15 Октября 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 06.08.2012

Перед жизнью никогда не прогибался

Фотограф: Архив Алексея Новикова

Земляки недаром говорят: гвозди бы делать из этого человека и смело сколачивать на века все, на чем держится самое важное и дорогое – Семья и Родина

 Весной этого года почетному гражданину Андреа­польского рай­она, ветерану Великой Отечественной войны, заслуженному учителю Алексею Новикову исполнилось 97. Секретом его долголетия, энергии и бодрости многие считают воду из знаменитого на всю страну целебного источника, что неподалеку от его деревеньки Козлово. Но сам он говорит, что никогда не прогибался перед жизнью, а несгибаемого человека сломать не так-то просто. 

Непридуманная судьба 

Жена давно умерла. Дети, внуки и правнуки разлетелись по всей России. Только один из внуков работает в Твери, в ФСБ. У всех свои семьи, ответственные должности, новые проекты и научные работы. Навестить любимого деда получается нечасто. Но ни одной жалобы на жизнь никто от него не слышал. Он и нас встречает радостной улыбкой и словами: «Так, милые мои, сначала я всех кормлю. Вас хочу угостить жареной телячьей печенью, а потом клубникой с молоком». И, не оставляя ни одного шанса возразить, тут же добавляет: «Откажетесь – враги на всю оставшуюся жизнь. А жить я собираюсь долго». 

– Моего деда, его троих сыновей и дочь выиграл в карты помещик Хвостов, – рассказывает Алексей Михайлович. – А вместе с нашей еще три семьи: из Ржева, Торопца и Торжка. Привез всех в свое поместье Волково Селижаровского района, на берегу реки Малая Дубенка. Привез и сказал: «Живите, стройтесь, пашите, два-три раза в неделю работайте на барской земле».

Первое, что помнит Алеша, – уборка ячменя. Отец, мать и сестра Саша жнут его серпом. Приходит помещик, внимательно смотрит, а потом делает замечание:
– Очень хороший ячмень уродился, только что ж это у вас колосья на земле валяются?
– А мы их сейчас подымем, барин, – отвечает отец и быстро сует в руки Алеше корзинку. Мальчик идет по полю и собирает колоски. Помещик его догоняет, гладит по голове и дает конфетку. 
Его дальнейшие уже отчетливые воспоминания: помещиков нет и в помине, в товариществе по совместной обработке земли, предвестнике колхоза, семилетний Алеша, его брат и четыре сестры вместе с родителями работают в поле – выращивают рожь, ячмень, овес, лен.
 
А ему очень хочется учиться. И на десятом году родители отдали его в школу, в бывшее имение Хвостова. Учили там только с первого по третий класс, а в четвертый нужно было идти в Сухошины, за десяток километров. Снимать там жилье, тратиться на продукты. Отец подумал и сказал: хватит учиться, пора работать. Алеша расстроился. Он уже тогда мечтал, как выучится, и его – такого умного – будут, открыв рот, слушать дети. А на все вопросы о профессии и занятиях он так же степенно, как все педагоги, станет отвечать: «Учительствую». Но слово отца – закон. И жизнь пошла по этому закону. 

Май – сев. Июль – сенокос. А между ними – тяжелейшая заготовка леса, на которую они с сестрой ходили каждый день. Хвою тогда не рубили – берегли, брали только лиственные, на дрова. Бревно нужно было колоть на плашки, а их – на четвертинки. Осины огромные, высотой метров 25. Попробуй такую повали и разруби. Но валили и рубили. С утра до вечера. Не работа, а ад, но зато прибыльная. За куб дров (10 кубометров) платили четыре рубля. На эти деньги можно было купить подросшего теленка. В то время яйцо продавалось по 1 копейке, фунт сливочного масла – по 10 копеек. За месяц Алеша с сестрой заготавливали 10–12 кубов. На заработанное покупали всем пальто, сапоги, ботинки, а рабочую и домашнюю одежду ткали и шили сами изо льна. Кстати, хромовые ботинки стоили тогда очень дорого, столько же, сколько теленок, – 4 рубля.
 
Неизвестно, как бы сложилась его дальнейшая жизнь, если бы в 1932 году отца – отличного плотника – не позвали делать парты для школы-семилетки, что в семи километрах. После отлично выполненной работы мастеру предложили отдать в школу своих детей. Счастью мальчишки не было предела – он снова учится! Хотя после занятий все равно приходилось дотемна работать в поле.
– По дороге в школу и из школы так хотелось спать, что я много раз падал прямо на дорогу, – вспоминает Алексей Михайлович. – Но так хотел стать учителем, что вставал и снова шел, на ходу повторяя уроки, которые учил ночью. Труды не пропали даром: семилетку окончил отличником. И поступил в Торопецкое педучилище. В 1938 году получил распределение в Понизовскую сельскую школу. Так сбылась моя мечта.
  
Не смейте забирать учителей 

Учителем физики и географии он проработал всего год, после этого его назначили завучем, а потом директором. Школа большая – 260 учеников. Очень многих Алексей Михайлович помнит до сих пор. Там же, в Понизовской школе, он встретил преподавателя русского и литературы Елизавету Сивас, будущую жену. Молодые и счастливые, они были полны надежд. Хотя вокруг все чаще раздавались тревожные голоса о скором начале войны. Но разве думаешь о ней в двадцать пять? Хочется радоваться каждому дню и смотреть в будущее. Алексей поступил заочно на географический факультет Калининского педагогического института, а вскоре у них с Лизой родилась дочь Светлана. 

Второй курс он окончил летом сорок первого. 22 июня, сдав сессию, Алексей с товарищами отправились в театр. В тот день на калининской сцене шел спектакль «Фельдмаршал Кутузов». История войны 1812 года казалась молодым педагогам всего лишь фрагментом далекого прошлого. И вот наступила одна из самых драматичных картин пьесы: Александру I докладывают о вторжении Наполеона в Россию. И вслед за этим на сцену выходит человек – без костюма и грима – и объявляет: «Товарищи, сегодня в четыре часа утра немцы напали на Советский Союз». 
Решение приняли сразу: идти на фронт. Поддержал парней и декан геофака Михаил Бочаров: «Наполеон в Москве побывал, а этого черта немецкого не пустим!» 

Алексей поехал в Понизовье проститься с родными. Но уйти на фронт не получилось. В самом начале войны Правительство СССР постановило: на фронт педагогов не брать. Зарплату и отпускные учителям не дали, а деньги на подготовку школ выделили в полном объеме. Люди приободрились – школы готовят, значит, война ненадолго. Но учебный год так и не начался – 30 августа немцы взяли Торопец. Оставаться в Понизовье было очень опасно, и Новиковы пришли к родителям в деревню Бор Селижаровского района. И тут Алексей вновь засобирался на фронт. Единственное, что не давало ему покоя: как же семья останется без денег? Решил ехать в облоно – просить. Сначала не дали, но потом все же выплатили 50 процентов. С получки купил шампанское, чтобы с родными попрощаться как следует, и вернулся в Селижарово. По дороге встретил начальника роно, которому дали задание «ловить» везде, где можно, учителей и не пускать на фронт – уроки вести некому. Напомнив приказ Сталина и пригрозив отобрать парт­билет, Алексея вместе с женой отправили в Хмелевскую школу. 

14 октября в село пришли немцы. Точнее, приехали на велосипедах. Все красиво одетые – местные жители даже сначала приняли их за наших летчиков. А потом кто-то из предателей привел в Дор карательный отряд, сказав, что отец Алексея, отвечающий за колхозное поле и хранение хлеба, связан с партизанами. Отца поставили перед шеренгой автоматчиков и долго держали перед дулом, требуя сказать, где партизаны. Но потом отпустили. К счастью, выпал снег и замел следы партизан, ведущие к их дому. От оккупации район освободили 16 января 1942 года, но Алексея опять не пустили на фронт. Но в марте все-таки вырвался бить фашистов.

Тридцатый наш отдельный батальон 

Свою фронтовую жизнь Алексей Новиков начал связистом в маршевой роте. Полк, куда он попал, направили под Ржев, по направлению к Мостовой и Молодому Туду. Пункт связи оборудовали в сарае, а провод воровали у немцев. В морозы использовали даже колючую проволоку, но, когда было сыро, она замыкала. 

– Однажды тянули связь и наткнулись на немцев, – вспоминает ветеран. – Один сразу пустил по мне автоматную очередь. Вы не поверите, но обе пули, достигшие цели, попали в книгу «Овод», которая лежала у меня в кармане, и это спасло мне жизнь. 

Потом Алексея отправили в Кувшиново на офицерские курсы. Он окончил их в звании младшего лейтенанта. В 1943 году был направлен в 30-й отдельный батальон по восстановлению железнодорожной связи. В декабре они отправились под Старую Руссу тянуть связь на запад. 
– Была пурга и очень сильный мороз, а мы шли всю ночь, и весь мой взвод заболел. Температура под сорок. Лекарств нет никаких. Я лейтенанту медслужбы говорю: «Давай на внушении сыграем». Взяли у телефонистки Кати из Вышнего Волочка зубной порошок, разложили его по пакетикам, приготовили «самое лучшее лекарство». И ребята начали поправляться.
 
Прошли Эстонию, Латвию, и везде восстановили связь, идущую по пяти проводам – два правительственных и три свободных. Спать приходилось прямо в лесу, под деревьями. 
– Меня представили к ордену Красной Звезды, но дали медаль «За боевые заслуги». Потому что я был в оккупации, – рассказывает Алексей Михайлович. – Но я не обижаюсь, я ведь действительно был в оккупации, и откуда правительство знает, что я там делал? Да и к наградам я никогда не стремился – для меня всегда было важнее честно делать свое дело.
 
Войну он закончил в Донбассе, в Красном Лимане, где их батальон восстанавливал мосты и связь. Однажды в четыре часа в дом, где жил Алексей, постучали: «Вставай, иди срочно к нам!» Вскочил, прибежал, а там хозяйка уже стол накрыла чем смогла. Победа! Война кончилась! И все обнимаются, плачут и смеются…
 
Новиков прав 

Дома его ждала только дочурка. Жену Лизу в 43-м убили немцы. Алексей вновь стал учить детей. Спустя некоторое время женился на землячке Александре, которая родила ему еще троих детей. Сначала был директором Балбекинской восьмилетней школы, а потом школы №1 в Андреаполе – на тот момент она была единственной в городе. В 1954-м Новикова назначили заведующим роно, а затем избрали заместителем председателя райисполкома. Кроме того, он очень много лет был депутатом разных уровней. Когда Андреапольский район соединили с Торопецким, он работать в Торопец не поехал и опять пришел в школу. Но, когда все вернулось на круги своя, его попросили хотя бы на год возглавить районный отдел народного образования. Год растянулся почти на 25 лет. Но Алексей Михайлович больше любит вспоминать о школе, учениках, чем о работе в органах власти.
 
– Единственное, что могу сказать, – улыбается он, – я никогда не был подхалимом, не поступал против совести и делал все от меня зависящее, чтобы жизнь стала лучше
То, что ветеран нисколько не лукавит, знают все земляки, кому довелось с ним работать. При нем только одних школ было построено в районе около десятка. А о строительстве кирпичного здания школы №1 помнят почти все. Изначально проект был на 340 мест, но не чудесным образом, а настойчивостью Новикова она «выросла» до 520 мест, да еще с невиданными тут железобетонными перекрытиями.

И единственную баню, которая до сих пор работает в Андреаполе, тоже он построил. Точнее, восстановил. Стены возвели, когда в районе должна была развернуться добыча угля. Потом проект был свернут, и стены начали рушиться – фундамент плохо заложили. А учителя жаловались, что приходится в другой поселок ездить в баню. Чтобы восстановить, большие деньги нужны. Он все кабинеты открыл, и, в конце концов, первый секретарь Калининского обкома КПСС (а позднее секретарь Президиума Верховного Совета РСФСР) Хрисанф Нешков подписал заявление о выделении 42 тысяч рублей. 

В Андреаполе рассказывают, что, когда в район приезжал министр просвещения, депутат Верховного Совета Михаил Прокофьев, секретарь обкома звонил и слезно просил: «Отправьте, пожалуйста, директора школы Новикова куда-нибудь подальше». 

Но это не всегда удавалось. И однажды в районе вышел большой скандал.
 
– При школе был интернат на 100 детей, – рассказывает Алексей Михайлович, – а в штате один повар, ни няни, ни воспитателя. Узнав, что к нам в очередной раз приезжает Прокофьев, я написал по этому поводу сердитое письмо и в нем же попросил построить у нас детский сад. Даже девушки в роно испугались: «Разве можно писать такие письма министру?»

 – Совещание к концу, а конвертов с наказами никто министру не подает, – продолжает рассказ ветеран. – Я не растерялся и сам к нему подошел – так, мол, и так, за детьми смотреть некому. И тут опять тот секретарь бежит, кричит… А министр ему: не кричите, Новиков прав, спасибо ему, просмотрели мы этот вопрос, беда могла быть.
 
Казалось бы, долгие годы работы должны были его утомить. Но Алексей Михайлович и сегодня полон энергии, активно участвует в жизни родного края. Он часто бывает в администрации, чтобы решить проблемы своих земляков, предложить свою помощь дать совет или просто поговорить по душам.

– …Вот я с родителями, вот вся моя семья, вот мне 17 лет, это такое фото-пятиминутка, в 1932 году 5 копеек стоило, – перебирает снимки Алексей Михайлович. – А это мои однополчане, а это 15 девочек-комсомолок из Горького, воевали в моем взводе. Все фотографии можно разделить на два больших альбома – семейный и фронтовой. А что еще человеку надо? – говорит Алексей Михайлович. – Семья и Родина, Родина и Семья.

Автор: Татьяна Смелкова
323

Возврат к списку

Сельхозпредприятия Тверской области завершают заготовку кормов ВИДЕО
Последние дни теплой погоды животноводческие предприятия используют на уборку полей, засеянных кормовыми культурами. Заготовка собственных кормов позволяет значительно снизить расходы предприятия и сделать его продукцию гораздо более конкурентоспособной.
15.10.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость