20 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 18.09.2012

Человек из рода вдохновенных

Оказавшись не нужным новой власти, Федор Батюшков умер от голода

 Когда произносится фамилия «Батюшков», неизбежно в сознании всплывает образ поэта – Константина Николаевича, которого очень любил и ценил Пушкин (вспомним категоричного Белинского: «Без Батюшкова не было бы Пушкина!») и в юности зачитывался им («Что за прелесть этот Батюшков!»). Но в роду Батюшковых, известном с середины XVI столетия, были и другие значительные личности. 

Они владели имениями в разных уголках России, но как дворяне впервые упоминаются на Бежецком Верхе, т.е. на тверской земле (бежецкие дворяне Иван Степанович и Петр Никитич Батюшковы были убиты при осаде Смоленска в 1634 году). Видимо, с тех пор Батюшковы и стали владеть поместьем в селе Кесьма в нынешнем Весьегонском районе.

В конце XIX – начале XX века наиболее известным представителем этой фамилии был Федор Дмитриевич Батюшков, внучатый племянник знаменитого поэта. Он родился 7 (по другим сведениям, 17) сентября 1857 года в родовом селе. Отца, специалиста по финансовым вопросам, через несколько лет перевели с повышением в чинах из Москвы в Казань, и Федор Батюшков окончил тамошнюю гимназию, а затем поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Но поскольку юноша обладал гуманитарным мышлением, то уже через год перешел на историко-филологический факультет, где постигал науки под патронажем академика-филолога Александра Веселовского, по праву став его любимым учеником. 

Вообще студенческие годы дали прекрасную огранку природному таланту Федора – и кругом научных и творческих знакомств, и расширением эрудиции через системное чтение, и учебой у блестящего методолога Веселовского. 

Вместе с Горьким, Чеховым, Короленко

С середины 1880-х годов Батюшков читал в Петербургском университете курсы романских литератур и романо-германских языков, а на Высших женских Бестужевских курсах – историю западноевропейских литератур, стал профессором. Две длительные командировки в Европу (по два года каждая) – в Германию и Испанию – сделали его признанным специалистом по средневековой европейской литературе, по этой тематике Федор Дмитриевич защитил магистерскую диссертацию.
И все же он ушел из университета на «вольные хлеба», обращаясь уже не к узкой студенческой аудитории, а к самому широкому образованному читателю – любителям и знатокам литературы и театра. За два-три года Батюшков стал одним из самых авторитетных критиков, что в столичной культурной жизни бывало чрезвычайно редко. Сотрудничая с международным литературным журналом «Космополис», он привлек туда Горького, Чехова, Короленко, высоко подняв авторитет журнала. Сам он подружился с этими выдающимися писателями, причем дружба с Короленко продолжалась до самой кончины Федора Дмитриевича. 

Ему открылись двери самых известных и престижных литературных редакций, его печатали журналы «Вестник Европы», «Северный вестник», «Мир Божий», «Образование», «Журнал Министерства народного просвещения», «Вопросы философии и психологии», «Ежегодник Императорских театров»… Литературный авторитет Батюшкова обеспечил избрание его в члены комитета Литературного фонда и Театрально-литературного комитета при Дирекции Императорских театров. 

Двухтомник «Критические очерки и заметки» (1900—1902) подытожил его пятилетнюю деятельность на новом поприще. В это издание вошли работы, часть которых, как потом оказалось, имела принципиальное значение для выбора путей дальнейшего развития русской литературы, в частности статьи о Пушкине, Чехове, Короленко, Розанове, о «славянской концепции добра» Достоевского и Льва Толстого. Оставаясь учеником создателя культурно-исторической научной школы академика Веселовского, Батюшков тем не менее не только допускал, но считал совершенно неизбежным сочетание и совмещение миропониманий и творческих принципов разных культурных эпох – от античности до современности. Накопление «культурного слоя» приводит, по его мнению, к смешению в разных сочетаниях языческих и христианских традиций, которые в новое время переплетаются с позитивизмом, рациональностью, научным знанием. Такой подход к истории культуры и литературы нравился далеко не всем, но опровергнуть его в научной полемике так никто и не сумел.

Огромную ценность представляют циклы статей Батюшкова о Чехове (15 работ!) и Горьком. Давно мечтаю впервые издать отдельным томом несправедливо забытую батюшковскую Чеховиану. Думаю, это было бы открытием для поклонников Чехова.

Энциклопедист, критик, редактор

Батюшкова наперебой приглашали как автора составители и издатели обобщающих научных трудов, словарей и энциклопедий, в том числе «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона». В многотомной «Истории русской литературы XIX в.» ему принадлежат обширные статьи о Баратынском, Алексее Константиновиче Толстом, Достоевском, Чехове, Короленко, а в составленный Венгеровым двухтомник «Русская литература XX в.» он написал очерки о Брюсове и Бунине. Сам профессор выступил инициатором и составителем четырехтомной «Истории западной литературы», открывавшейся его внушительной первой главой «Западная литература накануне XIX в.». 

Не станем затрагивать здесь вопрос о Батюшкове как театральном критике, поскольку эта его деятельность огромна и требует отдельного повествования. Скажем лишь, что более крупного авторитета в этой сфере среди его современников не было. 

Батюшков – один из немногих деятелей Серебряного века в русской культуре, которого искренне уважали представители самых разных, порою непримиримых направлений и течений в литературе и искусстве. 

Став редактором журнала «Мир Божий» и превратив его в популярное общественно-политическое издание, Федор Дмитриевич очень сблизился с Александром Куприным, очень помог выходу его произведений, ставших теперь классикой, среди которых – «Поединок», «Молох», «В цирке». Рецензии Батюшкова на рассказы и повести Куприна емки, точны, психологичны. 

В Кесьме с Куприным

Летом 1907 года он писал Владимиру Короленко из Кесьмы: «Живу теперь в деревне с неделю, ничего не делаю, но на ногах с раннего утра. Выехал, получив телеграмму от Куприна, что ему живется кисло в Гурзуфе. Съехались в Бологом, и вот мы в Кесьме, при весьма примитивной обстановке жизни, скудном продовольствии, восполняя припасы рыбной ловлей». 

Барином Федор Дмитриевич был очень своеобразным, поскольку не брал себе с доходов от хозяйственной деятельности в имении ни копейки, хотя доходы были неплохие. Потомок управляющего имением Власа Лебедева вспоминал о Батюшкове: «Ему очень хотелось, чтобы люди жили хорошо и чтобы управляющий мог поддерживать в образцовом порядке красивый парк и огромный пруд – творение рук пленных поляков после подавления восстания в Польше в 30-х годах XIX столетия. В имении была большая конюшня на четыре десятка лошадей, коровник, огороды и поля».

Вышедший в августе 1907-го в журнале «Современный мир» (с таким названием был возобновлен закрытый по цензурным соображениям «Мир Божий») рассказ «Изумруд» написан Куприным в Кесьме. Так же как и «Суламифь». Замечательный писатель оттаивал здесь душой после самых драматичных личных переживаний и коллизий в 1906 и 1907 годах. И на следующее лето он стремился вернуться в Кесьму, писал об этом Бунину, но родилась дочь, и планы переменились. 

Поощрили…дровами

В последние годы жизни Батюшков наряду с другими литературными занятиями работал над обширной книгой воспоминаний с характерным для него скромным названием «Около талантов». Она осталась неизданной из-за трагической кончины автора, а рукопись хранится в Пушкинском доме (Институте русской литературы РАН) в Санкт-Петербурге. Главы этой книги посвящены хорошо знакомым ему лично писателям: Аполлону и Леониду Майковым, Владимиру Соловьеву, Всеволоду Гаршину, Льву Толстому, Антону Чехову, Максиму Горькому, Александру Куприну. Жаль, что эта удивительная книга так и не дошла за целый век до читателя. 

Большевистская революция изменила все в жизни Федора Батюшкова. Выдающийся историк культуры, член-корреспондент Академии наук оказался не нужен новой власти. Нарком Луначарский, робко взиравший до политического переворота на это светило, теперь снял его с должности управляющего петроградскими театрами. Имение, конечно, было отобрано и в считанные месяцы разорено и разграблено коммунарами, что нанесло сильнейший удар по самочувствию Федора Дмитриевича.

В 1918 году Максим Горький убедил власти в необходимости создать издательство «Всемирная литература» для просвещения народа. Под редакцией и со вступительными статьями и комментариями Батюшкова здесь вышли сочинения Вольтера, Бальзака, Лесажа и других европейских классиков. На одном из заседаний редколлегии положительно был решен вопрос о выделении профессору Батюшкову дров. Других благодеяний от советской власти Федор Дмитриевич не дождался. Он умер от голода 18 марта 1920 года и похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, могила сохранилась. Александр Куприн, находившийся в это время уже в эмиграции, откликаясь на кончину друга, писал: «Достоинство этого человека заключалось в его полной неспособности лгать. Все его очень любили».

Господского дома в Кесьме нет, парк вырублен, пруд зарос. Слава Богу, не заросла на весьегонской земле память о Федоре Батюшкове, поддерживаемая, как и всюду, краеведами, журналистами, учителями и библиотекарями. 

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
74

Возврат к списку

В Тверской области прошел ежегодный усадебный праздник "Сиреневое Домотканово"
В залах усадебного дома были представлены подлинные работы Валентина Серова – живописный эскиз к картине "Русалка" и графические работы из фондов Тверской областной картинной галереи.
20.05.201811:55
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость