20 Июля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
К юбилею комсомола 03.10.2013

Если будет трудно, не теряйтесь

Фотограф: Архив "ТЖ"

Иногда тоненькая старая книжица стоит нескольких томов в богатых переплетах

Она была выпущена в 1959 году еще Калининским книжным издательством. Называется «Маленькая повесть о большом мужестве». Ее автор – Олег Моисеев. 

Уже с конца сороковых гремела по всей стране «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. И вот читатель узнает, что в Калинине работает судьей человек потрясающего мужества, на его долю выпали испытания, перед которыми, кажется, бледнеют даже те, что достались Маресьеву.
Прославленный летчик смог вернуться в небо без обеих ног. Юрий Пушкин осваивал мирную жизнь без обеих рук и ног.

Уму непостижимо! На обложке книги, которую я держу в руках, Юрий Николаевич написал своим друзьям: «Если в жизни будет трудно, не теряйтесь. Жизнь – сложная штука. С уважением Юра. Калинин, 30 марта 1960 года». Простыми безыскусными словами он хотел сказать самое главное, что помогает человеку выжить. Но дело не только в этом. Посвящение написано каллиграфическим почерком! Не каждый так сумеет чуткими пальцами. Юрий Пушкин тоже держал ручку «пальцами», только двумя, которые ему сделали еще в госпитале из расщепленной кости.

Учителя, хлебнувшие лиха

Так получилось, что жизнь с юности дарила ему встречи с необычными людьми. Они хлебнули в жизни лиха, но не поникли и находили в себе силы поддерживать других. Деревенское его детство протекало вполне счастливо, в любви и ласке, особенно бабушки. А жили они до войны на берегу реки Унжи в Костромской области. Первый человек, который произвел на него сильное впечатление, был школьный учитель физкультуры Николай Николаевич Предтеченский. Еще мальчиком он получил тяжелую травму глаз и руки. Но в дальнейшем окончил вуз и натренировал больную руку так, что мастерски выполнял сложные гимнастические упражнения.

Общение с учителем Юра очень ценил. Уже потом он часто вспоминал один памятный день, когда вступил в комсомол. По дороге домой разговорился со своим наставником. А тот, словно предчувствуя грядущие испытания, старался укрепить его дух, нацеливал на большие дела. Никакой «мелочности» в их разговоре не было. Потом сказал (цитирую по книге): 

«Великий это день для тебя. Живи и трудись так, чтобы и комсомол в свое время можно было поздравить с сегодняшним пополнением».

А ведь так и произошло. С высоты большого юбилея молодежной организации теперь особенно хорошо видно, кем и чем был крепок комсомол. На кого могла рассчитывать страна в самые трудные свои дни.

Когда началась война, Пушкин упросил военкома поскорее взять его на фронт. Но сначала он попал в пехотное училище, где встретил еще одного сильного и цельного человека с рано поседевшими висками. На груди капитана Мушникова уже тогда, в начале войны, был орден Красного Знамени. В плену ему пришлось выдержать нечеловеческие муки. Немецкий офицер требовал, чтобы он раскрыл данные своей части. Мушников отказался. Тогда тот стал тесаком отрубать ему пальцы на руке. Потом пленного привязали к березе и облили бензином. Он должен был вспыхнуть факелом. Но дальше все произошло как в сказке: в деревню ворвались наши бойцы.

Настал день, когда курсанты, так и не успев стать лейтенантами, уезжали из училища на фронт. «Боевого счастья тебе», – сказал Юрию Пушкину капитан Мушников. И тот ощутил при рукопожатии короткие обрубки его пальцев.

Боль пришла надолго

А судьба уже несла курсанта и комсомольца в самое пекло войны, под Москву. Стояли морозы. Пехоте выдали стеганые брюки, телогрейки, валенки, рукавицы. Но, чтобы не замерзнуть, нужно было находиться все время в движении. Первое боевое крещение командир пулеметного отделения Пушкин принял на калининской земле, недалеко от станции Фирово. 

И вот очередной бой, круто повернувший его судьбу. Враг яростно сопротивляется, бьет из станковых пулеметов. Нужно во что бы то ни стало подавить огневые точки противника. Рядом с Юрием гибнут товарищи. Но он занимает выгодную позицию и бьет из своего пулемета длинными очередями по засевшим фрицам. Курсанты пошли в атаку. Он тоже хочет подняться, но не может. И это странно, потому что боль еще не пришла. В этом бою его ранило в обе ноги. Вскоре он потерял сознание. Сколько пролежал на снегу – не знает. Очнулся в избе. Санитар тер ему руки снегом, а ноги уже были забинтованы.

То, что происходило в дальнейшем, Юрий Николаевич помнил урывками, «рваными» возвращениями на этот свет: пол, устланный хвоей в палатке медсанбата, госпиталь в Максатихе и грозное слово «ампутация». У него начиналась гангрена кистей рук и ног. 

Перед операцией к нему подсел комиссар госпиталя Аким Фролович, который потерял ногу еще в Гражданскую войну. Чем успокоить парня? Какими словами его поддержать? Возможно, то, что сказал ему комиссар, для нас сегодня звучит слишком патетично. Но такое это было время, его надо почувствовать хотя бы в воспоминаниях этих замечательных людей: «Ты комсомолец, парень? Каким он должен быть, знаешь. Если хочешь, буду присутствовать на операции. Уж поверь, я смерть не раз отгонял от хороших людей».

Ой, туманы мои, растуманы

А потом пошла череда госпиталей уже в глубине России. Пятьсот шестьдесят дней страданий и тяжелых мыслей о будущем. Везде он был самый тяжелый больной. Раны заживали медленно, мучали фантомные боли. Долго не проходила апатия. Он не переносил громких голосов, музыки, пения. На верхних этажах ему даже боялись отводить место у окна.

Но однажды весенним приветливым днем в сознании, настроении Юрия наступил перелом. Он даже запел свою любимую: «Ой, туманы мои, растуманы!». Это стало радостью для всей палаты и врачей. «Тяжелый» стал возвращаться к жизни: изматывал себя ходьбой на протезах, учился держать ложку и ручку в «новых руках». Ему исполнился двадцать один год. После госпиталя домой решил не возвращаться. Поехал в интернат для инвалидов Великой Отечественной войны с твердым желанием выучиться делу, не быть никому обузой. По дороге не раз сердобольные старушки пытались подать ему милостыню. Он не брал никогда.

Как-то, уже много лет спустя, Пушкин ехал в поезде со своей семьей. По вагону шел инвалид, тряся пустым рукавом. Осуждающе посмотрел на дородного мужчину, мол, сидит невозмутимо – что он знает о людском горе? Вот тогда Юрий Николаевич и задрал штанины и рукава. Надо было видеть этого инвалида. Он только сумел выдавить из себя: «Ой, браток!». Потом заплакал и кинулся вон из вагона. 


Талант понимания

Тогда, в сорок третьем, Пушкин принял правильное решение не вызывать жалости близких. В интернате под Кемеровом он не только определился с будущей профессией юриста, но и нашел свою верную спутницу жизни. О таких женщинах, как Екатерина Ильинична, можно отдельно писать книгу. Их соединила любовь, но мы-то знаем, как скоротечно бывает это чувство. Примечательно, что мать Кати по-сибирски сурово спросила тогда дочь: «Ты хорошо подумала? Запомни, это у вас на всю жизнь. Если уйдешь от него, назад тебя не приму». Без сомнения, нужен большой человеческий талант понимания, терпения, доброты, чтобы при всех возникающих сложностях не сетовать на судьбу. А такие сложности, конечно, были. 

Хотя, как рассказывала их дочь Алла Юрьевна, в детстве она совершенно не замечала, что папа инвалид первой группы. В их доме никогда не было уныния, раздражительности. По утрам он занимался с гантелями и очень любил свежий воздух. Автомобиль, полагавшийся ему от государства, водил мастерски. Для этого на руки надевал специальные краги с двумя пальцами. Юрий Николаевич не раз возил семью даже на море и хорошо плавал, правда, за него всегда переживали на берегу.

Семьдесят раз отмерь

Фронтовая память цепкая. Калинин Пушкин выбрал после окончания Высших курсов усовершенствования юристов. На этой земле он пролил кровь, она не была для него чужой. Здесь же семья впервые после коммуналок получила отдельную квартиру. Все свои силы Юрий Николаевич отдавал работе. Он был справедливым судьей, которого и сегодня в области помнят. Сколько раз ему приходилось держать в руках людские судьбы! Не будем забывать о расстрельных статьях той поры. Когда не семь раз нужно было отмерить, а семьдесят.

А горе постучалось совсем неожиданно. В нелепой драке погиб их сын, студент мединститута. Как потом выяснилось, удар шилом нанес ему человек, которому Пушкин дважды в свое время выносил приговоры. Еще в войну госпитальный врач сказал Пушкину, что у него «лошадиное сердце». Но гибель сына, конечно, на этом сердце отозвалась больше всего. 

Летним днем 1976 года Пушкины отдыхали на природе. Юрий Николаевич сел под дерево и с облегчением освободил ноги от тяжелых протезов. Потом попросил жену и дочь принести ему речной водицы. Когда они вернулись, он уже не дышал.

Вот так закончилась жизнь настоящего человека. Повесть о нем сегодня вряд ли кто прочитает: книга вышла давно и всего лишь в масштабе областного издательства. А знать о таких людях надо. Без них не выигрывают вой­ны. И в мирное время от таких людей заряжаются стойкостью, жизненной мудростью и терпением. Комсомол и стал легендарным, потому что в его строю были люди, сильные духом.  

Автор: Татьяна Маркова
213

Возврат к списку

Тверскому Дому поэзии передали бюст Андрея Дементьева
19 июля в Твери стартовал молодёжный поэтический форум. Он является центральным из мероприятий в честь 5-летия единственного в России Дома поэзии и посвящён памяти основателя учреждения, знаменитого поэта Андрея Дементьева. В ходе открытия форума Дому поэзии передали бюст Андрея Дементьева.
19.07.201820:58
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость