14 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
К началу
Новости дня
Спорт 15.08.2012

Илья Первухин: Это самая тяжелая и радостная награда

Фотограф: Александр Солодков

На вопросы «ТЖ» ответил первый олимпийский призер Верхневолжья в российской истории,обладатель бронзы Лондона-2012 в гребле на каноэ.

 На вопросы «ТЖ» ответил первый олимпийский призер Верхневолжья в российской истории, обладатель бронзы Лондона-2012 в гребле на каноэ.

«Наконец-то дома!»

Илья, поздравляю с победой! Как тебя встретила родная Тверь?
– Встретила очень хорошо. Не скрою, было приятно, я не успел выйти из самолета в 
аэропорту, как попал в объятия директора Бронницкого училища, которое я окончил в этом году. Меня встретили представители нашей школы высшего спортивного мастерства, знакомые и друзья, с которыми я в свое время греб в одной лодке, доставили меня до подъезда. 
Было очень много звонков, SMS, все рады, что я наконец­то добрался до дома. 

– Какие первые впечатления после того, как ты в статусе олимпийского призера перешагнул порог родного дома?
– Самая первая мысль: «Наконец­то я дома!» Весь год провел за рубежом на сборах и жутко соскучился по дому, по родным. Увидел маму свою любимую! На самом деле сил на особые эмоции уже не было. Весь день провел в дороге. Лондон – Москва – Тверь. Поэтому поужинал, пообщался с мамой и сразу лег отдыхать. 

– Наверное, только в родной квартире, в домашней обстановке с тебя свалился весь тот груз ответственности, который ты чувствовал на Олимпиаде, напряжение главного старта четырехлетия?
– Груз ответственности и напряжения свалился с плеч сразу после максимальной гонки. Тогда было такое ощущение, что сбросил тяжеленные оковы и воспарил в небеса. За эти дни все поутихло и поугасло. Конечно, приятно осознавать, что добился серьезного результата. Однако никакого восторга по этому поводу уже нет. Просто сделана хорошая работа. Сейчас переведем дух и будем дальше идти в том же направлении. 

«Когда выходили на старт, пели песни»

– Как раз перед финальной гонкой в Лондоне встречался с твоей мамой, и она говорила, что будет молиться за сына. Ты чувствовал эту поддержку? 
– Чувствовал, и еще как! Наверное, из­за того, что за меня все так переживали и хотели, чтобы я хорошо выступил, у меня самого вообще не было никакого волнения. Меня это даже самого удивило и порадовало. Когда выходили с Алексеем на старт, мы пели песни, рассказывали друг другу анекдоты, гребли с улыбкой на лице, кто на нас смотрел, наверное, даже не понимали, что через несколько мгновений нам предстоит главная гонка в жизни. Я сказал Лехе: «Давай не будем переживать. Это наша первая Олимпиада. Как выступим, так и выступим. Сделаем все возможное, а там как Бог рассудит». За счет того, что мы не растратили эмоции, наверное, и получилось догрести до пьедестала. Внутри была какая­то уверенность, что все получится, – и получилось. 
– Получилось именно так, как хотелось, или мечтали все­таки не о бронзе, а о серебре или даже золоте?
– Конечно, всегда хочется самого большего, чего только можно добиться. Тем не менее очень рады, что получилось именно так. Бронзовая медаль, я считаю, для нас хороший результат. Это наша первая Олимпиада. Я думаю, дальше будет лучше. 
– Медаль Олимпиады в Лондоне для тебя сейчас самая ценная?
– На данный момент – да. 
– Где ее будешь хранить?
– Пока не знаю. Попробую определить в квартире какое­то место под награду Лондона. Может быть, повешу на кубок, который мне вручили как лучшему спортсмену Тверской области по итогам 2011 года. В этом кубке у меня уже лежат почти все мои медали, которые я заработал за свою спортивную карьеру. Но олимпийская бронза, конечно, самая важная, она будет не лежать внутри кубка, а висеть на нем – у всех на виду. Главное, что медаль есть, а куда ее повесить, это уже не проблема.

«Эти Игры получились успешными» 

– Церемонию закрытия Олимпиады посмотрел по телевизору?
– Да, мне, к сожалению, не удалось принять участия в этой церемонии. Мы улетели из Лондона в воскресенье утром. Мельком посмотрел трансляцию. Увидел ребят, которые на тот момент еще остались в столице Олимпиады. Здорово было, что тут скажешь. Такой огромный праздник подошел к концу, все пролетело на самом деле очень быстро. И я считаю, что эти Игры получились довольно успешными для нашей страны. 
– То есть твоя оценка этой Олимпиады для России положительная? Несмотря на то, что в течение первой недели, как ты знаешь, наши спортсмены выступали не очень здорово?
– Нет никакого сомнения, Олимпиада для России прошла успешно. В начале Игр все­таки были не наши виды спорта. По ходу состязаний мы набирали обороты и смогли по количеству медалей занять третье место, по качеству – четвертое. Есть, конечно, куда и к чему стремиться. Но, на мой взгляд, все ребята молодцы, все спортсмены старались, как могли, и достойно защищали честь страны. 

«Побеждает всегда сильнейший»

– Одну из олимпийских медалей для России как раз и завоевали вы с Алексеем Коровашковым в гонке каноэ­двоек на 1000 метров. Тяжелая медаль?
– Медаль сама по себе считается самой тяжелой в истории летних Игр – весит 400 граммов. Но я бы сказал, она не так тяжела в весе, как тяжело нам досталась. Борьба за олимпийский пьедестал была трудной. Очень много сил и труда было вложено в этот результат. Да, это самая тяжелая награда для меня и самая радостная и долгожданная. 

Действительно в Лондоне получилась битва или все прошло гладко и легко?
– Получилась, я бы сказал, очень ожесточенная битва. В финале все восемь лодок были достойны подняться на пьедестал. Собрались действительно самые сильнейшие экипажи планеты. Выиграли и заняли призовые места те, кому, конечно, сопутствовала удача в какой­то степени. Кто­то психологически настроился лучше. Погода была хорошая. Все гонялись в равных условиях. Но, как говорят, побеждает всегда сильнейший. 

«А потом можно и умереть» 

– Давай вспомним. Сначала была квалификация. Как вы прошли отборочные старты?

– Честно сказать, когда мы выходили на предварительный заезд, волнение было даже больше, чем когда мы стояли в финальном заезде. К тому же мы в самом начале нашего выступления на Олимпиаде, так получилось, повисли на волоске. Перед началом первой квалификационной гонки сделали фальстарт. А за второй фальстарт по существующим правилам команду просто­напросто дисквалифицируют. Понятно, что у нас было волнение. Я Алексею сказал, мол, давай спокойнее, пускай мы не сразу пробьемся в финал, пусть через полуфинальный заезд. После этого мы немножко расслабились и в принципе в предварительном заезде особенно не старались. Команда Германии сразу уехала вперед. Наша задача была попасть в полуфинал, а потом в финал. Мы это сделали. 

– И вот настал четверг, день вашей финальной гонки, как теперь мы знаем, за олимпийскую бронзу. В памяти осталось, как вы прошли дистанцию 1000 метров, или все было как в тумане?
– Стартовали. Как нам показалось, был фальстарт. Гребцы, которые стояли по центральным дорожкам, стартовали несколько раньше соответствующего сигнала. И мы даже немножко уперлись в ловушку. Однако, что нам помогло, мы не вдались в панику, а с холодной головой начали догонять лидеров. И потом уже пошла работа. Дошли до отметки 500 метров. У нас такая тактика – на середине дистанции мы по нарастающей начинаем добавлять. Поэтому на этой отметке мы еще больше прибавили, опять перешли на прокат, и, когда оставались последние 250 – 200 метров, сказали друг другу: «Все! Терпеть до конца!» – по нарастающей стали финишировать. Догнали сборную Азербайджана, которая шла впереди, и за ними не увидели, что были еще белорусы и немцы.

– То есть успевали еще и по сторонам смотреть?
– Боковым зрением видно тех, кто идет рядом. Сборную Азербайджана я боковым зрением видел и равнялся на них. Так я понял, что мы их обогнали и уже не уступим. После финиша смотрю, мы оказались третьими. Хотя сильно устал, у меня жутко болела голова, и я не понимал, где нахожусь, я радовался как ребенок. Вместе с моим напарником Алексеем Коровашковым мы, сколько сил хватило, кричали во весь голос. Счастью не было предела, эмоции переполняли.
– Что случилось? Почему после финиша вы так себя плохо чувствовали?
– Потому что выложились на все 200 процентов. На последние 200 метров дистанции у нас уже не осталось сил, все мышцы были забиты. Даже не знаю, как мы смогли догрести до финиша. Какие­то дополнительные внутренние резервы открылись. В голове была одна мысль: «Надо еще выложиться, еще чуть­чуть, а потом можно и умереть!» 

«Аж слезы наворачивались на глаза» 

– Финиш был великолепный. А сейчас, спустя несколько дней после этой гонки, как думаешь, могли побиться за серебро или даже золото?

– Я считаю, если мы взяли бронзу, значит, так оно и должно было быть. Очень многое зависит от настроя. Можно два раза пройти одну и ту же дистанцию совершенно по­разному. Значит, это была судьба, значит, так и надо было, чтобы мы на своей первой Олимпиаде завоевали бронзу. Теперь у нас уже есть олимпийский опыт. И теперь мы будем стремиться только к золоту. 

– Расскажи о самых приятных в твоей жизни секундах, когда вы стояли на олимпийском пьедестале. Это же была первая медаль в Лондоне российской гребли.
– На самом деле это неописуемо. Это может понять только спортсмен, который сам поднимается на пьедестал. Сердце замирало, я еще не понимал, что произошло. Я жутко устал после гонки – почти сразу нас повели на награждение. Но когда ты стоишь на пьедестале и слушаешь, пусть пока не гимн своей страны, и когда тебе аплодирует вся наша русская делегация – аж слезы наворачивались на глаза. Нет, это не описать словами. 
– Как отпраздновали олимпийскую бронзу?
– Очень хорошо. Два дня перед этим у нас были такие серьезные, мы практически не спали. И отдохнули душой и телом.  
– На соревнования успел сходить за это время?
– В первый день на соревнования нам, к сожалению, не удалось попасть. Болели за наших только по телевизору. Не было времени. Когда мы финишировали, нас сразу повезли в Лондон, мы давали интервью практически всем ведущим каналам мира. Нас буквально разрывали на части.

«Молодцы, поставили золотую печать»

– У нас в олимпийской сборной по гребле был еще один спортсмен, который представляет Тверскую область, – Юрий Постригай. Он стал олимпийским чемпионом в байдарке­двойке на 200 метров. Удалось поболеть за него?
– Да, как раз в день финалов в спринте мы пришли все вместе на трибуну, раскрасились краской в цвета российского флага, взяли дудки, барабаны и болели за наших ребят. И Постригай с Александром Дьяченко выиграли в самом последнем заезде гребной программы Олимпийских игр. Они молодцы, поставили золотую печать в финале состязаний. Радость была просто сумасшедшая. 
– Вы с Юрием до этого общались?
– Мы весь год вместе тренировались. У нас очень дружная команда, со всеми ребятами постоянно общаемся и вместе проводим свободное время на сборах. Я совершенно искренне рад, что Юрию Постригаю удалось добиться золотого успеха. Я хочу добиться того же. У них это уже получилось, а у нас, я думаю, это еще впереди. 

«Давняя мечта побывать на острове в океане»

– До Рио­де­Жанейро еще достаточно далеко. Расскажи пока о планах на ближайшие месяцы.
– Всероссийская федерация гребли на байдарках и каноэ сделала всем олимпийцам подарок в виде бесплатных путевок в любую точку света. У меня была давняя мечта побывать на каком­нибудь острове в океане. И я сейчас хочу съездить отдохнуть на Ямайку со своей любимой девушкой. Хочу забыть весь этот тяжелый сезон и полностью насладиться отдыхом. 
– Это же не отменяет еже­дневной зарядки?
– Я думаю, у меня будет активный отдых. Я хочу позаниматься дайвингом, серфингом – такими водными видами спорта. Мне это самому очень интересно. 
– Кроме того, медаль Олимпиады, насколько я знаю, принесет тебе в качестве дополнительного приза автомобиль «ауди»…
– Да, это очень радостная весть, что нам подарят еще и машины.
– Давно мечтал? 
– Если честно, да. Правда, на сегодняшний день у меня еще нет прав. Но я обязательно в ближайшее время пойду учиться и надеюсь, в скором времени сяду за руль собственного автомобиля. Дадут 
«Ауди­6» – это очень хороший автомобиль. Очень приятно, что страна поощряет призеров и победителей Олимпийских игр такими хорошими подарками. Все это, конечно, еще больше стимулирует добиваться самых высоких результатов.

«Результат приходит тогда, когда в дело вкладываешь душу»

– Но на самом деле олимпийская медаль для тебя – это не только материальные блага?
– Конечно, нет. Я считаю, что каждому из нас надо заниматься любимым делом. И не для того, чтобы заработать денег или добиться каких­нибудь материальных благ, а потому, что действительно любишь то, чем занимаешься. Результат приходит тогда, когда ты в свое дело вкладываешь душу. Неважно, чем ты занимаешься, спортом или бизнесом. Когда ты действительно искренне стараешься ценить то, чем занимаешься, тогда все это и приходит, и материальные блага, и известность – все, о чем мечтал, обязательно воплотится в жизнь. 
– Страшно подумать, ведь твоя олимпийская медаль первая для нашей области в летних Играх за 24 года. Чувствуешь, что совершил такой исторический прорыв?
– Несомненно. После такой бронзовой победы, я думаю, наш вид спорта – гребля на байдарках и каноэ – станет еще более популярным, будет еще лучше развиваться. Надеюсь, что и больше детей захотят заниматься греблей. Это действительно красивый вид спорта. Он воспитывает в человеке, на мой взгляд, самые лучшие и необходимые в жизни качества – силу, выносливость, упорство, трудолюбие, терпение, умение добиваться поставленной цели. Конечно, любой вид спорта по­своему хорош. Но мне с детства понравилась гребля на каноэ, и я решил посвятить свою жизнь именно ей. 
– Неудивительно, ведь мама и папа у тебя тренеры по гребле. Правда, они сами, насколько знаю, занимались байдаркой, а ты каноист. У вас, кстати, в семье не возникает споров по этому поводу?
– Какие споры?! Я хочу сказать огромное спасибо своему первому тренеру Олегу Владимировичу Пищелеву, который привел меня в каноэ. Без него я даже не знаю, как бы у меня сложилась судьба. Родители мне всегда говорили, если бы я сам не пришел в греблю, они меня все равно туда бы отдали. Но опять же неизвестно, как все сложилось бы. Поэтому я очень благодарен своему тренеру за то, что он сумел мне привить любовь к спорту. 
– Насколько понял, на бронзе Олимпиады ты не собираешься останавливаться?
– Ни в коем случае. Я считаю, с этого все только начинается. Мы с Алексеем еще молодые. Мне – 21 год, моему напарнику – 20. Я думаю, для нас это только начало. Мы теперь будем еще злее, потому что захочется поменять бронзу на медаль более высокой пробы. Будем готовиться к Олимпиаде 2016 года.

Автор: Андрей Крылов
49

Возврат к списку

На мосту через Шошу в Тверской области приступили к обустройству проезжей части
Мост через реку Шоша в Тверской области, который возводится на 126 км – 127 км скоростной автомагистрали М-11 «Москва-Санкт-Петербург», находится в высокой степени готовности. В настоящее время на объекте идут работы по обустройству проезжей части.
14.08.201816:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость