26 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 09.11.2012

Народ был проще, а пиявок было гуще

Фотограф: Евгений Петренко

Не только о высоком

Прав был поэт, писавший про «открытия чудные», тысячу раз прав. Русский гений, имя которого всем известно, тесно связан с тем местом, о котором речь пойдет дальше, и это тоже счастливое совпадение. Или, быть может, странное сближение?

Не угодно ли вам примириться?

Специально не задумывая, мы уже дважды вспомнили, конечно, Пушкина, и так получилось, что и в Погорелом Городище Зубцовского района он увековечен тоже дважды. Дело все в том, что на здании местного Дома культуры висят две мемориальные доски. Обе посвящены поэту. Безусловно, Пушкин – наше все, но зачем сразу две? Это только на первый взгляд кажется странным, на самом деле ничего необычного здесь нет, и хоть рассказ о Пушкине и не входил в наши планы, скажем, что до недавнего времени полагали, что поэт бывал в Погорелом Городище, о чем и говорит текст на первой мемориальной доске: «В январе 1829 года Погорелое Городище посетил А.С. Пушкин. Поэт приезжал сюда для розыска материалов о восстании Емельяна Пугачева и о своем предке Г. Пушкине». Действительно, долгое время так и считалось. Вот и журналист и краевед Сергей Кутейников, показывая на доску, говорит, кажется, об этом. Однако повторим свой вопрос: а вторая­-то, на которой процитировано письмо Пушкина к Муравьеву от 30 января 1829 года, зачем понадобилась?

В Смутное время крепость Погорелое Городище не раз подвергалась нападениям поляков, и в 1617 году, предположительно из­за угрозы захвата крепости, в Погорелое Городище был прислан воевода Гаврила Пушкин с приказом «разломати или сжечь» укрепление. Вместе с крепостью тогда сгорели и все дома жителей. Учитывая это обстоятельство, в 1621 году царь Михаил Федорович Романов жаловал погорельцам грамоту, даровавшую освобождение от податей на пять лет. Дело все в том, что, как показывают недавние краеведческие изыскания, Пушкин никогда не приезжал в Погорелое Городище и не искал здесь эту царскую грамоту. И не потому, что солнцу русской поэзии было лень заниматься историей, а потому, что, путешествуя по Тверской губернии, он пользовался дорогами, лежавшими в стороне от Погорелого Городища… Каждый, впрочем, может оставаться при своем мнении – кто­-то может считать, будто бы автор «Капитанской дочки» приезжал в Зубцовский уезд, а кто-­то отстаивать противоположную точку зрения. Кажется, спорщиков только эти два мемориальных знака, открытых на здании Дома культуры, и могут теперь примирить. По крайней мере они предлагают компромисс. Потому как вторая доска уже не сообщает так категорично, что Пушкин приезжал на погорельскую землю, там сказано просто: «А.С. Пушкин о Погорелом Городище», и приведены слова из упомянутого выше письма поэта Муравьеву: «Гаврила Пушкин, один из моих предков, я изобразил его таким, каким нашел в истории. Он бывал всем, чем угодно, даже поджигателем, как это доказывается грамотою, которую я нашел в Погорелом Городище, городе, который он сжег». Заметим, что письмо это написано по­-французски, и разные переводы, естественно, дают разный смысл сказанного автором «Бориса Годунова»…

Примись за промысел любой

Место это, внимание к которому теперь проявляют в основном поисковики, краеведы и историки Великой Отечественной войны, таит много интересного, с Пушкиным, а равно как и с другими знаменитостями, никак не связанного. Например, только во второй половине XIX века были письменно зафиксированы очень любопытные предания о Держиславле – древнем городе, некогда существовавшем на территории Погорелого Городища. Праздным экскурсантам, таким как пишущий эти строки, побывавший здесь месяц назад, показывают и предположительное местонахождение древнего Держиславля, опознать которое не составит особого труда, стоит только пройти мимо церкви по узкой тропинке и через несколько минут выйти на окраину села…

Путь будет лежать мимо работавшей в прежние годы бани. Сейчас она закрыта. Уроженцы этих мест вспоминают не только о том, как они ходили сюда мыться, но еще и то, что именно где-­то здесь в свое время складировали памятник Сталину. Как это было принято в первые десятилетия советской власти, фигуры Ленина и Сталина часто составляли одну скульптурную композицию. Однако пришло время, и вождь не только всех времен, но и народов оказался на периферии истории. Воздвигнутые монументы свергали, а если какой из них оказывался двухфигурным, ненужную в новом идеологическом контексте фигуру попросту отламывали. Предание гласит, что многие погорельские школьники, особенно испытывающие непреодолимую тягу к истории, а пуще того – к археологии, ходили сюда на свои первые раскопки. Сталина раскапывать…

Погорелое Городище стоит на реке Горянке. Однако не стоит думать, что название ее как­-то связано с глаголом «гореть», хотя это, учитывая имя самого села, вроде бы логично предположить. На самом деле Горянка – это река, текущая под горой (а село стоит на горе). На сайте администрации Погорельского сельского поселения сказано, что «по мысли древних жителей посада, их поселение находится на горе при слиянии рек Дёржи и Горянки». В этой реке еще в XIX веке бил ключ, а вода из него шла прежде «на выделку минеральной воды» – так сказано в статистических материалах о губернии, выпущенных в 1876 году. Жаль, что Погорелое Городище все-­таки не состоялось как курорт… Однако со здравоохранением оно некоторым образом было связано. Об этом нам рассказал на берегу Горянки заместитель директора Всероссийского историко­-этнографического музея в Торжке Виктор Кузнецов. Оказывается, здесь торговали пиявками! По словам Виктора Владимировича, этот вид предпринимательства был широко распространен в Погорелом Городище в первой половине – середине XIX века, а воспоминания о нем до сих пор сохраняются среди жителей села.

Погорельские  Дуремары

В тридцатые годы XIX века чуть ли не половина погорельцев занимались этим промыслом. Два раза в год, весной и осенью, они уезжали далеко от дома – в Малороссию, Воронежскую или Екатеринославскую губернии, а когда там пиявки почти все были выловлены, то и дальше – в Тифлис, Закавказье, а иногда и в Персию. Виктор Кузнецов, ссылаясь на «Памятную книжку по Тверской губернии на 1865 год», рассказывает, что сами погорельцы вспоминали о ловле пиявок так: «В былое время, когда народ был проще, а пиявок гуще, на месте приволья пиявок, в озерах, их пускали ловить даром». Происходило это примерно так. Ловец заходил в воду и добывал их натурально руками, водяные организмы сами прилипали к его телу. Потом оставалось только выйти из озера, снять с себя кольчатых червей – и можно ехать торговать ими в Москву. Чуть позже за добычу пиявок с погорельцев стали брать деньги, но смекалистые мужики придумали, как не потерять при этом барыши. Как рассказывает Виктор Кузнецов, они заметили, что в степях совершенно нет леса, к тому же однажды они привезли с собой серно­-фарфоровые спички, которые степнякам очень понравились. Так сам собой образовался еще один вид бизнеса – погорельцы завели у себя спичечные заводы. Торговля получалась взаимовыгодная: с этих пор предприимчивые жители Погорелого Городища везли в чужие края не деньги, а спички. На Кавказе продавали их и приезжали, как писали в XIX веке, «в месторождение пиявок с готовыми деньгами». Если же спички сбыть не удавалось, они просто обменивались на лечебные организмы.


Цена вопроса

Во сколько обходилась погорельцам покупка пиявок? Оказывается, от 20 до 80 рублей за пуд! Обычно в мешок из тонкого льняного холста или парусины помещалось до семи фунтов пиявок – больше тысячи штук. На рынках Москвы и Петербурга их и покупали, надо сказать, тысячами. Виктор Кузнецов говорит, что стоило это до 50 рублей. В Погорелом, в водах Горянки, местными Дуремарами были устроены специальные сажалки для пиявок, остатки этих питомников еще можно рассмотреть на заросшей речке. Впрочем, замечает Виктор Владимирович, занимаясь хоть и прибыльным, но хлопотным в общем-­то делом, погорельцы мало заботились о том, чтобы, если можно так выразиться, пиявкам было комфортно. Как писал автор отчета о пиявочном промысле, сажалки на Горянке – «это тюрьма, а не воспитательный дом для пиявок, между тем как по оборотам промысловым погорельцев следовало бы обратить им полное внимание на устройство правильного питомника, или бассейна, не только для содержания, но и для размножения пиявок, и тем если не прекратить, то значительно уменьшить гибель этих полезных животных».

– Закат погорельской пиявочной промышленности, – говорит Виктор Кузнецов, – был предопределен недальновидностью тех, кто ею занимался. Вместо того чтобы использовать имеющиеся возможности для производства импортных пиявок у себя дома, а вода в Горянке была очень хорошая, они совершали длительные шоп­туры, используя родной город только как склад или перевалочную базу.

Впрочем, положительный момент в этом промысле все же был, коль скоро он натолкнул погорельцев на производство спичек, которое со временем приобрело просто невиданный размах. Но это уже совсем другая история… 

Автор: Евгений Петренко
131

Возврат к списку

В Тверской области стартовали массовые субботники
На этот весенний призыв снова откликнулись миллионы жителей России. Лопата, грабли и мешок для мусора по-прежнему остаются для многих гораздо более убедительными аргументами, чем давно надоевшая фраза: «Убирать город должны специальные службы – при чем здесь я?». 
26.04.201818:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость