20 Октября 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
К 70-летию Великой Победы 22.06.2015

Мать родная не узнала

Фотограф: ГАРФ

Так изменили его три суровых года

Так изменили его три суровых года

Он стучался в родной дом, понимая, что вызовет переполох – ночь на дворе. Но где уж тут ждать утра! Из-за двери раздался действительно испуганный материнский голос: « Кто там? Чего надо?» – «Сын приехал!» – бодро крикнул Михаил, ему не поверили: «Какой сын?» Но дверь все же открыли. Входя, он вспомнил выражение: «Родная мать не узнает». Неужели так изменился за два года и восемь месяцев? И голос стал другим? Женщина со страхом и надеждой вглядывалась в лицо военного в пропахшей железом, машинным маслом и паровозной гарью одежде и, наконец, уткнулась лицом ему в грудь, обняла и заплакала в голос: «Мишенька! Живой!»

Три года назад на фронт ушел 17-летний мальчишка. Сейчас перед ней стоял мужчина, воин. Усаживая дорогого гостя за стол, мать рассказывала горестные новости: трагически погиб отец, без вести пропал на фронте брат Иван… Зато младшие дети подросли: Володя уже в восьмом классе, Полина в пятом. Они тоже вертелись рядом, осторожно трогали орденские планки: «За что ты награды получил?» А ему и верилось, и не верилось, что война позади….

Своих в беде не бросим

За неделю до начала Великой Отечественной Михаил Бабкин окончил семилетку. А в восьмом классе учиться уже не пришлось – всех направили на работу в колхозы. Подростки убирали хлеб, дежурили на улицах, наравне со взрослыми рыли противотанковые рвы. Война подходила все ближе к их Валуйкам. Через Белгородскую область уходили на восток беженцы. Часто бомбили, на станции горели вагоны, железнодорожники, отправляясь на службу, на всякий случай прощались с родными.
Все больше людей одевали шинели. Среди них был и старший брат Иван. Отца, участника Первой мировой и Гражданской войн, призывать не стали. Михаил бы с радостью бил врага, да возраст не позволял.

А потом в город вошли немцы. Полгода оккупации показались страшным сном. В школе фашисты устроили конюшню, в городе оборудовали лагерь для военнопленных. Трудно было без слез смотреть, как оборванные, разутые, изможденные бойцы брели по улице под дулами немецких автоматов. Их почти не кормили, но выгоняли на тяжелую работу. Местные жители, сами полуголодные (немцы хорошо «почистили» дома), все же старались подбросить пленным сухари или овощи. При этом рисковали головой: за такую помощь полагался расстрел. Как-то ближе к вечеру к Бабкиным постучали двое в арестантских полосатых костюмах. Родители открыли дверь и, оглянувшись тревожно, не видят ли их, быстро втащили солдат в дом. Мать собрала на стол и пошла искать из одежды отца и Ивана то, что подойдет беглецам. Окольный путь из города им показал младший брат Володя – мальчишка меньше привлекал к себе внимания. Дома еще долго гадали, удалось или нет пленным добраться до наших. Молились, чтоб дошли. А потом вдруг появился Иван.
Их часть попала в окружение, выходить приказали небольшими группами. Оказавшись в знакомых местах, брат решил, что проще всего идти к родным, в Валуйки. Не знал, что немцы уже здесь… Мать говорила: «Это потому ему удалось добраться незамеченным, что мы тех двоих спасли. Бог правду видит…»

Орудийный мастер, он же командир

В январе 1943-го Валуйки освободили. В военкомат они пошли все втроем: отец, Иван и Михаил. Главу семьи опять не взяли, Ивана после проверки отправили обратно в полк, а Михаил, хоть 18 ему должно было исполниться только в ноябре, получил наконец «добро». Вместе с ним мобилизовали и многих его друзей. 

И вот на них уже солдатская форма, а командир, проходя мимо строя молодых бойцов, командует: «У кого семилетнее образование – шаг вперед». Бабкина отправили в Гороховецкий артиллерийский центр, а затем в 324-й армейский истребительно-противотанковый артиллерийский полк. В нем и сражался до самой Победы.

Фронт начался для них с боев в районе Курской дуги. Михаил был орудийным мастером, другими словами, отвечал за то, чтобы противотанковые пушки работали безотказно. Под вражеским огнем полз через поле на огневые позиции к замолчавшему орудию разбираться, в чем дело. Однажды в стволе застряла отстрелянная гильза – ее пришлось выдавливать силой. Но чаще не срабатывал «накат». Причина простая: недостаточно смазки. Но пойди достань это масло, которого всегда не хватало. И орудийный мастер добывал его всеми правдами и неправдами. Если расчет неисправного орудия впадал в панику, Бабкин брал инициативу в свои руки: сам подносил снаряды, сам заряжал пушку, сам наводил на цель. Со временем он стал командиром орудия, что, впрочем, не освобождало его от прежних обязанностей.

Получив боевое крещение на Курской дуге, полк двинулся к Харькову. А дальше был Днепр. Все, кто пережил переправу, откровенно говорят: это все равно что пройти сквозь ад. Пришлось переправляться через реку трижды. Догола раздевшись, в ледяной воде солдаты на руках выносили ящики, разгружали паромы, на лямках вытаскивали орудия, чтобы сразу приступить к оборудованию огневых позиций. 

За боевые подвиги полк был награжден орденом Богдана Хмельницкого, а близ Кривого Рога, в селе Лозоватка, ему впоследствии поставили памятник. Там в братской могиле покоятся 19 боевых товарищей Михаила, и всех он помнит поименно. 

Бабкин участвовал в освобождении Югославии, Румынии, Болгарии. 9 мая 45-го бойцы встретили в болгарском городе Бургасе. Пока шли и ехали на митинг, прямо из окон домов жители бросали освободителям цветы. И вот над главной площадью раздался зычный голос командира полка Ильи Попова: «Другари и другарки! Гитлер хотел повернуть колесо истории назад, но оно не вертится…»

Солдатская правда

Война закончилась, а служба продолжалась. Правда, на несколько дней домой на побывку Михаила отпустили. А когда он демобилизовался окончательно, решил стать учителем. Вместе с женой Верой много лет преподавал в школе родного города историю, начальную военную подготовку. Полевые сборы под его руководством дисциплинировали даже самых непослушных мальчишек. Многие из них по совету Михаила Петровича поступали впоследствии в военные училища и долго еще писали педагогу, просили совета, благодарили…

Однажды Бабкин выступил с замечательной инициативой: собрать на валуйской земле своих однополчан, многих из которых призвали именно отсюда. Боевые друзья встретились спустя годы. И радовались, и плакали, вспоминая фронтовые дороги, погибших товарищей. И дату, о которой нельзя говорить без боли: 22 июня – День памяти и скорби. 

Сегодня Михаил Петрович с женой, дочерью и внучками живет в Твери. В ноябре этого года он отметит свое 90-летие. По-прежнему бодр, по поручению совета ветеранов выступает в школах, охотно встречается с молодежью. И даже написал книгу «О себе, родных и друзьях». Это суровая солдатская правда, без натяжек и лакировки. Книга издана в нашей областной типографии, но, увы, маленьким тиражом. А познакомиться с ней школьникам было бы очень полезно.

Ольга ИВАНОВА

Автор: Ольга ИВАНОВА
83

Возврат к списку

В Тверской области обсудили ход работ по восстановлению Спасо-Преображенского собора
20 октября губернатор Игорь Руденя провел совещание, на котором обсуждался ход работ по восстановлению Спасо-Преображенского собора в Твери. В обсуждении приняли участие Митрополит Тверской и Кашинский Савва, руководство благотворительного фонда «Собор».
20.10.201811:33
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость