16 Октября 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
День Победы 27.04.2010

Был у Жукова обозным

Нет семьи, которую ни затронула бы война.

Нет семьи, которую ни затронула бы война. В нашей воевали дедушка и моя мама. Дедушка, Александр Семенович Ганьшин, был родом из Старицкого района, из деревни Задорье. Перед войной он жил в Ленинградской области. Его призвали
в первые же дни войны, хоть он был уже немолод – 44 года. А моя будущая мама Анна Ганьшина ушла вместе с ним добровольцем. Правда, дед не одобрял ее решения, считал, что война – дело мужское. Тогда ведь еще трудно было представить, какой она будет тяжелой и долгой. Но мама была комсомолкой и считала, что это ее долг – сражаться с врагом.
Судьба распорядилась так, что они оба участвовали в ожесточенных боях за Пулковские высоты. Дедушка воевал в пехоте, а мама была санинструктором и выносила с поля боя раненых. Дальше их фронтовые дороги разошлись, но оба дошли до Берлина и вернулись домой живыми.
У обоих было много наград, и моей обязанностью было начищать их к маю. Висели они на видном месте, под фотографиями в переднем углу. Я просила время от времени бабушку дать мне их поиграть, но это строго-настрого запрещалось. Правда, бабушка, не в силах устоять перед моими слезными просьбами, иногда разрешала поиграть удостоверениями, или, как я их называла, книжечками. Но только когда деда не было дома, потому что он ругал нас, говорил, что удостоверения – совсем не игрушки.
Про войну и дед, и мама рассказывали неохотно, но некоторые эпизоды врезались в
детскую память. В частности, про бой за Пулковские высоты. Взвод дедушки находился на совсем открытом пространстве. Молодой командир, получив приказ наступать, отдает команду: «Вперед!» Солдаты, совсем пацаны, только поднимутся – по ним шквальный огонь. Они и падают, как снопы. А командир снова: «Вперед!» Вот дедушка подполз к нему и говорит: «Что ж ты губишь людей, под огонь гонишь? Видишь, вот недалеко кустики? Перебрось туда ребят, а уж если так надо прямо под огонь идти, давай я пойду, я все же на свете пожил, а эти зеленые и жизни не видели». Поднялся и пошел. Какой-то солдатик закричал ему вслед: «Дяденька, не ходи, убьют ведь!» Немцы немного растерялись, увидев, что идет только один человек, но, впрочем, очень скоро снова начали обстрел. Дедушку ранило и контузило. Но остальных солдат действительно перебросили к кустикам, и дальше бой продолжался уже без лишних потерь.
Дедушку доставили в госпиталь. В один из дней в палату вошли трое военных. Судя по виду – большое начальство. Видно, проверяли, как содержат раненых. Один из вошедших спросил: «А где тот солдат, что взял командование под свой контроль?» Ему показали на дедушку. Он подошел, посмотрел. И обернулся к сопровождающим: «Представить к награде!» Когда гости ушли, дед спросил у сестричек: «Кто это был?» Ему ответили: «Сам Жуков!» Позже выяснилось, что Жуков видел всю сцену в бинокль. Я спрашивала у дедушки: « А почему командир посылал людей на смерть? Он что, глупый был?» Дед отвечал: «Да нет. Не то что бы глупый… Тоже еще зеленый, только что из училища, необстрелянный. Я-то все же гражданскую прошел. А он что? У него приказ. А раскидывать своим умом еще не научился. Между прочим, я же его перед ребятами осрамил и действовал самовольно, он бы при желании мог меня в
штрафбат отправить за подрыв авторитета командира и спор с ним во время боя. А он все понял правильно, значит, был в парне толк».
После госпиталя деда взяли к Жукову обозным. Выходит, он не забыл тот случай. Дед возил обмундирование солдатам. По его рассказам, когда доставлял Жукову новую шинель, сапоги (у него обмундирование всегда оставляло желать лучшего, поскольку в штабе он бывал мало, чаще на передовой), Георгий Константинович, как правило, отвечал: сначала переодень солдата. Дед очень уважал Жукова, говорил, что он был не только талантливый полководец, но и хороший человек.
Дедушка и мама прошли Польшу, Австрию, Венгрию. Всего повидали. Для мамы самым страшным воспоминанием о войне осталась переправа (к сожалению, не помню, через какую из рек), когда вода была алой от крови. И казалось, течет кровавая река…
Дедушку демобилизовали еще до конца войны. Он умер в 70-х годах и похоронен (вот ведь судьба!) в Пулково.
На войне мама познакомилась с моим отцом – капитаном Михаилом Емельяновым. Так что я – дитя любви и войны. Они приехали к нам домой из Германии, незадолго до того как я должна была родиться. Мама была уже демобилизована, а отцу еще предстояло участвовать в войне с Японией. Он дождался моего рождения, назвал меня Галочкой, но опоздал в часть на три дня. Это было серьезное нарушение, и, наверное, отцу крепко досталось, но он хотел видеть свою дочь.
После демобилизации он уехал на свою родину, устроился на работу на шахту, но нас с мамой вызвать к себе не успел – произошел несчастный случай, и группа шахтеров, в том числе и мой папа, погибли в шахте при обвале. Мама всю жизнь хранила его письма. Она тоже погибла трагически – утонула в 42 года.
О войне я знаю еще и по рассказам своей тети, маминой сестры Нины Александровны Ефимовой. Она умерла совсем недавно, год назад. Труженик тыла, она рассказывала, как в нашем доме жили немцы. Они менялись и были разные: одни сами говорили, что не хотят воевать, что дома у них семьи, и, получая посылки из дома, угощали детей шоколадом, наливали супу. Другие издевались: загонят всех на лежанку и топят так, что от жары нет сил терпеть: все трещит, а они гогочут. Когда бабушка сказала – спалите избу, ей надавали по щекам. Переловили всех кур, перевели всю скотину, даже лошадь съели..
Тетя Нина вместе с другими подростками рыла противотанковые рвы, после ухода немцев ухаживала за ранеными быками на ферме, хотя она была с 1930 года, то есть совсем еще девчонка. Другая моя тетя, Зоя Александровна,
в 13 лет работала в Перми на военном заводе. А потом в Питере – на карбюраторном заводе. Там она потом работала и в мирное время. Моего двоюродного дядю Евгения Модестова немцы угнали в Германию, он батрачил на хозяев. Многие наши родные потеряли в войну кров. К родственникам из деревни Боярниково бомба вообще упала прямо в дом. Вот так нашей семьи коснулась война.
А?теперь?просьба:?может, кто-то?из?читающих?эти строки?что-то?помнит?о моих родителях? Мне любые воспоминания дороги, так же, как и всем моим родным.

Галина Михайловна ЖИВОТОВСКАЯ,
внучка Александра Ганьшина, дочка Анны Ганьшиной

Автор: Подготовила Ольга ИВАНОВА
241

Возврат к списку

Сельхозпредприятия Тверской области завершают заготовку кормов ВИДЕО
Последние дни теплой погоды животноводческие предприятия используют на уборку полей, засеянных кормовыми культурами. Заготовка собственных кормов позволяет значительно снизить расходы предприятия и сделать его продукцию гораздо более конкурентоспособной.
15.10.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость