25 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 08.04.2013

Он же Тылтынь, он же Грейзе, он же Арман

Фотограф: ПРОЕКТ « ВОЕННЫЙ АЛЬБОМ », WWW . FORUM . OPENARMENIA . COM

И он же командир Красной Армии и первый обладатель Золотой Звезды в танковых войсках

Крестьянский сын латыш Пауль Тылтынь, родившийся 4 апреля 1903 года под Елгавой, подростком жил во Франции, где получил первое удостоверение личности, в котором значилось: Поль Арман. 

Вернувшись в Латвию, он стал одним из организаторов Союза молодежи в Елгаве, окончил реальное училище и радиоинститут, служил в армии. В 1926 году Поль эмигрировал в СССР и вступил не только в Красную Армию, но и в коммунистическую партию. После окончания Московской пехотной школы он командовал взводами в частях Ленинградского и Московского военных округов, а затем — автобронедивизионом в Закавказском военном округе. Важной частью его военной биографии стала служба на Дальнем Востоке, где он три года был командиром танкового батальона. 

Испания: специальное задание 

В 1935 году Поль Арман окончил курсы усовершенствования технического состава при Военной академии механизации и моторизации РККА имени И.В. Сталина, а в конце следующего года отправился добровольцем на помощь республиканцам в Испанию. 

В боевых действиях капитан Арман сразу проявил не только отвагу, но и навыки командира. Ему довелось участвовать в первом в истории войн танковом бое. Это произошло 29 октября 1936 года у селения Сесенья в 30 километрах к югу от Мадрида, когда рота Т-26 под командованием капитана Грейзе (псевдоним Армана в Испании) нанесла противнику внезапный удар. Успех отчасти был обеспечен тем, что враги первоначально приняли их за своих. Арман лично уничтожил три танка и немало живой силы противника. Была подбита и его машина, но он, несмотря на контузию, продолжал руководить действиями своей роты. Командир одного из наших танков – Семен Осадчий совершил в этом бою первый в мире танковый таран, столкнув в лощину танк «Ансальдо». В этот день группа капитана Грейзе уничтожила и рассеяла два эскадрона марокканской кавалерии и около двух батальонов пехоты врага, вывела из строя более 10 орудий, около 20 транспортных машин с грузами и несколько танков.

31 декабря 1936 года «за выполнение специального задания правительства» Полю Матисовичу Арману было присвоено звание Героя Советского Союза. 

В январе 1937-го он вернулся из Испании, стал майором и получил назначение командиром 5-й механизированной бригады. 5 февраля по поручению наркома обороны Ворошилова он выступил с часовым докладом в Кремле в присутствии Сталина, представив свой взгляд на уроки использования советских танков в испанских боях и их взаимодействие с другими родами войск. Его доклад слушали не только участники сражений, но и работники оборонной промышленности, главные конструкторы, высший командный состав Красной Армии, руководители коммунистической партии и правительства. Критические высказывания Армана имели для него тяжелые последствия: вскоре он был арестован чекистами Ежова по обвинению в шпионаже (с такими-то именем, фамилией и биографией!) и пробыл в заключении до июня 1939 года, когда по распоряжению ставшего наркомом НКВД Берии дело против Армана было прекращено «за недоказанностью обвинения».

Ржев и Белый: воздушное крещение 

В мае 1941-го Арман окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе и был назначен заместителем командира 51-й танковой дивизии Московского военного округа. В этой должности он и встретил начало Великой Отечественной. Дивизия дислоцировалась в Брянске, а затем была переведена на доукомплектование в район Ржева, принимала участие в подготовке оборонительных рубежей на линии Селижарово – Оленино. В июле 1941 года на ее базе сформировали 110-ю танковую дивизию, и полковник Поль Арман вновь стал заместителем комдива. 

Дивизия участвовала в боевых действиях на Западном фронте. 18 июля она нанесла удар в направлении Духовщины с целью выхода к Смоленску и деблокирования наших окруженных армий.
Цель не была достигнута, дивизию вывели в резерв, а затем она в течение августа занимала оборону на рубеже Осташков — Ельцы — Зубовка. 1 сентября дивизия была расформирована в Ржеве, и полковника Армана назначили командиром 11-й танковой бригады.

Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск Давид Драгунский (в 1931—1933 гг. был председателем сельсовета в селе Ахматово Молоковского района. — В.В.) вспоминал в своей книге «Годы в броне» о встрече с Полем Арманом при немецком авианалете под Белым в середине июля 1941 года (сам он тогда в звании старшего лейтенанта командовал танковым батальоном):

«Приближался город Белый. Кругом виднелись следы недавней бомбежки. Время от времени попадались остовы машин, опрокинутые вверх колесами пушки. По обочине дорог были разбросаны ящики, бочки. Кверху поднимался сизый дымок тлеющей резины. Нелегко оказалось проскочить последний участок пути: фашистская авиация держала под бдительным контролем фронтовые дороги. Оставив легковушку, я пересел в танк. В безветренную погоду от гусениц поднимается высокий столб пыли. Вот почему я долго не мог сообразить, откуда взялся полковник, стоявший у дороги и загородивший нам путь своей машиной. Энергичным взмахом руки он приказал остановиться. Я предстал перед разъяренным человеком. Его черные гневные глаза, нахмуренные густые брови и даже бритая голова чем-то напоминали мне Отелло. «Что прикажете с вами делать?
Немедленно расстрелять или передать в военный трибунал?!» — загремел полковник. — «В чем дело? В чем я провинился?» — взволнованно спросил я. — «В чем дело? Вы не выполнили приказа командира дивизии и не прибыли вовремя в район сосредоточения! Вы вскрыли нашу группировку и уже засечены вражеской авиацией! Я — полковник Арман, заместитель командира танковой дивизии. И отвечаю за доставку вас на фронт». — «А где вы были ночью? — со злостью спросил Ткачев. — Знаете ли вы, что танки Т-26 и БТ, которые вы нам передали, растянулись на десятки километров?» — «Это отговорка! Вы с командиром батальона струсили, вот в чем дело...» До сих пор я молчал, сдерживая себя, как положено перед старшим начальником, но, когда услышал обвинение в трусости, молчать больше не мог. «Разрешите, полковник, следовать дальше. А трибуналом меня не пугайте. Советский трибунал разберется, что к чему». Полковник Арман продолжал свирепствовать. Расслышать его слова я уже не мог. Мимо промчалась рота Т-34. Затем мы услышали гул самолетов, заставивший всех поднять головы к небу. На большой высоте в воздухе появилась группа вражеских машин. Мне показалось, что они не заметили нас. Но это только показалось. Сначала развернулся и прошел над дорогой ведущий самолет, за ним — второй, третий... Я вскочил в танк и успел по радио скомандовать: «Ускорить движение, увеличить дистанцию, развернуться! Вперед, за мной!» Танки, поднимая пыль, свернули с дороги, развернулись, на предельной скорости понеслись вперед. С неба посыпались фугаски. Они падали в стороне от дороги. Но экипажи Т-26, предчувствуя недоброе, развили невиданную для этих танков скорость. Перепрыгивая через кюветы, они мчались в сторону города. От разрывов огромных фугасов содрогалась земля. Я остановил свой танк у обочины дороги. Откинув назад люк башни, с тревогой следил за действиями вражеских самолетов. Страх за свою жизнь отошел на задний план. Голова была заполнена другим: «Неужели весь батальон погибнет от бомбежки, не вступив в бой? Тысячу раз прав был тот грозный полковник, когда разносил меня... Ведь могли же мы проскочить этот опасный участок ночью!» Бомбежка длилась еще несколько минут. Потом гул моторов в воздухе стал постепенно стихать, фашистские самолеты отвалили в сторону, улетели на запад. Только тогда я увидел недалеко от себя Армана и Ткачева, стоявших у одинокого дерева. Полковник не казался уже таким грозным и страшным, из-под суровых сросшихся бровей светились его умные, выразительные глаза. «Ну, комбат, кто из нас прав?» — «Да, признаюсь, я виноват. Этого налета можно было избежать» — «Полагаю, вы больше такого не повторите? — На строгом лице Армана промелькнула чуть заметная улыбка. — А ребята у вас молодцы. Не растерялись. Первое воздушное крещение приняли мужественно. Я ожидал худшего». Я еще раз внимательно оглядел полковника. Только теперь я увидел на его груди орден Ленина, Золотую Звезду Героя Советского Союза и узнал этого человека. Мы учились в одной академии. Он — на выпускном, я — на первом курсе». 

Осенью 1941-го полковник Арман воевал со своей 11-й танковой бригадой в составе 38-й армии Юго-Западного фронта, а в июле-августе 1942-го она вошла в подвижную группу 20-й армии Западного фронта, отважно сражавшуюся во Второй Ржевско-Вяземской операции под Погорелым Городищем. В этой операции Арман командовал всей подвижной танковой группой, которая прошла Праслово, Ильинское, развивая наступление на юг. За четыре дня наши войска продвинулись почти 
на 50 километров, и это стало самым большим успехом войск Крас­ной Армии в данной операции. 

*  *  *
С марта 1943 года Поль Арман командовал бронетанковыми и механизированными войсками 4-й армии Волховского фронта. 6 августа он был назначен командиром 122-й танковой бригады. На следующий день в ходе Мгинской наступательной операции в бою у села Поречье Кировского района Ленинградской области его сразила пуля немецкого снайпера. Похоронен герой-танкист в городе Волхове. 

После войны генерал армии Гетман писал: «Опыт боев под Ржевом и Сычевкой сыграл существенную роль в дальнейшем совершенствовании искусства боевого применения крупных танковых соединений и объединений». Заметный вклад в приобретение этого опыта внес Герой Советского Союза полковник Поль Арман. 


24 июля 1942 года

…Не волнуйся, если долго не будет писем. Написать пару строк всегда могу, но отправить не всегда. Почтовые ящики не висят на березах, хотя вру – только сегодня видел, как бойцы на переднем крае посылали делегата к сосне, чтобы он опустил письма родным… Не огорчайся временными неприятностями… Положение трудное, но чем дальше фашисты рвутся, тем больше сила сопротивления и сила мщения… Ты пишешь, что мои письма всегда жизнерадостны. Я жизнерадостен, но и зол. Какой-то поэт говорил: «Сердце становится черствым от злобы». У меня два сердца – одно для любви к Родине, к жизни, к людям, другое – для ненависти к паразитам. Хотя это одно и то же сердце. Кто умеет любить, тот умеет ненавидеть. Кто умеет шутить и смеяться, тот умеет быть суровым.

25 сентября 1942 года

…Работать приходится очень много. Мои танкисты в атаках ведут себя отважно. Многих наградили орденами. Вражеские танки нашего удара не принимают. От нашего удара они буквально балдеют, как от землетрясения… Помнишь мое выступление в ЦДРИ об агитации в бою? Громких слов воин не любит, тем более если он ежедневно смотрит смерти в глаза. Ему нужно задушевное, простое слово, а не казенные выкрики…

3 октября 1942 года

На днях над нашими боевыми порядками вместо «юнкерсов» пролетали гуси. И кричали, как при Пушкине, и на юг держали путь, как при Пушкине. При Пушкине только не было зениток…

14 октября 1942 года

И в дни так называемого временного затишья я вел самые тяжелые бои, какие вообще приходилось вести. Наддали фашистам крепких тумаков, и отборные эсэсовцы поскучнели.

24 октября 1942 года

Ползаю по уши в грязи, в остальном все в порядке. Такая осенняя грязь называется непролазной, но я все же пролезаю через нее, хотя вымазываюсь до самой лысины. Сегодня пришлось строить настил, чтобы танки не утонули в болоте. Бревенчатый настил из осины, из которой, по преданию, наши предки тесали кол и вгоняли его в могилу ведьмы… Я, как всегда, работаю, как и положено, много, гоняю нерадивых. Многому надо еще научиться и обучить подчиненных. Деремся и учимся…

6 августа 1942 года

Любимая! Получил твои письма, но сейчас не до ответа. Мы не сидим в бездействии. Открытку написал в окопе ночью, при спичечном свете, перед носом противника…

8 августа 1942 года

Получил письма во время такой катавасии, что прочесть не мог, отложил до ночи… Человек не бессмертен. Бессмертен народ. Народ имеет право требовать от своих сыновей, чтобы часть их отдала свои жизни для спасения всех, для спасения Родины. Кто не хочет пожертвовать ничем, тот теряет все. Этому учит история всех времен и народов. Победить во что бы то ни стало! Но победа может потребовать и жизни. Я не рожден быть рабом… Если мы не освободим Родину от фашистов, будущие поколения нас проклянут. Я не хочу, чтоб меня хотя бы в будущем упрекнули в том, что я не все сделал для спасения Родины от рабства…

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
155

Возврат к списку

В "Старом парке" Твери состоялся масштабный субботник
21 апреля мероприятие прошло на территории Тверского областного ДК "Пролетарка".
21.04.201815:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость