25 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
К 70-летию Великой Победы 26.01.2015

Раненые просили: «Посиди с нами»

Фотограф: АРХИВ ГАЛИНЫ ТИМОШЕНКО

А «медсестра» еще и в школу не ходила

А «медсестра» еще и в школу не ходила

Галина Тимошенко (в то время Куликова) провела в осажденном Ленинграде все 900 дней. Кого-то это, возможно, удивит, ведь малышей эвакуировали в первую очередь – у них почти не было шансов выжить в голодном неотапливаемом городе. Галя все перенесла потому, что мама работала в госпитале и держала дочку при себе, деля с ней скудный паек. 

В блокаду ленинградцы жили там, где трудились: одни часто спали прямо в заводских цехах – отстояв у станков полторы-две смены, до дома было просто не дойти, другие – в конторах. Когда выдавалось время, люди шли на расчистку города, дежурили на крышах, спасая здания от «зажигалок», обходили семьи, где уже никто не вставал. То, что мама Гали жила при госпитале, никого не удивляло. Тепло относилось медицинское начальство и к находившемуся рядом ребенку. Да и куда могла женщина пристроить дочку, если муж, служивший на Балтийском флоте, погиб в первые дни войны и никакой родни в городе у них не было? Как шутил начальник госпиталя, Галю следовало взять в штат и платить зарплату: ее присутствие в палатах самым благотворным образом влияло на раненых. Девочке радовались, просили посидеть рядом. Она рассказывала, что творится на улице, декламировала незатейливые стихи и пела детские песенки. На прощание «медсестре» непременно вручали полсухаря или кусочек сахара.

В день, когда блокада была снята полностью, госпиталь гудел. Все требовали последних сводок Информбюро, поздравляли друг друга, жалели, что не удалось выписаться раньше и вернуться в части, отогнавшие фашистов от города. Гремел салют, но мама дежурила, и Галя его не увидела. Потом фронт двинулся дальше, а с ним и госпиталь. На войну ребенка не возьмешь, и маме пришлось временно отдать дочку в детдом.

Рыбий жир уже не в радость

Большинство маленьких ленинградцев покидали город зимой 1942/43 года по ладожскому льду. А Галю и других ребят, направленных в детский дом в Химках, уже вез паровоз, правда, в теплушках.
За дорогу путешественники насмот­релись всякого – война везде оставила свой след. Приют находился в усадьбе Спасская, на берегу Моск­ва-реки. В период битвы за столицу здесь размещался госпиталь, так что жизнь была налажена. Детям показалось, что они попали в дом родной. 

Галина Ивановна вспоминает: «Привели нас из бани, стоим все лысые (обрили наголо – у многих были вши), тощие, ребра, как ветки деревьев, торчат, а у женщин в белых халатах слезы в глазах».
Но к хорошему привыкаешь быстро. И рыбий жир, которому в Ленинграде радовались бы безмерно, вскоре надоел. За их столиком в столовой только один мальчуган пил его за четверых.

Гале в детдоме нравилось. Девочка росла общительной, с подружками сходилась быстро. К тому же здесь работало много кружков, в которые она с удовольствием записывалась. Особенно нравился драматический. И если поначалу ей доверяли только лаять собачкой из будки, то вскоре она уже играла маленькую разбойницу в «Снежной королеве» и была непременной участницей акробатических этюдов, часто входивших в концертные программы.

Но вот что странно: в Ленин­граде болезни обошли ее стороной, а здесь, будто торопясь наверстать упущенное, цеплялись все детские хвори.

Судьбу изменила деревня 

В 1947 году мама увезла Галю домой в Ленинград. К этому времени у нее появился братик. Правда, в основном малыш был в яслях, но когда его забирали на выходные, он с непривычки много плакал, мать раздражалась, под горячую руку доставалось и девочке. Гостивший в семье брат отца из Сонковского района, посмотрев на это, сказал: «Настя, с двумя детьми тебе одной трудно, давай заберу Галю к бабушке. Она пятерых сыновей вырастила и трех в войну лишилась. Твоя дочка будет напоминать ей об Иване». И Галя уехала с дядей в нашу область.

Бабушка действительно обрадовалась внучке, много рассказывала об отце: «Вот когда твой папа был маленьким…» В деревне жили карелы, мешавшие русскую и родную речь, с непривычки приходилось трудновато. Впрочем, освоилась Галя быстро. Правда, в школу ребятам приходилось идти три километра туда и столько же обратно. По дороге в снежки играли, и волка видели, и лося.

Но наступило непростое время реформирования колхозов, требования к работе ужесточались, а условия жизни оставляли желать лучшего. Молодежь правдами и неправдами старалась перебраться в город. Бабушка, посмотрев на это, сказала: «Может, и зря, внученька, мы сорвали тебя с места.
Здесь, пожалуй, без паспорта останешься. Вот соседская Валя Скворцова едет в Рыбинск, давай-ка и ты с ней». Но найти работу двум сельским девчонкам было непросто. И они пошли в няньки. Галя попала в семью военного. К дочке погибшего на войне моряка здесь относились тепло, с двумя малышками та быстро поладила и стала для всех почти родной. Когда главу семейства перевели служить в Баку, у девушки спросили: «Поедешь с нами?» Она не раздумывая согласилась.

Нева и Фонтанка всегда с ней

Баку надолго стал для Галины своим: здесь получила профессию мастера театрального костюма, вышла замуж, родила дочку Таню. Правда, на несколько месяцев приезжала в Ленинград – мать была уже очень больна и нуждалась в уходе. Перед смертью она жалела, что в свое время отпустила дочь в деревню, ведь многое могло бы сложиться иначе. Но что сделано, то сделано.

Расстаться с полюбившимся городом у моря пришлось в перестройку, когда начал рушиться Советский Союз. Галина собралась ехать в Тверь, где уже работала окончившая институт дочь. Муж уговаривал осесть на его родной Украине. Решили попробовать оба варианта, но супруг вскоре умер, и выбор делать не пришлось. 

В Твери Галина Ивановна возглавляет клуб «Дети блокадного Ленинграда». Они нередко собираются то у одной, то у другой подруги, вспоминают былое, делятся сокровенным, и под чай с пирогами все невзгоды, кажется, отступают. Проводят и большие встречи в Доме профсоюзов, приглашают все родственные ветеранские организации. Активно участвуют в патриотической работе, выступают перед школьниками, учащимися колледжей, студентами. Вместе путешествуют. В прошлом году съездили в Ленинград – и порадовались, и поплакали. 

У организации и лично у Галины Ивановны множество наград – почетных грамот, благодарностей от властей города и Калининского района, где клуб тоже частый гость. 

– Все потому, что помощники у меня замечательные, – говорит Тимошенко.– Лилия Абалихина, или наша «Шульженко» – Клавдия Степанова, или Серафима Сергеенко. Да любого возьми, у нас равнодушных нет. Очень активно работает Виктор Турыгин, бывший подводник, он поет в хоре ветеранов. Клуб для нас – не только память о ленинградском детстве, это настоящее братство.
Чувствуя локоть друг друга, в кругу единомышленников медленнее стареешь, словно заряжаешься от товарищей энергией.

В этом году у Галины Тимошенко юбилей: исполняется 10 лет, как она возглавляет клуб. Второго дыхания вам, дорогие наши ветераны!

Ольга ИВАНОВА

Автор: Ольга ИВАНОВА
126

Возврат к списку

В "Старом парке" Твери состоялся масштабный субботник
21 апреля мероприятие прошло на территории Тверского областного ДК "Пролетарка".
21.04.201815:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость