сведения очередным «блефом».

Под церковным прикрытием

С первых дней войны Воскресенская была сотрудником Особого отдела, который возглавлял заместитель начальника внешней разведки генерал Павел Судоплатов. Они занимались подбором, обучением и переброской в тыл врага диверсионных и разведывательных групп. Одну из таких групп в случае оккупации Калинина как раз и готовила Зоя Ивановна. Разведчики должны были работать под церковным прикрытием. Идея возникла после того, как в военкомат обратился епископ Василий Ратмиров. Он просил отправить его на фронт, чтобы защитить от супостата православную церковь. С ним и встретилась разведчица. Говорили долго. Василий Ратмиров рассказал, что был направлен епископом в Калинин. На предложение Воскресенской взять под свою опеку двух разведчиков и прикрывать их духовным саном согласился не сразу. Особенно он боялся кровопролития в храме. «Я заверила его, - пишет в своих мемуарах Воскресенская, - что эти люди будут вести тайное наблюдение за врагом, военными объектами, передвижением войсковых частей, выявлять засылаемых в тыл шпионов».

Руководителем группы был назначен подполковник Василий Иванов с оперативным псевдонимом Васько. Вторым участником стал Иван Куликов, сержант истребительного батальона войск НКВД (оперативный псевдоним – Михась). Их пришлось обучать основам богослужения. Облачение получили из фондов музея. Одно из них, шитое жемчугом, пришлось отклонить. Это одеяние было для служителя более высокого ранга и для более торжественных случаев. В августе 41-го года группа прибыла в Калинин. Вначале служба шла в Покровской церкви Пресвятой Богородицы, но после того, как она пострадала от бомбежки, епископ со своими помощниками перешел в городской собор. Вскоре город заняли немцы и священнослужителя вызвали к начальнику гестапо. Там он рассказал, как пострадал при советской власти, пройдя тюрьму и северные лагеря. В гестапо поверили, что русский священник, обиженный комиссарами, окажет содействие немецким властям. Молодые и статные помощники епископа не вызывали подозрений. Васько и Михась успешно собирали разведданные: выявляли пособников оккупантов, уточняли расположение войсковых частей. Все сведения передавались в Центр через радистку Анну Баженову (оперативный псевдоним – Марта).

После освобождения города разведчикам пришлось пройти еще через одно испытание: нашему командованию стали поступать сигналы о «подозрительном» поведении служителей храма. Сотрудники СМЕРШа даже решили арестовать группу, но из Москвы последовал приказ взять ее под охрану. Разведчики доложили, что выявили более тридцати агентов гестапо, указали места тайных складов оружия. Родина наградила их за совершенный подвиг орденами «Знак Почета», решением Синода опекавший их епископ стал архиепископом и получил наградные золотые часы. И еще один счастливый момент этой истории: Иван Куликов, тот самый Михась, нашел тогда в храме свою любовь. Он женился на девушке-прихожанке. Их взгляды впервые встретились в тяжкое время среди гроз и опасностей.

Москва-Воркута

Послевоенные годы были нелегкими для Зои Воскресенской. После смерти Сталина преследованию подвергся генерал-лейтенант Павел Судоплатов, с которым она многие годы работала в разведке. На одном из партийных собраний отважная женщина сказала о своем шефе добрые слова. Это был дерзкий вызов системе, ведь с гонимыми обычно даже боялись здороваться. И буквально на следующий день она лишилась своей столичной должности. Ей пришлось отправиться в Воркутинский лагерь начальником спецотдела. Приезд полковника, да еще красавицы, наделал шума. Зоя Ивановна с головой окунулась в работу, забыв про столичный лоск. Это была особая жизненная школа, когда пришлось иметь дело с изломанными людскими судьбами. Она пыталась помочь тем, кто был осужден несправедливо. Забыть такое невозможно: в 40-градусный мороз заключенные принесли ей на квартиру два кустика белоснежных флоксов, которые вырастили сами. Литературной деятельностью разведчица смогла заняться после выхода в отставку в 1955 году. Ее парадный китель был тяжел от орденов и медалей.

Зоя Воскресенская-Рыбникова родила двух сыновей, прожила долгую жизнь. Вероятно, ей было непросто многие годы хранить в себе огромный пласт информации и впечатлений, так бывает у разведчиков. Главная книга исподволь зрела в душе. Когда стало возможно ее написание, она родилась быстро. Кто-то однажды заметил, что среди разведчиков немало долгожителей. Героиня этого материала всегда считала, что при всех, даже запредельных трудностях нужно ставить перед собой цель и побеждать. Одному из учеников по литературному творчеству она написала: «Будь щедр на мысли, скуп на слова, ищи свои, еще никем не хоженые тропы к сердцу читателя». Она умела находить такие тропы и благодарила судьбу за то, что ей давались для этого уникальные возможности.

Из книги Зои Вознесенской «Теперь я могу сказать правду»:

«Мы сами занимались шифровальной работой, фотографировали документы, печатали «почту» на пишущей машинке, писали тайнописью, сооружали тайники. Мне было запрещено иметь домработницу, поэтому уборкой занималась сама. Приходилось иногда готовить кушанья для дипломатических посольских приемов и после ухода гостей порой обнаруживала на кухне чаевые «для повара».

Автор: Татьяна ГЕОРГИЕВА
1053

Возврат к списку

Тверскому Дому поэзии передали бюст Андрея Дементьева
19 июля в Твери стартовал молодёжный поэтический форум. Он является центральным из мероприятий в честь 5-летия единственного в России Дома поэзии и посвящён памяти основателя учреждения, знаменитого поэта Андрея Дементьева. В ходе открытия форума Дому поэзии передали бюст Андрея Дементьева.
19.07.201820:58
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость