28 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 17.07.2014

«Спас», души нашей надежда

Фотограф: АРХИВ АЛЕКСАНДРА ГОРЯЧЕВА

Православная община помогает тем, кто идет ко дну

Православная община помогает тем, кто идет ко дну

Отец Александр Горячев, клирик тверского собора в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша», что в микрорайоне «Южный», – личность, известная далеко за пределами тверского края.

К нему в православную общину социального служения «Спас» отчаявшиеся матери привозят своих детей, страдающих тяжкой зависимостью от наркотиков или алкоголя, а чаще всего от того и другого. Здесь нет штатных врачей, психологов, консультантов. Есть только добровольные помощники из «бывших», сумевшие изменить свою жизнь. Его лекарство – слово православного пастыря, его личный пример и многолетний опыт психолога.

Мысль о создании православной общины зародилась давно. Хотелось построить ее за городом, где на свежем воздухе попавшие в беду смогут скорее прийти в себя, начнут вести хозяйство, во многом обеспечивая себя сами. Цель была ясна – нужны две общины, в городе и в деревне. Сама жизнь диктовала эти условия. Напомним, в течение десяти лет храм прописан в областном наркодиспансере, где пока и остается. Спасибо главному врачу Вере Ивановне Чесновой, с чьей стороны всегда было и есть понимание. Учрежденный как домовая церковь, со временем храм «Неупиваемая чаша» получил новый статус собора. Это было крайне важно и связано с постройкой своего храма. Сегодня будущий собор понемногу приобретает свои очертания. Рядом бытовка, она же рабочий кабинет отца Александра, где по утрам он проводит планерки со строителями. Уже удалось подвести под крышу трапезную. Здесь ближе к осени можно будет начать богослужения.

Но вернемся к загородной общине. В деревне Волосово, прямо напротив заброшенного храма, одного из древнейших на торжокской земле, был приобретен дом с участком земли. Зимой 2010 года сюда заехали первые его обитатели. Весной вспахали огород, поставили теплицу. Завели кур во главе с огненно-красным красавцем петухом. Отец Александр бывает здесь почти каждую неделю, служит в храме, украшенном лепниной редкой красоты. Только это остатки былой роскоши. Богоявленская церковь требует еще очень большого приложения сил и средств. Поэтому здесь рады любой помощи и всегда готовы принять гостей.

Мир вашему дому

В большом опрятном доме за кухонным столом пьем душистый чай, настоянный на травах, и ведем неспешный разговор. Присутствие рядом духовного отца сразу же задает беседе доверительный тон. О себе, своей прошлой жизни мои собеседники говорят открыто, без эмоций и как-то отстраненно. Пусть уж простят меня ребята, но я представляла их совсем иными. Обычно, что называется, «завязав с кайфом», многие выглядят растерянными, а зачастую и потерянными. Я же попала в компанию молодых, вполне интеллигентных и умных людей, много повидавших на своем коротком веку и достигших в конце концов такого дна, подняться с которого удается немногим.
Отец Александр поясняет: 

 – Сначала еще надо всплыть с этого дна и не захлебнуться где-то посередине. Хорошо, когда родители воцерковлены. Они измучены, и сил уже нет, но тянут детей до последнего. Однако, чтобы те смогли изменить свою жизнь, должно произойти духовное перерождение. Православие – ведь та же медицина. Здесь врачуется человеческий дух. Поэтому сегодня мы пытаемся сделать нашу общину церковной и помочь возрождению деревни.

Андрей (все имена изменены) – глава деревенской общины. По возрасту он самый старший, к тому же старожил. Перезимовал здесь дважды. А вообще-то человек он сугубо городской, с деловой хваткой. Был ведущим менеджером в одной из компаний на Украине. Деревенское хозяйство тоже ведет уверенно. Нынешней зимой управлялся в одиночку. Его молодой напарник Сергей теперь в Твери. Поначалу с ним в деревне было немало проблем. Ничего не хотел делать, убегал на целый день. Но пришлось поменять и себя, и свои привычки. Теперь сам за старшего в городской общине, строго спрашивает с других. Еще служит в соборе алтарником. Бабушки-прихожанки, видя его молитвенное усердие, часто обращаются с просьбой помолиться о своих заблудших внуках.

Вот что рассказал Андрей о себе:

– В Москве я провел около трех лет. Дошел до того, что все в жизни уже потеряло смысл. Было все равно: выживу – не выживу, убьют – не убьют. Думал об одном: хоть бы кто-нибудь подобрал меня. Бога молил об одном – помочь мне. В реабилитационном центре впервые взял в руки Библию. Начал читать и стал понимать, что жизнь дана не зря. Хотел начать духовную жизнь, найти священника. Так попал в Тверь к отцу Александру, выбрал общину за городом. Здесь мне все нравится. Несуетно, тихо, особенно хорошо зимой. Есть время подумать, почитать творения святых отцов.

Спрашиваю батюшку: как люди находят общину?
 – С началом стройки по благословению владыки Виктора мы отправили по городам и весям свою передвижную звонницу для сбора средств с адресом собора и общины. Так и стали о нас узнавать.

Мама, помоги!

Рассказывает Анжела: 
 – Самое страшное воспоминание тех лет: я в больнице, мама рядом, а я не узнаю ее. Очнулась через три дня и завыла: «Мама, вези куда хочешь. Больше не могу!» Помню, курить начала с детства. В тринадцать лет уже вовсю хулиганила, «гудела» вместе с пацанами, пиво пила. Казалось, все хорошо, смешно и весело. У подруги часто ночевала. Сначала пробовала травку курить, потом пошли легкие наркотики. Мама все время вела войну – в милицию обращалась, пыталась притон закрыть. Только мне все было нипочем. В восемнадцать лет попробовала амфитамин. Училась на повара, пока не появилась новая подруга. Пошли клубы, поездки в Москву. Мы ни в чем не нуждались. Нас угощали, снабжали деньгами, наркотиками. Потом подруга куда-то исчезла. А я дальше пошла – в криминал. Грабили фуры, награбленное продавали. Меня взяли под следствие, потом был суд.

Когда вернулась домой к маме, опять за старое принялась. Познакомилась с мальчиком, он школу с золотой медалью окончил. Он и познакомил меня с героином. Стали вместе одни наркотики продавать, другие покупать. И только попав на больничную койку, словно очнулась: все, это край. Мама через Интернет нашла адрес реабилитационного центра, он работает при Александро-Невской лавре. К отцу Александру меня тоже привезла моя мама, его прихожанка. Теперь думаю о будущем, строю планы.

Однако отец Александр остерегает: 
 – Ты говоришь: вот год пройдет, и все встанет на свои места. Так обычно считают все. Ведь за спиной крылья. И самое первое ощущение после всего – скорее наверстать упущенное. Хватаются за одно, за другое. Думают, раз пришла трезвость, я устою. Но тут торопиться нельзя, это только мешает. А лукавый, он тут, рядом. А на днях у нас в общине появился еще один новосел. Его тоже мама привезла. Алексею Бог дал все. Всеми своими дарами осыпал – есть семья, дети. Давай-ка, Леша, рассказывай сам.

Алексей о себе говорит предельно кратко:

– Сюда привели наркотики. На время было подзавязал. Понимал: дети растут, старшему сыну уже десять. А я и не заметил, как он повзрослел. Вот только хватило меня ненадолго. Случилась беда, меня ранили, чуть кровью не истек. А раз живой, что тут рассказывать. Маме спасибо за все.

Духовное делание проявляется в делах видимых

Последние годы иерей Александр Горячев – заместитель председателя епархиального отдела социального служения и церковной благотворительности по противодействию алкоголизму. И уже двадцать шесть лет возглавляет созданное им Тверское товарищество трезвости. На его счету много важных начинаний. Но почему все-таки чаще всего борьба с пьянством сводится к разовым акциям?

– Никогда не забуду, когда у нас в городе только появились первые наркоманы, я услышал от одного пацана: «Мой батька пьет – у него свой кайф, а я колюсь – у меня свой». Логика убийственная. И я твердо убежден: мы никогда не сможем победить наркоманию, пока не начнем вести хоть какую-то борьбу с пьянством, это одна общая и неделимая проблема. Но по отношению к пьянству у нас давно сложилось мнение: в России пили, пьют и будут пить. А я рисую такую цепочку. В 2004 году от храма Михаила Тверского прошел по городу крестный ход с иконами Божией Матери «Неупиваемая чаша» и нашего небесного заступника Михаила Тверского. С годами с благословения владыки Виктора сложилась традиция в общероссийский День трезвости проводить крестные лёты над Тверью. Проходит немало других значимых акций, включая молодежные моторизованные крестные ходы вокруг города. Это духовное делание проявляется в делах видимых. Начались подвижки, сначала ограничение часов продажи спиртного, потом пиво приравняли к алкоголю, а уже с принятием постановлений от школ и вузов были убраны ларьки со спиртным.

В рамках Волжского крестного хода восемь лет назад прошел социальный форум «Идеология трезвости как основа духовного, нравственного и физического здоровья людей» с участием областной власти, общественности, церкви и бизнеса. Там были приняты решения о создании зон трезвости в Твери и в муниципальных образованиях. Важнейшим было решение о создании Попечительства народной трезвости. Для чего была озвучена программа профилактики и реабилитации больных. И если первое удалось сделать, то Попечительство оказалось забыто. 

Список благих начинаний можно продолжить. Это и совместный проект с министерством социальной защиты «Спасем маму» (женщин, страдающих пристрастием к алкоголю и курению), и акции «Молодежь – за трезвость и успех» при грантовой поддержке областной администрации, и возобновление Дня трезвости, который начали проводить в России с 1914 года, и еще многое другое. К примеру, одним летом мы попытались на базе деревенской общины в Волосове организовать лагерь «Трезвая семья». Оказалось, не так-то просто. И сейчас со страниц газеты хочу обратиться к самим родителям: 

 – Почему многие из вас пассивны, почему стоят в стороне? А надо объединиться в борьбе за своих детей. Нам нужна своя семейная община. Я говорю матерям: надо не слезы лить, а найти время и прийти в храм помолиться о детях. Отцы могли бы создать крепкую мужскую дружину, оказать реальную помощь в содержании реабилитационного центра. Но где они? Пока же получается, что заботы о детях в основном легли на плечи врачей и священников, но и они не все могут. 

…Острых вопросов, как видим, немало. И пока не будет системной работы, все будет держаться на энтузиазме. Не потому ли свой уникальный опыт сам Александр Горячев вынужден пока признавать маловостребованным. За горечью этих слов скрывается многое. Но именно только так, через православную веру, ведомый твердой рукой страдающий человек (а кто-то скажет «горький пьяница») приходит к осознанию ценности собственной жизни.

Светлана КОСТЕНКО

 

Автор: Светлана Костенко
350

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя подписал важные для региона соглашения
Сегодня в Северной столице завершает свою работу Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). В 2018-м он объединил 15 тыс. человек из более чем 100 стран мира, включая чиновников высшего уровня и руководителей огромных корпораций.
25.05.201822:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость