18 Декабря 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
К 70-летию Великой Победы 24.08.2015

Чудом спаслось всего несколько человек

Немцы появились у нас в сентябре 1941 года. Дико было видеть долговязые гогочущие фигуры с автоматами наперевес и визжащей добычей под мышкой

Немцы появились у нас в сентябре 1941 года. Дико было видеть долговязые гогочущие фигуры с автоматами наперевес и визжащей добычей под мышкой. 

По ночам звучали выстрелы: через оккупированную территорию пробирались к нашим войскам выходящие из окружения красноармейцы. А в какой дом ни постучи – немцы. Договорились носить еду в место поприметнее, где просиживали дни, ожидая темноты, окруженцы – на гумно, в лозняк у берега реки. Средь бела дня у немцев на глазах: коромысла на плечи, вроде бы по воду пошли, а в ведрах – вареная картошка, хлеб. По утрам находили на улице, во дворах наши листовки, их сбрасывали ночью с самолетов: «Ждите, мы скоро придем. Помогайте проходящим красноармейцам. Терпеливо переносите невзгоды фашистской неволи».

Выпал снег, и стало еще тяжелее. Немцы теперь совсем не церемонились. Заходили во дворы и стреляли скот, могли остановить посреди улицы старика и стащить с него валенки.

В тот день, 19 октября, у меня в гостях была подруга. Уговорила проводить. На обратном пути встретила соседскую девчонку: «Ой, теть Ань, что-то стреляют!» Мы побежали и увидели, как немцы поджигают дом за домом. Вбежала к себе: «Надо уходить!» Отец засомневался: что, вот прямо так, не захватив теплых вещей? Они были спрятаны в сенях. Он сказал: «Я сейчас, мигом!» Этот миг стоил ему жизни: каратели встретили его на придворке и расстреляли. Мы с матерью не видели этого – ждали за домом. Мимо грузно, задыхаясь, пробежала соседка: «Чего ждете-то? Всех расстреливают!» Мать метнулась к дому: «Отец!» Навстречу звучали выстрелы. Я схватила ее за рукав и потащила со двора. Под градом пуль мы бежали к лесу, кто-то бежал неподалеку, кто-то падал. Свалилась, задыхаясь, и мать: «Не могу больше! Пусть убивают!» Я подхватила ее и поволокла. Когда достигли леса, услышали детский плач: из-за кустов показалась невестка с детьми. Ребятишки стояли на снегу босиком, так спешили убежать, что не успели одеться. С грехом пополам мы обули детей и отправились в соседнюю деревню Семеновское. Но она тоже горела. Как загнанные звери крутились мы на клочке леса. Потом пошли в деревню Карпани. Немцы побывали и там, но большинство жителей успели уйти. Предупредила их девочка из Семеновского, выскочившая от расстрела в окно в одном платье.

Позже, когда пожары стали стихать, гитлеровцы сняли охрану и ушли. Горстка спасшихся вернулась на пепелище. Страшная картина беды предстала нашим глазам. Не удалось спастись женщине, предупредившей нас: уже неподалеку от леса ее настиг выстрел. Трупы валялись повсюду: немцы не щадили ни стариков, ни беременных, ни детей. 108 смертей, 108 трагедий. Чудом выжило всего несколько человек.

А потом пришла памятная ночь освобождения. И люди в ушанках со звездой казались такими родными, как те, оставшиеся на пепелище. Тут выяснилось, что еще не все слезы кончились – мы снова плакали, но от радостных слез оживали и глаза, и сердца…

                                                           *  *  *

Воспоминания о бесчинствах оккупантов на западнодвинской земле принадлежат жительнице деревни Селяне Анне Ивановне Антиповой. После войны она жила и работала в Западной Двине, затем в Калинине.
Автор: www.tverlife.ru
96
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость