18 Июля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 24.03.2014

По натянутым нервам дороги своей

Любимый девиз председателя Тверской региональной общественной организации инвалидов войны в Афганистане Олега Толстых – «Никогда не сдавайся!»

Стены маленького солнечного кабинета Олега Николаевича сплошь увешаны фотографиями боевых друзей, есть и снимок славного российского танка Т-90, и философские строки Омара Хайяма, и портрет недавно ушедшего от нас актера Анатолия Кузнецова, чью судьбу озарило «Белое солнце пустыни». А девиз никогда не сдаваться иллюстрирует забавная картинка: цапля пытается проглотить крупную лягушку, но та упрямо цепляется за жизнь.

Можно сказать, что в жизни героя этого очерка тоже была похожая и почти безысходная ситуация, когда он побывал в пасти у смерти. Но об этом рассказ впереди. Сначала вопрос: как выбрал себе военную дорогу обычный паренек из шахтерской семьи под Донецком? Каким таким медом она для него была намазана?

– А вы вспомните, как страна относилась к армии в середине семидесятых, – говорит Олег Толстых, – военных уважали, социально они были неплохо обеспечены. Но больше всего мне хотелось по-мужски сказать: «Честь имею».

В пятнадцать лет он сам, без чьей-либо поддержки, поступил в Киевское суворовское училище. Правда, сначала там пошло у него не все гладко. По натуре Олег рос свободолюбивым мальчишкой, на первых порах ему показалось, что муштра невыносима. И он подал рапорт об отчислении. Но один мудрый преподаватель поговорил с ним тогда по душам, посоветовал не спешить и понять смысл суворовских слов: «Тяжело в учении – легко в бою». Потом Олег был благодарен этому человеку.

Есть такое выражение – «военная косточка». Как правило, из суворовских училищ выходила и выходит будущая элита наших войск. Перед Олегом были раскрыты все пути. После окончания СВУ он выбрал Харьковское гвардейское высшее танковое училище с давними крепкими традициями. Об этом говорит даже такая деталь: в ту пору в стране насчитывалось 108 военных училищ и только два из них были гвардейскими, оба танковыми – в Харькове и Ульяновске.

Эта курсантская пора тоже много ему дала не только в обретении военной профессии, но и в личном плане. Именно с тех училищных лет, со службы в одном взводе, идет с ним по жизни друг Виталий Латипов, сегодняшний помощник во всех делах и начинаниях. И именно тогда он повстречал свою единственную и неповторимую Ольгу. Слов для такой женщины, признается Олег Николаевич, всегда будет мало.

А теперь представим картину, как молодая чета в 1980 году впервые приезжает в Калинин. В руках бравого офицера два чемодана. Олег просит жену подождать у КП части, а сам направляется к командиру. Дальше между ними происходит диалог, смахивающий на тот, что мы помним по бессмертному фильму «Офицеры». Вывод один: жилья нет, и в ближайшее время оно не появится. Пришлось пожить в гостинице, а потом снять комнату у 90-летней бабули, настолько крохотную, что в ней с трудом раскладывался диван.

Пишу эти строки и думаю о том, сколько офицерских семей имеют похожие воспоминания, согретые ощущением счастья, несмотря на все трудности. Достаточно быстро семья получила однокомнатную квартиру, но каждый военный тогда отлично понимал призрачность своего уютного мирка. В лицо уже дышал Афганистан.

Стоял 1983 год, когда командира танкового подразделения Олега Толстых вызвали в часть из отпуска телеграммой. Сборы «туда» были недолгими. И вот чужая земля, где даже в феврале воздух кажется душным. То, что он попал на войну, было видно уже по кабине машины, которая везла в часть. Ее железо в нескольких местах прошили пули. Для группы сопровождения все необстрелянные были «салагами», что ясно и дали почувствовать. Но, как известно, это состояние на войне временное.

Так случилось, что в одной из операций Олег был контужен. Не помнит, когда его погрузили в вертолет, очнулся уже в воздухе. Месяц пришлось пробыть в госпитале. После такой контузии его легко могли бы отправить домой, но нужно знать этого человека. Своему командиру он заявил, что останется: есть еще силы и желание послужить в горячей точке. Ему предложили возглавить комитет комсомола полка, чуть позже он стал помощником начальника политотдела дивизии.

Кому-то может показаться, что эта работа была кабинетной. Но в тех условиях такого понятия просто не существовало. Опасные дороги были одни на всех. На выполнение операций Олег Толстых выезжал восемь раз. Та последняя поездка 30 октября 1984 года не предполагала ничего особенного. С молодым зеленым лейтенантом они отправились по периметру проверить, как охраняются объекты дивизии. Ехали вчетвером на боевой разведывательно-десантной машине. И никто не знал, что за очередным поворотом их ждет спрятанный в земле фугас, который погубит троих и перевернет жизнь четвертого.

Старшина, который следом за ними вез солдатам пищу, увидел, что среди искореженного дымящего железа никто не шевелится. Когда он погрузил ребят в кузов, то так и думал, что это четыре трупа. Врачи санчасти хотели всех отправить в морг, но тут заметили, что один, вроде, живой. Это был капитан Толстых.

Две недели его не отправляли по воздуху домой, боялись, что не перенесет дороги. У него было тяжелое ранение головы и шейного отдела позвоночника. Осколки позвонков сдавили спинной мозг и привели к полному параличу конечностей. В таком абсолютно беспомощном состоянии он и летел в чреве огромного транспортника Ил-76. Их, тяжелораненых, набралось там 90 человек. И чудесным образом рядом оказалась жена Ольга. Она успела прилететь в Ташкент, откуда выполнялся этот рейс, и со слезами уговорила взять ее на борт. Во время этого полета помогала всем и, конечно, мужу. В госпитале Подольска со своим ангелом-хранителем он уже не расставался.

Когда я смотрю на фотографию, где они сидят вдвоем на больничной кровати (Олег Николаевич еще не ходит, на шее у него поддерживающий воротник Шанца), то вижу всю гамму чувств на ее милом лице. Страшной тревоги за мужа, той, что в шаге от бездны, уже нет. Хотя проблем еще много, он явно идет на поправку. Позади изнуряющие дни борьбы с пролежнями, дикими болями, ведь только на черепном вытяжении он пролежал три месяца. День в больнице, несколько ночных часов в гостинице рядом. Деньги, четыре оклада, полученные за ранение, таяли на глазах.

Сам Олег Николаевич в значимые даты своей судьбы записал 16 мая 1985 года, когда на операционном столе ему сконструировали несколько позвонков из его же тазобедренной кости. После этого почувствовал, что к нему возвращаются движения. Он кланяется до земли двум нейрохирургам Константину Бурмистрову и Льву Лихареву – скольких ребят своим талантом они вернули к жизни!

В марте 1986 года Олег Толстых покидает госпиталь в коляске. Инвалид первой группы в 25 лет... Из одной жизни в другую его увозит жена. И пройдет еще несколько месяцев, пока он, пусть и с палочкой, встанет на ноги. Другой бы во вторично подаренной ему жизни стал заниматься цветиками и канарейками. Но только не Олег Николаевич.

Чтобы вернуться в строй, он пошел на решительные шаги. Однажды подкараулил «Чайку» у Министерства обороны. Из нее вышел генерал-полковник, увидел его состояние и спросил: «Что ты мне хочешь сказать, сынок?» Уже в кабинете выслушал всю историю. На просьбу остаться служить в армии отреагировал с пониманием и тут же на выбор предложил шесть должностей: в военкомате, военпредом на заводе. Это было похоже на очередное чудо. Но Олег Николаевич выбрал работу в Калининском Доме офицеров.

Судьба здесь словно перелистывает страницу. И нет ничего удивительного в том, что к Олегу Толстых потянулись ребята, прошедшие боль госпиталей, потери лучших друзей, испытавшие одиночество, а часто и непонимание своих близких. Так начал свою историю клуб воинов-интернационалистов «Красная звезда». Общественной региональной организацией инвалидов войны в Афганистане они стали в 1992 году.

Сегодня в ее рядах 155 человек. Это те, кто вернулся домой, но есть еще 286 семей, где не дождались своих близких. И не только из Афганистана. Боль, которую несут эти люди по жизни, как правило, не видна окружающим, но она реальна и с годами не уходит. Время над таким горем не властно. Олег Николаевич и его ближайшие помощники хорошо это знают. Знают и то, что с любой помощью им надо спешить. И поневоле все приходится пропускать через собственное сердце. Разве может по-другому вести работу с семьями погибших Раиса Сопина, которая не дождалась из Чечни единственного сына? Кто-то нуждается в квартире (это теперь федеральная льгота), кто-то не может собственными силами сделать текущий ремонт или ждет путевку в подмосковный санаторий «Русь». Каждая просьба требует сопереживания и соучастия.

Только один пример: на столе у Олега Николаевича я увидела письмо от бывшего афганца Геннадия Новикова. Он живет в Михайловском доме-интернате Торопецкого района и просит помочь ему сделать сложную глазную операцию в московской клинике. Добраться туда сам не сможет, здесь должно быть полное сопровождение инвалида. Чтобы ему помочь, нужно запустить поиск необходимых ресурсов. Сила общественной организации в том и заключается, что она знает, как это делать. И у нее есть связи в самом хорошем смысле этого слова.

Кроме основной работы с ветеранами боевых действий Олег Толстых является членом Общественной палаты региона и комиссии по помилованию при губернаторе Тверской области. Родина наградила его тремя орденами: Красной Звезды, «Почета» и «Дружбы народов». Правда, носит он их нечасто. Там, где появляется этот человек, сразу незримо устанавливается та естественная атмосфера, в которой хочется быть, а не казаться. Ведь люди его склада привыкли сразу схватывать человеческую суть.

Совсем недавно Олегу Николаевичу исполнилось 55 лет. Признался, что в последнее время с трудом переносит шумные компании, предпочитая круг семьи и самых верных друзей. Этот год для него особенный еще и потому, что 30 октября исполняется 30 лет, как его душа чуть было не вылетела во вселенские просторы после взрыва того фугаса. У танкистов есть любимая песня «На поле танки грохотали», и там слова:

Машина пламенем объята,

Вот-вот рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

А силы выбраться уж нет.

Слава Богу, есть с кем спеть эту песню и поднять третий горестный тост. Как сказал один, побывавший в Афгане: «Я хотел бы искупаться в счастье, но не могу. Из-за памяти своей».

Татьяна МАРКОВА

Автор: Татьяна МАРКОВА
70

Возврат к списку

Губернатор Тверской области поучаствовал в заседании Правительственной комиссии по региональному развитию
17 июля губернатор Тверской области Игорь Руденя принял участие в заседании Правительственной комиссии по региональному развитию в Российской Федерации, которое провел заместитель Председателя Правительства РФ Виталий Мутко. На заседании также присутствовал член Совета Федерации РФ от тверского региона Андрей Епишин.
18.07.201814:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость