14 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 27.10.2014

На первой линии огня

Фотограф: Архив семьи

Пулеметчиков Великой Отечественной уже мало осталось. Среди них тверитянин Михаил Талюкин

Пулеметчиков Великой Отечественной уже мало осталось. Среди них тверитянин Михаил Талюкин

В начавшемся бою враг прежде всего стремился подавить пулеметные точки. Особенно старались минометчики. В окопе пулеметчику не зарыться, ему надо стрелять на первой линии огня. Сзади идет в атаку стрелковая рота. Специально охотились за станкачами и снайперы. Высшим пилотажем было «снять» первый номер расчета сквозь прорезь пулеметного щитка.

Мой друг был тяжел на подъем

– Так что наш брат погибал на войне часто, – говорит Михаил Иванович. – Сколько я друзей-товарищей схоронил! И, знаете, что удивительно: моменты боя я, конечно, помню, но больше всего в памяти прокручивается другое. Жесткая стерня бескрайнего украинского поля. Идем, как навьюченные верб­люды: на себе карабин, подсумок с патронами, коробка с пулеметной лентой, фляга с водой для «максима», а сзади тащишь и его, родимого, – 65-килограммового. На катках пудовые комья грязи и соломы. Командир только кричит: «Пулеметчики, не отставай!» Конная тяга была, но далеко не всегда. Идешь и думаешь: да когда же кончится это поле, лучше уж в землю зарываться лопатой! Сколько же я этой земли перекопал! 

Мирная профессия Талюкина – художник, но мне еще кажется, что Михаил Иванович не состоялся как актер. Во время нашего разговора он представлял сослуживцев в лицах, мерил пространство шагами, а когда зажигал воображаемый огонек, физически чувствовалось, как он согревает его ладони. И все у него с юмором. Кстати, о даре артиста. Редко в современном военном фильме он видит правду фронтовой жизни. Какая-нибудь деталь и подведет. На героях топорщатся новые гимнастерки. А у них нательное было потом пролито сто раз. Видно, что над медсестрой пять минут назад колдовал парикмахер. Это только на экране, да еще в знаменитой песне пулеметчик строчит на всю ивановскую. На фронте часто приходилось стрелять короткими скупыми очередями. Надо понимать, что пулеметной ленты в 250 патронов хватало лишь на полминуты непрерывной стрельбы. Патроны всегда экономили.

Не мог представить алтайский деревенский паренек 1925 года рождения, что столько выпадет на его долю. В армию он попал в январе сорок третьего. После нескольких месяцев подготовки ему как раз пришлось освобождать Украину. Особенно злые бои шли под Винницей, немцы там буквально врылись в землю. Наши атаки нередко захлебывались. Столько ребят там полегло! Не всех удавалось вовремя захоронить. Потому он и воспринимает сейчас с такой болью все, что творится на этой земле, так сильно пострадавшей от фашизма. Как смогли снова поднять там голову молодчики с эмблемой на рукавах, похожей на свастику?

Пришлось пахать носом землю 

В сантиметре от смерти Михаил Иванович был много раз, но один день – 11 марта 1944 года – не забудет никогда. Они пошли в наступление по голой степи. Под сильным огнем противника атака захлебнулась. Солдаты рассыпались. Пулемет Талюкина продолжал стрелять, но немцы быстро его засекли. От попадания осколка «максим» замолк. Снаряды взрывались все ближе и ближе. Вот убит один товарищ из его расчета. Другому, балагуру и весельчаку, отцу двоих детей, осколки попали в голову. Михаил бросился его перевязывать и пока наматывал на голову бинт, раздался еще один оглушительный взрыв. Всех ребят, которые залегли в близлежащей силосной траншее, разметало по сторонам. Он и сам хотел туда кинуться, но не успел. Выходит, что эти несколько секунд спасли ему жизнь.

Инстинкт самосохранения подсказывал, что нужно быстрее убираться с этого места. Очередной осколок снаряда сорвал затвор с его карабина, располосовал ватную штанину. Теплая струйка крови текла вниз по ноге. Но это было уже мелочью. Опасность приближалась издали: по полю шла цепочка вражеских автоматчиков. Они методично поливали огнем пространство впереди себя. «Трескотня» автоматов становилась все ближе. Чтобы незаметно уйти, пришлось пахать носом землю и вдавливаться в каждую ямочку, хватая ртом воздух. 

А потом он пережил кошмарную промозглую ночь среди трупов товарищей. Только на следующее утро встретил своих. И это была не совсем радостная картина. Вышел на сурового генерала со свитой. Вопросы задавались свирепо: «Кто такой? Куда идешь? Почему в таком виде?» – «Мы шли вперед, на Запад», – только и сказал ему солдат. Приказ немедленно встать в строй потом изменили. Его все же направили в лазарет.

Там перевязали, дали поесть каши. Он сидел на скамейке среди легко раненных и вдруг увидел картину, которую запомнил на всю жизнь. Из соседней палатки вышел фронтовой хирург, из тех, кто делает неотложные операции вблизи поля боя. Он был с головы до ног в крови. Она была на его лице, халате, фартуке, даже тапочки были обрызганы кровью. Он как-то неловко, колесом, держал руки, потому что они были по локоть красны. Чувствовалось, что этот человек безмерно устал. Его качало на ходу. Но, посидев немного на скамейке, он снова шагнул туда, откуда раздавались стоны и шмяканье осколков в тазы. Михаил Иванович считает, что о подвиге фронтовых хирургов еще не рассказано так, как они того заслуживают.

Синенький скромный платочек

А на госпитальную койку Талюкин угодил через несколько дней, когда его ранило в руку. Он был уже первым номером пулеметного расчета. С поля боя не ушел: ранение несмертельное, можно и дальше поливать фрицев. До сих пор ему вспоминается медсанбат города Сумы, где он набирался сил. В местном театре как раз шла музыкальная комедия «Синий платочек». В кальсонах и синих халатах их пускали на галерку. В настроении и артистов, и зрителей ощущалась приподнятость, потому что не за горами был час, когда врага начнут гнать по его территории. А после госпиталя снова предстояла дорога на фронт. Правда, перебитые сухожилия руки уже не позволили быть ей такой же чуткой, как раньше.

Огонек в ладонях 

Есть такое выражение – «окопная правда». Для Михаила Талюкина оно имеет самое прямое значение. Чаще об этом говорят с чьих-то слов, а он в полной мере испытал все на себе. На передней линии пулеметчиков всегда выставляли в боевое охранение. Дождь, снег, день, ночь – твое место в окопе. Задача – глядеть в оба. Хорошо, если на подстил найдутся ветки. Сидели, тесно прижавшись спинами. Фуфайка, надетая на шинель, согревала мало. Но мучил не столько холод, сколько всепроникающая сырость. Хотелось курить, посушить ботинки, обмотки, но обнаруживать себя было нельзя. Помогала хитрость: в стене траншеи продалбливалась канавка, где и разжигался небольшой огонек. Около него можно было погреть хотя бы ладони. И какими же нескончаемыми казались ночи боевых дежурств!

Войну Талюкин закончил на Эльбе уже в саперной бригаде. Вернулся домой с солдатской медалью «За боевые заслуги», а орден Великой Отечественной войны ему вручили позже. Еще на фронте он сдружился с одним узбеком, и тот пригласил его после Победы к себе. Так что в жизни Михаила Ивановича был период, когда он, будучи уже семейным человеком, жарился на солнце и ел дыни.
Работал художником-оформителем – плакатное творчество в ту пору процветало. Удавались ему и портреты руководящих деятелей страны.

Талант же его раскрылся в картинах и рисунках военной тематики. Их стали принимать газеты и журналы. Сразу после войны он по памяти старался запечатлеть то, что видел своими глазами. На его картинах нет батальных сцен, но есть такие подробности, детали, которые много говорят о пережитом. И сюжеты возникают порой неожиданные.

Один из его рисунков называется «Раненый немец». Художник ничего не придумал, а рассказал о том, чему был свидетелем. Однажды их пулеметный расчет наткнулся на раненого немца. Молодой парень в расстегнутом кителе сидел на окровавленном снегу. Нога у него была перебита.

– Сидит и ест снежок, – рассказывает Михаил Иванович. – Мы с пулеметом подошли к нему, стоим полукольцом. И слышим: «Фашизм капут!» Ребята решили, что его надо все же пристрелить. Молчу. Потом слышу: «Вот как Мишка скажет, так и будет». Я тут же: «Нет, нельзя такого делать! Он просит прощения, он ранен. Наш враг впереди. Что еще с нами будет?» И мы ушли. 

Много лет спустя рисунки Михаила Талюкина вместе с другими работами художников-фронтовиков будут выставлены на Поклонной горе. Посетители подолгу стояли возле его «Раненого немца», потому что это был редкий, не тиражированный штрих войны. Потом в его жизни состоится еще немало выставок.

А в Калинин  семья художника перебралась вслед за дочерью, которая после окончания московского института получила здесь назначение. В конце семидесятых годов им даже удалось купить дом на улице Медниковской. Михаил Иванович работал художником-постановщиком в Доме учителя, делал декорации и бутафории к спектаклям народных театров. Он был свой в артистической среде. Активно сотрудничал с нашей газетой, тогда «Калининской правдой». Его нередко звали в командировки, чтобы он зарисовал с натуры передового полевода или животновода. Поручали делать и карикатуры. Он член Союза журналистов и Союза художников России. Гордится профессиональными наградами.

Оно течет, и это чудо

Этой осенью Михаилу Талюкину исполнилось 89 лет. Смотрю на него и думаю, как хорошо, что он не растерял в себе что-то мальчишеское, на все реагирует бурно, трепетно. Не по годам.

– А я потому и живой, – констатировал он. – Без молодого настроя нас пригибает к земле. Так что стараюсь радоваться каждому дню. Это же чудо, что удалось шагнуть в двадцать первый век!

И напоследок рассказал историю. Был у них политрук Кукушкин (он тоже зарисовал его образ). Как-то раз увидел, что бойцы ходят понурые, и произнес такую речь: «Ребята, вы должны знать, на какой великой и праведной войне вы воюете. Народ будет вечно помнить о наших сражениях и справлять годовщины Победы: пятую, десятую, двадцатую». Раздался вздох: «У-у, и двадцатую!» – «Да, – продолжил политрук, – и вы все войдете в историю».

В той боевой обстановке, когда смерть витала над головой каждого, его слова казались заоблачными и немыслимыми. Ведь время часто отсчитывалось даже не по дням, а по часам, порой по минутам и секундам. Пулеметчик Великой Отечественной Михаил Иванович Талюкин признался, что действительно ощущает время как дорогой подарок судьбы. Оно течет – и это счастье. Чтобы такое понять, надо пройти то, через что прошел он.

Татьяна Маркова

Автор: Татьяна МАРКОВА
913

Возврат к списку

В Тверской области перезахоронили останки более 320 воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны
13 августа на Петропавловском кладбище в городе Белый перезахоронены останки 322 бойцов, поднятых на территории района в ходе Вахты Памяти 2018 года.
13.08.201817:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость