20 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 02.02.2015

Он создавал симфонию Верхневолжья

Фотограф: Семейный архив

Душа Феликса Сафаряна живет в зданиях и площадях нашего города

Душа Феликса Сафаряна живет в зданиях и площадях нашего города

Говорят, задача архитектора – попасть в такт с мелодией города, зазвучать в унисон с его оркестром. О Феликсе Павловиче Сафаряне можно смело сказать, что он взял дирижерскую палочку и повел тверской оркестр за собой. 

Здания, которые он создавал, его архитектурные ансамбли не просто красивы, надежны и функ­циональны – они гармонично вписывались в облик города, формируя структуру визуального ландшафта. 

Комплексы зданий Тверской государственной медицинской академии, Госбанка, ансамбль площади Пушкина с ее выставочными залами, гостиница «Волга», здание центральной городской библиотеки имени Герцена, Дворец культуры «Пролетарка». Наш Дом печати, кстати, тоже его детище. И жилых домов не счесть. 

Если архитектура – застывшая музыка, то на счету Феликса Павловича полсотни симфоний, которые «звучат» по всему Верхневолжью. И не только в его столице – в Ржеве, Бежецке, Удомле, Осташкове… Его мемориал в Удомле и «Свой дом» в Бежецке завоевали второе место на престижном всероссийском конкурсе.

Но в Твери его домов больше всего. В этот город, который он выбрал и который создавал, Феликс Сафарян приехал в конце 60-х и навсегда связал с ним свою судьбу. И неважно, что назывался он тогда Калинином, – душа города остается неизменной и все равно пробивается, прорывается сквозь идеологический официоз. Наверное, Феликс Павлович это так хорошо понимал, потому что его детство и юность прошли в Закавказье, в древнем Гяндже, который лет шестьдесят – какой-то миг в его тысячелетней истории! – назывался Кировабадом. 

Родился Феликс Павлович в 1942 году, отец погиб на фронте; мать, привезенная мужем из Луцка, так и не прижилась после его смерти в чужой среде, вернулась на родину, где у нее вскоре сложилась новая семья. Осиротевшие родители Павла Сафаряна внука ей не отдали, и мальчик вырос, окруженный их любовью, но сохранивший в душе незажившую детскую рану. Может, потому он позднее так ценил свою собственную семью, так нежно любил ее, строил крепко и надежно, как самые лучшие свои здания? А вообще для Сафарянов архитектура и строительство были, можно сказать, занятием традиционным; этот род дал известного советского архитектора Самвела Сафаряна, а ныне на постсоветском пространстве пользуется признанием армянский архитектор Лия Сафарян. Сам Феликс Павлович в этом фамильном кругу занимает исключительно достойное место – он заслуженный строитель СССР, почетный строитель Верхневолжья, член Союза архитекторов России и Российского общества инженеров в строительстве; лауреат престижных конкурсов. 

Так что профессию он, можно сказать, не выбирал – это профессия выбрала его. Правда, учиться пошел не сразу – сначала пару лет пришлось поработать. А потом отправился в Москву, в институт инженеров землеустройства, где к тому времени уже открыли архитектурный факультет. Окончив его в 1967 году, Феликс Павлович – сначала на преддипломную практику, а потом и насовсем – приехал в Калининскую область. Здесь в тресте «Калининспецстрой» уже работала его молодая жена, получившая диплом двумя годами ранее. С Валентиной Антоновной они учились вместе и поженились еще студентами 51 год назад, 23 января 1964 года. Жизнь сделала Феликсу Павловичу последний подарок, позволив встретить золотой юбилей со своей единственной любовью. А 31 января 2014-го его не стало…

Мы с Валентиной Антоновной сидим в старом доме на Трехсвятской, где прошли их лучшие годы, выросли дети и внуки. Пьем чай, неспешно беседуем, перебираем фотографии. Снег заметает окно, и по его стеклу словно проходят замедленными кадрами былые годы и дни. 

Феликс Сафарян всегда принадлежал к числу архитекторов, для которых важно было не просто придумать и начертить, но прежде всего – построить. Он был и архитектором, и строителем. Более того, именно этот завершающий этап почитал главным.

 – Всегда твердо на этом стоял, – вспоминает Валентина Антоновна. И рассказывает, как возводили девятиэтажку на Горбатке – ту самую, что похожа на открытую книгу. – Да он месяц там с рабочими провел, все следил, чтобы они кирпичи правильно укладывали! 

Понимаете? Ряды кирпичной кладки образуют едва уловимые линии, которые создают определенное восприятие дома. Тот самый визуальный ландшафт. 

Архитектор Сафарян всегда исходил из того, что здание должно вписаться в среду, в его стилистику, быть красивым и удобным. А еще – спокойным. Приглядитесь, его дома современны, но никогда не режут глаз радикальным формотворчеством – оно ведь не всегда и не везде уместно. Мудрый градостроитель всегда заботится о гармонии, а она спокойна и комфортна. Разумность решения и качество исполнения всегда отличали его работу.

Большая часть жизни Феликса Павловича была связана с «Тверьгражданпроектом». Быстро выдвинулся, был главным архитектором проекта, а затем и главным архитектором института; несколько лет занимал пост первого заместителя директора. Последние время работал в ЗАО ОСК «Тверьгражданстрой» главным архитектором. И всегда был полон идей, которые готовился реализовать.

Мысленным взором он буквально видел те здания, которые построит, и кварталы, которыми будет разрастаться Тверь. К примеру, Феликс Павлович изучал историю нашего города, собирал сведения об утраченных памятниках тверского средневековья. И был увлечен проектом «Древняя Тверь» – идеей создать на окраине города такой историко-культурный и туристический объект с парковой зоной. Обсуждали этот проект много лет, все понимали, насколько это интересно, да дело стопорилось из-за нехватки финансов. 

Он воспитывал учеников, очень серьезно занимался теоретическими проблемами архитектуры, писал научные работы и картины – их Феликс Павлович оставил много, и они тоже интересны. А еще мастер любил и понимал все, что растет – у него даже виноградная лоза проклюнулась росточком в цветочном горшке и поднялась из косточки! А лоза – это вечное торжество жизни. Конечно, он хорошо чувствовал это, ведь мальчишкой на окраине далекого южного города сам помогал деду делать вино…

Сыновья и внуки Феликса Павловича и Валентины Антоновны живут, работают, учатся в Твери. Старший сын, Артур Феликсович, тоже архитектор, как и внучка Анна. Младший сын, Арам, врач.
Какой путь выберут остальные внуки? Пока сказать трудно. Но пусть он непременно будет добрым.

Позволю коснуться еще одного аспекта – национального. Феликс Сафарян, сын армянина, погибшего при защите Грозного, и русской женщины из украинского города Луцка. Выросший в Азербайджане и более полувека проживший в России. Трудившийся на благо Верхневолжья, влюбленный в Тверь и поставивший свой дар и свое мастерство ей на службу. Да, Сафарян уникален, как уникален каждый большой талант. Но на постсоветском пространстве таких судеб немало. Прежде всего – в России, которая издревле принимала всех, кто приходил к ней с добром. Воздавала добром за добро и золотом переплавляла в своем тигле. Так и должно быть всегда. Эта способность принять, приять и возродить в новом качестве – уникальная особенность и неисчерпаемое богатство нашей великой державы. Род Сафарянов продолжается в Твери, где звучат каменные симфонии их отца и деда.

Лидия ГАДЖИЕВА

Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
265

Возврат к списку

В Тверской области прошел ежегодный усадебный праздник "Сиреневое Домотканово"
В залах усадебного дома были представлены подлинные работы Валентина Серова – живописный эскиз к картине "Русалка" и графические работы из фондов Тверской областной картинной галереи.
20.05.201811:55
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость