17 Декабря 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Наша Победа 16.04.2013

«Беркут» на страже неба

Фотограф: WWW . BVVAUL . RU

Он сражался под Старой Руссой и прорывал блокаду Ленинграда, взлетая со своими пилотами из-под Торжка

Владимир Гаврилов был первым командиром отважного 804-го бомбардировочного авиаполка и лично вел в бой небесных асов. Под его руководством воины уже в самом начале тяжелой службы на Калининском фронте совершили настоящий подвиг – уничтожили штаб Великолукской группы противника, где проходили совещания немецких генералов, а также склады горюче-смазочных материалов и две батареи тяжелой артиллерии. Это было особое задание, связанное с большим риском для летчиков. Но обманывать смерть им приходилось не раз. 

Полевой аэродром Будово. Отсюда, из-­под Торжка, ревущие бомбардировщики неслись на врага. Боевой путь полка – победные маршруты Красной Армии. Прорыв Ленинграда и Великолукское наступление, Старая Русса и грандиозная Курская битва, освобождение Украины, Польши, Чехословакии. И, наконец, Берлинская операция. Но это будет в 1945-­м – после того как многие летчики, радисты, наводчики не вернутся из боя. За четыре года войны полк шесть раз пополнялся свежими силами. Из первоначального состава летных экипажей только 13 человек встретили Праздник Победы. В их числе и Герой Советского Союза Владимир Гаврилов. В глаза смерти он смотрел часто, но ни разу не дрогнул и в самых тяжелых ситуациях находил единственно верное решение.

Была тут не только великая сила и великая вера в нашу мощь, в своих товарищей, но и закаленный школой жизни характер. Украинский парнишка, ученик токаря, доброволец Красной Армии, он стал настоящей грозой немецкой авиации. Пусть его имя не гремело так, как Покрышкина и Кожедуба, но грозный позывной «Беркут» наводил ужас на фашистских летчиков. 

С небом Володя породнился в 1934-­м. Молодого оружейного техника направили в Борисоглебскую военную авиационную школу. Он быстро вошел в число лучших учеников. Потом были годичные курсы командиров звеньев, служба в Белорусском военном округе. Хотелось учиться дальше, постигая науку высоты. Но 1941 год поднял из­-за парты прямо в военное небо. 52­-й скоростной бомбардировочный полк был обескровлен ударами фашистов. На его основе создали новый, 804-­й. «Принимай к формированию», – сказали Гаврилову. И он принял. После переучивания на самолетах Пе-­2 (летчики называли их «пешками», или по имени конструктора – «Петляковыми») летно­-технический состав перебазировали на Калининский фронт. Стояла поздняя осень 42­-го.

Немцы нам не подсветят 

«Кто готов лететь?» – единственный вопрос, который задал офицерам майор Гаврилов, получивший задание ликвидировать штаб противника в одной из деревень под Великими Луками. «Готов», – отвечали летчики один за другим. При этом каждый прекрасно понимал всю сложность задачи: они уже давно не поднимались в ночное небо. Тем более что на этот раз им предстояло идти с полной бомбовой нагрузкой и поразить в темноте крошечную цель. Один промах штурмана – и все пропало. Второго шанса не будет. А Главное командование дало четкие указания: уничтожить штаб любой ценой. Там должно проходить собрание руководящего состава соединений немецкой армии. 

Через много лет после выполнения этого приказа в газете «Ленинец» была опубликована статья «Особое задание». Все было описано просто, мужественно и без пафоса. Вот как обращается Владимир Гаврилов к своему товарищу, штурману Николаю Жаркову: «Линию фронта пересечем южнее цели, пройдем в тыл гитлеровцев, развернемся и ударим с ходу. Бомбить в темноте придется, друг, немцы нам не подсветят». Многое читается за этими спокойными словами. Прежде всего убежденность: такие люди, как Коля, не могут подвести. И остальные тоже. Их немного, членов группы, собравшейся в опасный путь. Но каждый знает, что делать.

Время вылета – 3 часа 30 минут. Сброс бомб по ведущему. Высота – 1000 метров. Цель была уже близка, когда раздался оглушительный выстрел немецкой зенитки: фашисты заметили группу бомбардировщиков и запрашивали сигнал «свой­-чужой». Штурман Жарков припал к окуляру, боясь потерять цель. Времени больше не оставалось. Он нажал кнопку сбрасывателя. 

«Светло как днем» – этот штамп вполне уместен для нашего рассказа. После того как освободившиеся от смертоносного груза машины подбросило вверх, небо разорвали прожекторы, загрохотали пулеметные очереди. Но стрельба велась беспорядочно, и группа стремительно уходила все дальше. Только клубы черного дыма поднимались над бывшим штабом. Задание было выполнено. 

Сильнее смерти 

За умелое руководство экипажем, храбрость и тактическое мастерство Владимира Яковлевича наградили Золотой Звездой Героя Советского Союза. А вскоре уже предстоял новый опасный вылет. Пожалуй, никогда больше Гаврилов и его товарищи не были так близки к гибели.

Экипаж не вернулся на базу… Опускались на аэродром самолеты, но не было среди них машины майора Гаврилова, штурмана Жаркова и стрелка-­радиста Круглова. «Мы видели, как зенитный снаряд оторвал часть плоскости», – говорили пилоты. Действительно, все так и было. Однако они не видели, как завершился бой. 

Зимой 1943­-го подходила к концу Великолукская операция. Но воздушные схватки становились все ожесточеннее. 16 января эскадрильи 804-­го авиаполка бомбили по позициям противника в районе населенных пунктов Алексейково и Бурцево. Немцы отвечали огнем зениток. Страшный удар подбросил самолет Гаврилова почти на 200 метров вверх, и лишь огромным усилием удалось удержать машину от сваливания на бок. Осколками снаряда летчики были ранены, сильно пострадала рация, вышла из строя система управления. Командир экипажа вывел самолет из крутой спирали с помощью левого мотора, но тут же налетели два «мессершмитта», не отстающие ни на шаг. Они ждали легкой добычи. А получили страшный бой, из которого живыми не вышли.

Об этой тяжелой дуэли почти сразу же написали во фронтовой газете «За Советскую Родину». Название очерка было выбрано очень точно – «Сильнее смерти». «Фрицы полагали, что экипаж уже не способен к сопротивлению, – писал автор, – и, позабыв всякую осторожность, подходили на близкое расстояние. Один из стервятников трижды атаковал пилота снизу. Последняя атака стала для него роковой. Стрелок­-радист Круглов меткой очередью зажег «мессер» и вогнал его в землю».

Второй оказался хитрее – пытался расстрелять героев сверху. Но не ушел от снайперских попаданий и сорвался вниз. С горящей левой плоскостью наши пилоты все же приближались к земле. Дым застилал глаза. Внизу были немцы. Чуть дальше – советские солдаты. Гаврилов сел всего лишь в 50 метрах от фашистов. Выпрыгнув из горящей машины, экипаж услышал: «Давай сюда!» Это кричал по-­русски враг, рассчитывая сбить измученных воинов с толку. Но серо-­зеленые шинели не дали усомниться: фрицы! Противник открыл огонь, но было поздно: летчики уже подползали к нашим блиндажам. 

Как описать день, когда друзья, навсегда попрощавшиеся с бойцами, снова увидели их? Это был праздник. Все подразделение выстроилось, как перед торжественным парадом, и Гаврилов сказал: «При любом создавшемся в воздухе положении наш самолет живуч… Наша гибель казалась неизбежной, но мы победили смерть. Воля к победе, любовь к жизни, к Родине, ненависть к врагам сильнее смерти!»

Это Герой Советского Союза доказывал в каждом бою. Их у него впереди было немало. Уже будучи подполковником, он возглавил 81­й гвардейский бомбардировочный авиаполк, который с 1943 по 1945 годы совершил более 3000 боевых вылетов. Ас военно­воздушных битв рассказывал молодым пилотам о друзьях­товарищах по Калининскому фронту, с которыми нещадно бил «мессершмиттов».Он довольно рано оставил службу – подвело здоровье, не прошли бесследно огромные перегрузки и напряжение военных лет. Но до самой смерти в 1992 году был верен памяти своих крылатых «беркутов», которые держали курс только на Победу.  

Автор: Артур Пашков
118
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость