22 Июня 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 04.02.2013

Сердце к сердцу

Фотограф: Александр Солодков

Путь многих участников блокады – это дорога жизни. Несмотря ни на что

В районе их восемь – людей, знающих настоящую цену крошке хлеба на ладони. Самым молодым уже за 70. Но пожилыми, а тем более старыми их не осмелится назвать никто. «Мы еще успеем отдохнуть», - говорят они и никогда не отказываются рассказать о блокадном детстве школьникам, проводят Уроки мужества, выходят на митинги. 



27 января, в день 69-­й годовщины спасения Ленинграда, ветераны вернулись в 41-­й: 
в Зубцовском районе, как и во многих других муниципальных образованиях Верхне­волжья, прошла акция «Блокадный хлеб» – его попробовали все школьники. 125 граммов жмыха, солода и муки грубого помола по тем самым рецептам войны. Многие блокадники считают, что выжили благодаря этому горькому пайку, силе духа ленинградцев и бесконечной вере в победу. 

Во вторник за чашкой чая участники блокады снова вспомнили все и всех. Встреча была организована районной администрацией и местным отделением партии «Единая Россия». Ленинградцев радушно принимало районное руководство – Василий Протченко и и Наталья Балушкина, не переставая удивляться жизненной энергии и энтузиазму этих людей. Добиться статуса жителя блокадного Ленинграда многим из них было непросто. Например, уроженец зубцовского края Николай Владимирович Нечаев получил его совсем недавно. Для этого пришлось готовить большой пакет документов, вести долгую переписку. Но благодаря поддержке местных властей справедливость восторжествовала. 

3 марта район будет отмечать 70-­ю годовщину своего освобождения от немецко­фашистских захватчиков, в городе и поселениях пройдут торжественные мероприятия. Но вправе ли мы отделять одну веху истории от другой, забывая о том, что «не относится» к судьбе Верхневолжья?

– Это невозможно, – уверен глава района Василий Протченко. – У нашего народа была одна война на всех, подвиги совершались и в Сталинграде, и на Курской дуге, и под Ржевом, и в Ленинграде. Мы гордимся, что в районе живут люди, которые могут передать свой жизненный опыт подрастающему поколению. Прежде всего это ветераны войны и, бесспорно, вы, блокадники. Спасибо вам за вашу работу с молодежью, активную жизненную позицию, любовь к труду. К сожалению, вместе нам удается со­браться нечасто, и сегодня день, когда можно поговорить по душам, поделиться сокровенным. 

Из огня да в полымя 

От районных дел беседа перешла к рассказам о пустынных заледеневших улицах, вое сирены и бомбежках. Фаина Гусева вместе с семьей переехала в Ленинград в 1938 году. Их было шестеро. Первый год блокады унес жизни отца и двух старших сестер. Она и сейчас не может спокойно говорить, как вместе с матерью везла на санках трупы на кладбище – вырытые экскаваторами траншеи. Однажды девочка заглянула в стоящий неподалеку сарай и выбежала в ужасе: там были сложены штабелями погибшие от голода и холода. Но нельзя жить одним мраком, и со слабой улыбкой Фаина Михайловна вспоминает, как однажды несчастной семье посчастливилось устроить пир на весь мир: немцы разбомбили сахарный завод, и взрослые и дети собирали руками горелую патоку. Это было счастье – промыть ее и выпить не пустую воду, а «настоящий чай». 

Была в ее военном детстве еще одна радость – прием, который устроили эвакуировавшимся по Ладоге детям жители саратовского села Самодуровка. На столе были хлеб (не 125 граммов, а буханка – невиданная роскошь), картошка, овощи и фрукты. Есть они могли только очень маленькими порциями. Но разве можно забыть тех сердобольных людей, повторявших как молитву: «Ничего, ребятки, подождите немножко. Еще наедитесь».

– Да, люди нас окружали действительно прекрасные, – продолжает разговор Галина Федорова. – Мой отец был военным, его полк переводили все дальше и дальше от Ленинграда, пока однажды мы не оказались на границе с Польшей. Помню, перед самой войной папа сказал: «Обстановка очень неспокойная. Вам нужно уезжать обратно». Знать бы, что едем из огня да в полымя. Собирались в страшной спешке, почти не взяли одежды и продуктов. Но только мы приехали в Ленинград, как в тот же день к нам пришли соседи и стали расспрашивать, что случилось и чем можно помочь. И напоили, и накормили, и даже вещи теплые дали. 

Блокада только началась, и люди еще не знали, что их ждет: «Это на месяц, не больше». Но даже самая страшная зима сорок первого многих так и не смогла ожесточить и лишить сострадания. «Иначе мы бы не выжили, – уверена Галина Петровна. – Бывало, что совсем незнакомый человек помогал добраться до дома или бомбоубежища, успокаивая по дороге: «Не бойся, все будет хорошо, вот увидишь».

Воспоминания, воспоминания… Глава района Василий Протченко родился уже после войны, и его жизнь не связана с Ленинградом. Но блокада коснулась и его близких. 

Василий Константинович рассказал о тете своей жены: она воспитывала детей, трудилась на Кировском заводе. Так продолжалось и в войну. Однажды в дом пришло страшное известие: детей больше нет. Потом не стало и мужа. Еще совсем молодая женщина осталась одна, но выдержала все испытания и не разучилась улыбаться в ответ на улыбку. По словам главы, настоящим счастьем для нее стало нянчить любимых внуков.

– Она прожила 95 лет, и ее уход был для всех горем, – говорит Василий Константинович. – Увы, таких людей становится все меньше, и, пока военное поколение не ушло, мы должны научить наших детей и внуков главному в жизни – любить Родину. Поэтому я прошу вас: говорите с молодежью, говорите как можно чаще. 

Кронштадтское крещение

Евгения Тишенкова гордится своими родителями. Ее отец был одним из тех, кто по едва окрепшему льду возил по «Дороге жизни» на Большую землю блокадников. Каждый такой путь мог оказаться последним. Однажды машина, ехавшая перед ним, провалилась под лед, и никого спасти не удалось. С трудом отцу удалось объехать ловушку и довезти бесценный груз – людей. Спасала жизни и мать Евгении Васильевны. 
Семья жила в Кронштадте, дочь родилась, когда уже начался голод. В роддоме женщина кормила молоком не только маленькую Женю, но и других детей. И на их щеках появлялся румянец. 

– Тогда мама еще не была такой худой, но война всех нас изменила, – вспоминает Евгения Васильевна. – Родители рассказывали, что порой идешь по улице и видишь каких-­то стариков, ведущих друг друга. Приглядишься, а это твои соседи, которым нет еще и двадцати. Многие так и умерли от истощения. Спасибо маме, что выкормила меня, без нее я бы погибла. 

Мать спасла ей жизнь не один раз. Однажды ее положили спать на придвинутые друг к другу стулья. От начавшейся бомбежки взрывной волной выбило раму, и малышку «сдуло» в ведро с холодной водой. Счастье, что мама оказалась дома и успела ее вытащить. Но именно с того дня совсем слабая девочка начала расти и крепнуть. «Видно, на пользу мне пошло крещение», – шутит Евгения Васильевна. 

В лесу прифронтовом

«Слышите, дети, вальс играют? Мы обязательно будем жить» – так говорила Гале и Юре Евстигнеевым их мать. Это были дни, когда они ждали эвакуации на Большую землю. На этом настоял отец, он и выхлопотал все необходимые документы. А сам уезжать наотрез отказался: «Я нужен на оборонительных работах». Как они добирались туда – отдель­ная история: обхватив друг друга, Василий вместе с товарищем с трудом шли к трамвайной остановке и ехали на другой конец города замазывать специальным раствором окна. Многое ли мог сделать слабеющий с каждым днем инвалид, потерявший ногу в Финскую кампанию? Но все время повторял: «Вам надо 
уезжать, а я останусь». Блокаду он не пережил. 

Но успел послать родным последний привет. Из города мать с дочкой выбрались 16 января и вместе с другими семьями целую неделю жили в лесу в палатках в ожидании спасительной переправы. Неподалеку располагалась воинская часть, и солдаты постоянно заводили пластинку с вальсом. Его хорошо знали и Евстигнеевы – это была любимая мелодия главы семьи. 

– Вскоре папа умер, – рассказывает Галина Васильевна. – Он будто бы попрощался с нами этой музыкой и дал надежду: «Вы обязательно будете жить». Помню, мама при первых звуках улыбнулась и сказала: «Вот так и в Летнем саду раньше играли. Еще до войны». 

И уже не такой страшной показалась дорога через Ладогу в хлюпавшей по воде колесами машине. И не так жесток голод, не дававший спокойно заснуть. Их блокада кончилась. 

* * *
Встреча участников блокады с районной властью продолжалась около двух часов. Расходиться гости не хотели: когда еще опять соберутся вместе за одним столом? На память ветераны получили подарки от администрации и персональные открытки с трогательными надписями. 

– Не забывайте, что к 70-­летию освобождения района вас будут ждать в школах на Уроки мужества. Обязательно приходите, – сказала заместитель главы районной администрации по социальным вопросам Нина Волкова. 

И они обязательно придут. Может быть, в этот день кто­-то впервые услышит про 125 блокадных граммов и про счастье жить. 

Автор: Артур Пашков
67

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя в День памяти и скорби принял участие в акции «Свеча памяти»
22 июня, в День памяти и скорби, у Обелиска Победы в Твери состоялась патриотическая акция «Свеча Памяти». В час, когда 77 лет назад началась Великая Отечественная война, участники акции почтили минутой молчания память воинов, отдавших жизни за свободу родной земли.
22.06.201807:26
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость