24 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 16.07.2014

На ходули героев не ставил

Фотограф: Архив "ТЖ"

О новой книге Евгения Борисова

О новой книге Евгения Борисова

Свое восьмидесятилетие Евгений Иванович отметил не банкетами с непременным по такому случаю пышнословием по адресу юбиляра, даже не заорганизованными встречами с читателями, а по-человечески тепло. Он выпустил новую книжку – «Жил-был один писатель…» Сюда вошли некоторые произведения, уже знакомые читателям, какие-то знаки пройденного пути и новая повесть (почти роман), подтверждающая, что творческие силы не иссякли, что писательство для автора – не хобби, а сама жизнь. Стало быть, эта книга – итог лишь промежуточный.

Борисов рано угадал свое предназначение и своим путем идет уверенно. Его главный герой – добрый человек на доброй земле. Решить такую задачу убедительно очень непросто. Тут подстерегала опасность идеализации и рядом с ней бесконфликтности; к тому же было время, когда требовали: дай положительного героя для подражания. Борисов своих героев на ходули не ставил. Он оценил доброту в самом себе и вокруг себя, а там – поле необозримое. Но нужен талант, чтобы простое сделать занимательным. Со временем задача усложнилась, ведь жизнь меняется далеко не всегда к лучшему.

Из произведений, составивших книгу, мне более всего по душе повесть «Юрьев день». Она хорошо выстроена, а интересна сопоставлением двух портретов дружеской компании.

Было время, в молодежной газете сдружились пятеро, молодых, энергичных. Была у них традиция: отмечать день рождения их лидера Юрия Парамонова на Волге, на облюбованном ими островке. Потом судьба Юрия пошла на крутой взлет: перетянули в Москву, он стал журналистом-международником. А потом горькое сочетание букв – ДТП. Его вины не было, он – жертва. Друзья горевали, сколько-то лет держались своего Юрьева дня. Потом переборола жизнь со своими заботами… Да и новый лидер группы Пашка Сенин исчез с горизонта: журналистике не изменил, но форму круто поменял, немолодым уже окончил ВГИК, стал режиссером-документалистом. Где он теперь? А через пятнадцать лет подросший сын Юрия Алеша, дипломник художественного училища, загорелся мыслью собрать на отцовом острове его друзей.

Нет надобности пересказывать сюжет повести. Да и зачем эта сухомятка, когда в повести вкусно рассказано, как солидные, заматеревшие люди с внутренним сопротивлением встречали идею путешествия на остров, потом смирялись с необходимостью, а дальше вдруг обнаруживали, что участвуют не в сборе, посвященном памяти ушедшего друга, а совершают погружение в собственную молодость.

Неторопливо ведется повествование, но обнаруживается, если обратить на это внимание, своеобразный фон: автор раздает своим персонажам то реплики, то размышления, то настроения, которые колокольчиком, негромким, но зовущим, сопутствуют голосу повествователя. Этот фон придает философскую глубину диалогам.

Вот Лера, вдова ушедшего друга, напоминает Глебу, ставшему профессиональным писателем, о нерушимом мужском союзе. Тот вздыхает: «Когда это было и где они теперь, золотые-то времена? Где мы сами-то? Те, прежние?"

– Сергей Матвеевич Кувшинов, главный редактор областной газеты (когда-то Серега, Серый), мысль о поездке отставил сразу: «Какая поездка, какой мальчишник, о чем речь! Смешно, наивно, честное слово. Все в детские игры играет» (это о Глебе). Но вот идет Сергей неторопливо домой, отдыхая душой после рабочего дня. Вышел на набережную, присел на свободную лавочку. Невольно вырвалось: «Господи, хорошо-то как!» И сразу вспомнилось: так обычно приговаривал Пашка Сенин. Тут же память добавила, как на этой же набережной стояли они всей компанией возле пивного ларька, в руках у каждого пенящаяся кружка, и всем было «необъяснимо хорошо», «и не задумывались они тогда, не ломали головы, почему да отчего? У молодых, когда им хорошо, такие вопросы не возникают».

А самый беспокойный из друзей Павел Сенин ставит диагноз болезни нынешнего времени – «разобщенность идей и душ»: «Что-то странное, неестественное происходило нынче с людьми. Не в масштабах всего человечества – хотя и тут не пойми чего, – речь о нас, обо всех и о каждом в отдельности: что же с нами-то происходит? Без вражды, тихо-мирно, без особой печали и сожаления, не успев ничего сотворить… не подравшись, не объяснившись друг с другом… Не дождавшись большой волны. Так, немножко заштормило, закачало на волнах, промочило однажды весенним дождичком – и попрятались все в кусты, как и не было ничего!»

Повесть «Юрьев день» все-таки завершается оптимистически. И костер пылал на заповедном берегу, и уха была, и то, что прилагается к ней, и любимая песня прозвучала, хотя не так, как надо, не с первого раза: даже для такого дела нужен заводила. И обнажилась в душе каждого позанесенная было пылью времени стартовая площадка устремлений к добру. Но главная надежда – намечающаяся эстафета поколений. Вот Павел Сенин с Алешкой плывут на катере, направляясь к отцову острову.

« – Хорошо-то как! – вдруг сказал Алешка.

– Хорошо! – согласился Павел Сергеевич. И подумал растроганно: «Удивительно все-таки! Жизнь идет, все меняется, а хорошее как было, так хорошим и останется».

Тут впору задуматься. Каждый живущий обречен: становясь взрослым, он неминуемо отходит от детства. Все делают это, кто интуитивно, кто осознанно. Да, устами младенца глаголет истина; ребенок не мудрее взрослого, просто он еще не выучился лукавить. О сопротивлении неизбежным переменам в жизни Борисов даже стихи написал: 

А жизнь идет. И это славно!
Спасибо и на том судьбе,
Что мы не изменились в главном –
Не изменив самим себе.

Стихотворение это вошло в книгу в составе заглавной повести. А здесь писатель усложняет форму повествования, появляются сны как сны наяву. Вроде герой слышит только свой внутренний голос, а жена из другой комнаты слышит звуки разговора. Писатель окончательно запутывает нити повествования. Эпический рассказчик персонаж интересный – он всех видит и все знает, а сам незрим. И не возникает вопросов, откуда он все знает: поскольку знает, постольку и пишет. В этой повести появляется биографическое сходство между героем и реальным автором, но и тут ничего удивительного. Почему бы автору не стать прототипом героя, такое встречается. Но у Балуева повесть (а то и роман) не получается: вторгаются странные обстоятельства. 

Вдруг повесть завершает неожиданное «послесловие от автора». Кто на самом деле этот новый персонаж? Тот, чье имя на обложке, – Евгений Борисов? Оказывается, он тоже пишет повесть (или роман) – о Сергее Балуеве. Только живет где-то в другом городе и через два года приезжает в родные места, посмотреть, что сталось с его героем.

Да, в новой книге Борисов все активнее использует неожиданные и «неправдоподобные» приемы повествования. Это в духе времени, но прием не формален. «Раздвоение» автора в писательской повести позволяет нарисовать сцену поразительную: человек заблудился в родном городе. Да нет – вот эта улица, вот этот дом… Только раньше надо было постучать в окошко первого этажа, на тебя, отодвинув шторку, из окна глянут, нажмут кнопку – и открывай дверь подъезда (вход со двора). Там было правление писательской организации. Теперь – ступеньки входа с улицы, дверь с затененными стеклами, над нею хвастливая вывеска. 

Пока культура и рыночные отношения сочетаются плохо, и если рыночные отношения развиваются, то культура явно в пассиве. Подтверждением тому и трагическая судьба писателя из глубинки Павла Ненастьева.

А как разобраться вроде бы в необязательном конфликте Балуева и Ненастьева? Автор (Евгений Борисов!) поступает мудро: он подсказки-то дает, но оставляет проблему открытой, видимо, предполагая, что читатели встретятся разные, и однозначный ответ для всех просто невозможен.
Тут снова происходит углубление традиционной для Борисова темы. Одно дело – изображать доброго человека и дружеские отношения. А как выстраивать эти отношения с человеком, с которым свела судьба, но в котором привлекательное сочетается с неприемлемым? Когда-то единый писательский союз разделился на три соперничающие организации. Журналы поделили писателей на «своих», кого делают авторами, и «чужих», кого на порог не пускают. Внятных критериев такого размежевания не существует. И объективно плохо всем. 

В новой книге четыре повести дополнены шестью рассказами. Малой форме повествования Борисов платит дань еще со времен журналистской практики. Это емкая и чрезвычайно вариативная форма. В нее помещается вся жизнь – и всего лишь один эпизод, промелькнувшее личное воспоминание – и портрет знакомого и незнакомого человека, что-то предстающее впервые перед молодым человеком – и нечто неожиданное в человеке, обремененном годами: «Как велика и как коротка на земле наша жизнь! Вся жизнь и каждая минута…»

Достойная встреча с писателем произошла благодаря его юбилейной книге. Какой-то будет новая?

Юрий НИКИШОВ 

Автор: Юрий Никишов
19

Возврат к списку

Ведомственным знаком Почты России «За мужество» впервые наградили сотрудницу почты в Тверской области
23 мая состоялось торжественное награждение ведомственным нагрудным знаком Почты России «За мужество» Марины Юрьевны Журавлевой, почтальона из Краснохолмского района. Месяц назад она вступила в единоборство с вооруженными преступниками, которые напали на нее при исполнении служебных обязанностей. 
23.05.201812:02
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость