27 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 08.12.2011

Вспоминая Шаркова

Фотограф: Архив Сергея Глушкова

Год назад, еще находясь во власти боли от ухода соратника, друга, коллеги – даже не объять словами все, чем был для меня Юра Шарков, я рискнул предположить, что вспоминать его будут весело. Так и случилось – даже и в первые поминальные дни, и когда отмечали Юрино 70-летие, до которого он, как мы догадывались, и не чаял дожить, и, думаю, так же будет и в это воскресенье, когда на посвященный его памяти вечер в любимой им Горьковке соберутся его друзья и ученики.

Год назад, еще находясь во власти боли от ухода соратника, друга, коллеги – даже не объять словами все, чем был для меня Юра Шарков, я рискнул предположить, что вспоминать его будут весело. Так и случилось – даже и в первые поминальные дни, и когда отмечали Юрино 70-летие, до которого он, как мы догадывались, и не чаял дожить, и, думаю, так же будет и в это воскресенье, когда на посвященный его памяти вечер в любимой им Горьковке соберутся его друзья и ученики.

Уверенность моя опирается на хорошо знакомое близким друзьям Юрино свойство: говорить о себе всегда с насмешкой, с едкой иронией. Мало кто из нас способен удержаться от соблазна сказать о себе любимом нечто прочувственно-хорошее. Юре Шаркову подобные соблазны, похоже, были неведомы. Не то что хвастовства, но и чего-то сугубо положительного о себе произнести он был не в состоянии. 

Но полного феерического гротеска это свойство достигало в те редкие минуты, когда Юра пускался в воспоминания. Вспоминал ли он деревенское детство, студенческие годы или время своего учительства в магаданской глухомани – всякий рассказ его превращался в сатирический моноспектакль, в котором режиссером, актером, автором и жестоко высмеиваемым героем являлся один и тот же человек – сам Шарков. Кажется, он и был тем самым вошедшим в поговорку «ходячим анекдотом» о самом себе. Пересказывать эти спектакли не стоит и пытаться. Записать их на видео как-то и в голову никому не приходило – да и как было знать заранее, когда придет Юра в то счастливое состояние, которое описывается французским по происхождению, но очень русским по сути словом «кураж». 

Что-то было в его характере и талантах напоминающее Сергея Довлатова – безудержность, дерзость, беспощадность к себе и к другим. Но о Довлатове сужу издалека. Юра же был рядом, близко, иной раз так близко, что и не разглядеть.

Многие замечательные его свойства не только помогали, но и мешали его самореализации. Владимир Захарович Исаков, под чьим редакторством мы с Юрой одновременно и оба с большим запозданием начинали свой путь в журналистике, первым разглядел, сколь небывало широка и глубока для рядового вузовского преподавателя была его начитанность и сколь выверенно точны могут быть его суждения по самым разным вопросам. Потому и предложил ему заведовать в редакции только что учрежденных «Тверских ведомостей» отделом науки. И действительно, я много раз потом замечал, как легко Юра находит общий язык с учеными самых разных научных специальностей, как умеет составить с каждым из них содержательный разговор, интересный не только для него, но и для собеседника. Однако мысль его, легко и ярко вспыхивая, не удерживала ровного горения. Он довольно быстро остывал к одной теме, чтобы тут же вспыхнуть к другой. И, владея зачастую материалом, на котором можно было написать солидную 
статью или даже книгу, Юра выдавливал из себя небольшую газетную заметку и без сожаления принимался за что-нибудь другое. Сам процесс познания, вдумывания в проблему был для него гораздо важнее и интереснее извлечения «прибыли» в виде научных или журналистских публикаций. Говорить с ним об этом, призывать к серьезной работе было бесполезно – он жил и работал так, как ему было свойственно, и принимать иные правила жизни решительно не хотел.

И от журналистики он отошел потому, что трудно ему было держаться в рамках газетной текучки, редакционных заданий, обязательного быстрописания. Свойственные ему яркий слог, неизменное остроумие и блеск мысли могли проявляться только в условиях полной свободы, о которой нам, газетным рабочим лошадкам, приходится только мечтать. Он ушел из газеты без сожаления. Да он, кажется, и вообще ни о чем не умел сожалеть. А может, вида не подавал. 

Вот чего он точно не умел, так это жаловаться. Даже когда ему было очень плохо. Мы, к несчастью, разошлись с ним и в последние годы встречались нечасто – характер у него был трудный, да и я, признаться, терпеливостью особой не отличался. Многие нелегкие обстоятельства его были мне известны, но не все, как выяснилось позже. Помощи он тем не менее не просил. Только в самые последние месяцы жизни, когда материальные проблемы и болезни приперли его уж очень крепко, приходил он занять деньжат – и тут же спешил отдать долг, чтобы через несколько дней просить взаймы снова. Каково ему было, я догадывался. Но была, признаюсь, и какая-то глупая злость на него – за несуразный характер, за неумение жить «как люди». Однажды он задержался – видно, уж очень тоскливо ему в тот день было, – и я услышал его последнее воспоминание о детстве. Многое в том рассказе было от прежнего Юры Шаркова – обычная для него самоирония, сочные подробности, юмор. Но звучала и непривычная в его устах горечь – от нелепых обстоятельств, едва не приведших его к ранней слепоте, от нехватки любви, которую он переживал острее многих, от тупиковости ситуации, в которой он оказался на пороге так и не успевшей наступить старости.

В памяти моей осталось много разных Шарковых, для соединения которых в один образ нужны не только специальные стереоочки, но и некое расстояние. Оно доросло до года, но ощущения, что я увидел этого удивительного русского человека, настоящего тверяка во всей его полноте и сложности, все еще нет. А ведь люди такого масштаба, если присмотреться, еще живут между нами. Вот только разглядеть их мы не успеваем.
Автор: Сергей ГЛУШКОВ
45

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя подписал важные для региона соглашения
Сегодня в Северной столице завершает свою работу Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). В 2018-м он объединил 15 тыс. человек из более чем 100 стран мира, включая чиновников высшего уровня и руководителей огромных корпораций.
25.05.201822:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость