10 Декабря 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Губерния 13.01.2015

Судьба на лавочке сидела ( Торопецкий район)

Фотограф: АРХИВ «ТЖ»

и спокойно ждала – знала, что у этих двоих вся жизнь впереди

После новогодних каникул зима вдруг сдалась: сменила крепкий холодок на оттепель. Люди опустили воротники и перестали кутаться в шарфы. Но Александру Бегунову даже арктические минус 56 были нипочем. И дело здесь не только в характере, закаленном военным детством и послевоенной юностью, – уже полсотни лет Александра Васильевича греет любовь.

Дома у Бегуновых тепло и уютно. Дом охраняет пес Дозор.

– Ну какой ты Дозор, ты позор, – беззлобно отчитывает сторожа хозяйка Галина Герасимовна.

А муж защищает:

– Ничего-ничего, он свое дело знает.

Наверное, в эту минуту бывалый радист вспоминает станцию «Северный полюс-6» и собак Ляльку, Штепселя и Тарапуньку.

– Александр Бегунов, вечный торопчанин, – представляется он.

Рукопожатие крепкое, сразу чувствуется сила человека, которому жизнь ничего не подносила на блюдечке. А глаза удивительно добрые и чистые – точно такие же, как на старых фотографиях. Вот мой собеседник на Северном полюсе, где провел на дрейфующей льдине год и один день, вот гуляет с маленькими сыновьями, вот он в должности директора крупного совхоза. А вот самое сокровенное – Александр Васильевич и Галина Герасимовна венчаются в церкви спустя долгие годы жизни в законном браке. И столько нежности во взгляде…

Встретились они в 1957-м, вскоре после возвращения молодого полярника домой.

– Высокий, в кожаной куртке, яловых сапогах, – вспоминает свое первое впечатление супруга.

– Да, с Севера я приехал одетый с иголочки, – улыбается Александр Васильевич. – Впервые в жизни.

Детство «вечного торопчанина», выпавшее на войну и послевоенную разруху, было трудным. Младшая сестренка умерла в 1943-м от скарлатины, отец вернулся домой с тяжелым ранением. Еды не хватало – Саша опарывал липу и ел листья. А об одежде и обуви и говорить не приходится.

Но случались и праздники – КИНО. Сегодня у многих это вызовет улыбку, но немолодого механика без руки детвора встречала так, как сегодня встречают звезд, собирающих стадионы. Тот прикручивал к лавке динамо-машину, мальчишки по очереди крутили ручку, и на экране Кащей Бессмертный в очередной раз уговаривал Василису Прекрасную выйти за него замуж. Тогда Саша не знал, что со временем станет одним из тех, кого все считали героями, писали о них книги и, конечно же, снимали кино, – полярником.

В кают-компании – Роберт Рождественский

– После окончания семи классов в Старинской школе я подумывал о педучилище, – рассказывает Александр Васильевич. – Вот только в чем идти на экзамен – штанов-то нет. Да и родным надо было помогать. И я с 14 лет начал работать в нашем колхозе «Красная бронь». Казалось бы, люди в те годы легко могли озлобиться: разруха, вместо зарплаты – палочки-трудодни, хозяйство облагалось налогами. Но я видел, как каждое утро они уходили в поле и возвращались с песнями – верили: еще заживем.

Ему тоже хотелось начать новую жизнь, поэтому службу в армии ждал с нетерпением. Призвали Александра во флот, но служить матросом на корабле не пришлось: военные отобрали группу из 25 человек и направили новобранцев в Киев, в школу особого назначения по подготовке специалистов радиоразведки. После Великой Отечественной отношения с союзниками стали напряженными, шла холодная война. В задачи спецгруппы входило прослушивание американских кораблей, проплывавших в наших широтах.

Молодой радист Бегунов оказался в Полярном, навсегда изменившем его судьбу. На тот момент создавалась дрейфующая станция «Северный полюс-6», и торопчанин стал ее сотрудником.

– Северный Ледовитый океан я представлял так: огромное безмолвное пространство, стянутое льдами. А это живой организм, который постоянно находится в движении. Гидрологи, метеорологи, аэрологи изучали климат, рельеф, грунт дна, «собирали погоду», замеряли глубину.

Быт полярников – это особая тема. На станции у них были палатки, обогревавшиеся баллонным газом, потом – фанерные домики, которые, между прочим, делали в Жарковском, неподалеку от его малой родины. Неудивительно, что они согревали в любой мороз.

– В свободное время мы вместе отмечали дни рождения, устраивали футбольные матчи, крутили кино, – продолжает рассказывать Александр Васильевич. – Да и белые медведи скучать не давали. А наводнения какие случались!.. Однажды талая вода покрыла всю территорию станции, и чтобы ее спустить, пришлось бурить лед.

На «Северном полюсе-6» Бегунов познакомился с молодым поэтом Робертом Рождественским, который тогда был студентом шестого курса Литинститута и прилетел на станцию для прохождения дипломной практики. Судя по всему, впечатлений ему хватило – через год вышла в свет книга стихов «Дрейфующий проспект». Но Александр Васильевич вспоминает о полярном знакомом прежде всего как о человеке:

– Мы с ним жили в одной палатке. Отличный парень. Подружились, дали слово встретиться на «большой земле», но не пришлось – жизнь обоих закрутила…

Но главную свою встречу Бегунов не пропустил.

Две ложки, чашка и полтора рубля

Вскоре после окончания службы ему присвоили звание «Почетный полярник». В Москве в доме отдыха «Братцево» покорителей льдов и снегов награждал сам министр морского флота СССР. Домой Александр вернулся героем и сразу оказался в центре внимания девчат.

– Первой с ним познакомилась моя сослуживица Маша, – вспоминает Галина Герасимовна. – Мы обе с ней работали в комсомольской организации. Прибегает и говорит: «Галь, там такой полярник интересный». А тогда, в ноябре 1957-го, в Торопце проходила комсомольская конференция, после которой устроили танцы. Но Саша-то не делегат, а она очень хотела с ним потанцевать и попросила, чтобы я его по своему мандату провела. Александр с Машей всю ночь на лавочке просидели, а я спокойно спала – не знала еще, что там судьба моя сидит.

Потом Галину перевели на новую должность в райком комсомола, и какое-то время она Александра не встречала. Каждый день собирала сводки по урожаю, вела учет вспаханным гектарам. Как-то позвонила в машинно-тракторную станцию и неожиданно попала на диспетчера Бегунова. Тот обрадовался и предложил: «Может, на танцы сходим?» Она согласилась.

Вскоре они поженились. Свадьбы не было, просто регистрация. И на нее-то с трудом собрали полтора рубля. Первое время жили скудно. Общее хозяйство началось с двух ложек и чашки. Но большая любовь помогла молодой семье «не разбиться о быт» и пережить настоящее горе – от крупозного воспаления легких умерла полугодовалая дочь Танечка.

– И сейчас об этом говорить нелегко, а тогда… – вздыхает Александр Васильевич. – Спасибо Гале, без нее мне бы это горе не осилить. Я тогда решил: чтобы быстрее перевернуть эту страницу, нужно менять жизнь. Пошел в вечернюю школу, в 1960-м вступил в партию. И стали мне предлагать руководящую работу в сельском хозяйстве.

На своей земле

В те годы шло объединение районов (к Торопецкому присоединился Андреапольский), появлялись новые совхозы. Около двух лет Бегунов проработал инспектором-организатором в инспекции по закупкам, а затем ему предложили стать председателем колхоза «Красное знамя». Он отказался – прекрасно понимал, какую ответственность придется на себя взвалить.

 – Мне сказали: «Пока будешь освобожденным секретарем партийной организации, а там посмотрим». Через год втянулся, захотел работать дальше. И когда поступило предложение возглавить совхоз «Бридино», согласился.

Техники на селе не хватало, почти все делалось вручную, люди были измучены многолетним бесплатным трудом. Александр Васильевич вспоминает, что, когда им наконец начали платить пенсию 9 рублей, многие просто не могли в это поверить – отвыкли от денег.

Жизнь постепенно менялась. Шла электрификация края, совхоз, созданный из нескольких «лежачих» хозяйств, вошел в число лидеров. Но мало было просто платить людям за их работу, нужно было создавать хорошие условия для жизни, и Бегунов дал ход большому строительству. Первым делом появился детский сад, затем – баня, магазины. Но самое главное – при Александре Васильевиче были построены два 16-квартирных дома. А позднее, когда он 11 лет возглавлял передвижную механизированную колонну мелиораторов объединения «Калининмелиорация», рабочие получили более 200 квартир.

– На первом месте была Краснохолмская ПМК, после нее – Кимрская. Но у них и условия лучше, а у нас местность каменистая. Тем не менее на орошаемых нами участках хозяйства снимали хороший урожай. Если бы, скажем, не развалился в 90-е совхоз в Подгороднем, мы сейчас половину области могли овощами обеспечить.

Расставаться со своей работой Александр Васильевич не хотел, но в 1986-м его «потащили» в начальники управления сельского хозяйства района. Должность высокая, но опыта было не занимать. К тому же еще в 1960-е, не отрываясь от основного дела, Бегунов отучился на агрономическом факультете Великолукского сельхозинститута. Вот только бросать ПМК никак не хотел, «брыкался». Но ему сказали: надо.

– Самая неблагодарная из всех моих работ. Раньше у меня был слаженный коллектив, конкретный участок, программа действий. А теперь в подчинении оказались 27 совхозов и колхозов, и в каждом – свои проблемы. Но дела шли, и, кажется, неплохо.

Затем Александр Васильевич 12 лет возглавлял топливоснабжающую организацию района, обеспечивал углем и дровами своих земляков. А последняя его должность, которую он оставил в 2004-м, – председатель районного собрания депутатов.

– А сейчас наша с Галей работа – домашнее хозяйство. Охоту я забросил, но порыбачить люблю. За крупной рыбой не гонюсь, наловил коту окуньков – и хорошо.

Он проработал полвека и ни разу не ушел из дома без завтрака или в мятой рубашке. Обо всем заботилась жена. А ведь дверь директор совхоза закрывал за собой в шесть утра. Повезло с супругой, что и говорить.

– Мы с Сашей если и ссоримся, то только по пустякам, – улыбается Галина Герасимовна. – Поиграем немного в молчанку, а потом он первый же и не выдержит.

Несколько лет назад умерли любимые сыновья Сергей и Анатолий, не стало у Бегуновых надежной опоры. Но выросли внуки, которые живут совсем рядом – буквально в трехстах метрах.

– Покоя от них нет. И слава Богу.

А еще есть замечательные друзья, с которыми, как с женой, и в горе, и в радости. Напоследок я попросила Александра Васильевича вспомнить самые счастливые минуты своей жизни. Улыбнувшись, он сказал:

– День, когда мы поженились с Галей. Казалось бы, почти ничего за душой не было, но мы просто дышали друг другом. День, когда родился Сережка. Он появился на свет 25 мая, и весь мой класс вечерней школы – как раз был выпуск – пришел под окна роддома и единогласно проголосовал: назвать сына Сергеем. День венчания. Мы решили, что нам мало одной жизни на двоих – хотим и после смерти быть вместе. Наверное, есть и еще, но эти – самые дорогие. Ходила за мной беда, но я все равно счастливый.

Да и разве может быть иначе, если уже 80 лет сердце бывалого радиста отстукивает одни и те же позывные: Родина, труд, любовь. И с ритма не сбивается.

Татьяна СМЕЛКОВА

Автор: Татьяна СМЕЛКОВА
800
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость