24 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 14.11.2011

Оставшийся душой под Холмецом

Фотограф: Архив "ТЖ"

…Невыносимо горько мне порою, что я друзей настолько пережил.

Его стихи я знал с детства, хотя и не припомню, как попал мне в руки тот тоненький сборничек, вышедший более сорока лет назад. В аннотации значилось, что поэт Семен Григорьевич Сорин родился 11 ноября 1921 года в Ржеве, и последнее обстоятельство, наряду с напряженными строфами военных стихов, навсегда отложило в памяти эту фамилию. Но сколько я потом ни спрашивал о нем разных поэтов, те пожимали плечами: не слыхали такого.

Искал факты его биографии сам, прочел немногие вышедшие сборники, но какая-то мучительная тайна читалась между строк, какая-то вина терзала поэта. И лишь совсем недавно, уже после его кончины, она приоткрылась. Но об этом несколько позже.

В Ржеве у его деда была мельница, на которой отец Семена был рабочим. Смолотая у Сориных мука была известна в округе, ее охотно раскупали. Когда отец женился повторно и переехал в Москву, мальчик поступил в 172-ю школу на Каретном ряду. После школы он рвался в танковое училище, но врачи забраковали на призывной комиссии: аритмия сердца. Написал наркому обороны — и получил ответ самого Ворошилова: мол, решение врачей оспорить не может, хотя сам патриотический порыв похвален.

Тогда Семен выучился на токаря и стал работать на автозаводе имени Сталина, то есть на ЗИЛе. Рабочее братство было ему по душе.

С началом войны он вступил добровольцем в истребительный батальон Пролетарского района Москвы, нес караульную службу на важных объектах столицы. Немного позже Сорин отправляется на фронт в составе вновь сформированной 158-й стрелковой дивизии. Он вспоминал: «Положение на фронте было не трудное, а ужасное. Немецкие пушки не умолкали. Когда из недалеких домиков доносилось по радио: «Не смеют крылья черные над Родиной летать», они прилетали. В едва просветлевшем небе появлялись двадцать-тридцать пикировщиков, выстраивались в круг и друг за другом начинали долбить наши мелкие окопчики. Скрючишься, нахлобучишь каску, ждешь, когда на полчаса кончится бомбежка». В роте Сорина из 100 человек осталось в живых 13.

В феврале 1942 года 158-я дивизия перебазировалась на Калининский фронт. 200 километров прошли маршем на лыжах по заснеженным дорогам к селу Холмец в Оленинском районе. Село в соответствии с названием расположено на высоченном холме над рекой Тудовкой. Посередине церковь, на ней немецкий наблюдательный пункт и пулеметчик. Несколько дней подряд в тяжелых боях батальон пытался взять Холмец лобовыми атаками, но так весь и полег под пулеметным огнем и бомбежками. Погибшие друзья-однополчане – работники московских заводов ЗИЛ, «Динамо», имени Войкова… В последнем прижизненном сборнике «Завещание» Сорин писал:

Клянется вам, московские герои,

Зажившийся московский старожил:

Невыносимо горько мне порою,

Что я друзей настолько пережил.

Выжив под Холмецом, он вскоре был тяжело контужен в танковом десанте у ближних деревень Урдом и Зайцево и четыре месяца пролежал в госпитале с переломом бедра. В стихотворении «Автопортрет» есть такие строки:

Всего хлебнул Семен Григорьич – 

И примесь горькую к ветрам,

И горечь пятиться, и горечь

Сорокаградусных ста грамм.

Сто тысяч сверху бомб провыло,

По скулам жахая тугим.

Лицо в атаке искривило

Да и оставило таким.

Уже через много лет после войны, летом 1959 года, он писал жене Ларисе: «Где я был? На поезде доехал до станции Мостовая, оттуда на огромном грузовике-лесовозе добрался до Холмеца. 17 лет хотел я там побывать и, когда подъезжал, думал, помру от инфаркта. Но, как видишь, не помер. В этой деревне уже поставлен памятник солдатам нашей дивизии: боец со склоненным знаменем и каской в руке. Ошеломляющим было то, что на памятнике я увидел портрет моего приятеля – Бориса Михайлова. С ним я работал на автозаводе, а потом служил в одной роте. Я даже почувствовал неловкость, что стою у памятника, а не лежу под ним вместе с остальными. Я же говорил тебе, что у меня гипертрофированное чувство товарищества... Потом я поехал в деревню Зайцево, за которую воевал и из которой выводил гражданское население. Эта деревня была начисто сожжена, а нынче выстроена заново. Ее еще нет на картах».

После госпиталя увечный, с укороченной ногой, Сорин служил в конно-санитарной роте, а затем был старшиной армейского автомобильного батальона. Об окончании войны узнал в немецком городе Штеттине. Среди боевых наград – орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». 
В 1951 году Семен Сорин окончил Литературный институт им. Горького и стал профессиональным литератором, выпустил около десятка небольших сборников стихов. Особенно зрелое мастерство, большой талант видны в книгах «Близкая даль» (1977), «Поле чести» (1987) и «Завещание» (1995). В его прекрасных переводах вышло более ста сборников поэтов разных народов нашей страны. 
Поэт часто приезжал в село Холмец, в последний раз — в 1992 году, встречался со старожилами и школьниками, писал о них, многое сделал для того, чтобы увековечить подвиг своих друзей. Бои западнее Ржева навсегда врезались в его сердце:

Мы были близки и остались близки.

Когда ж настанет время похорон,

Да будет местом и моей прописки

Село Холмец, Оленинский район.

Под вьюгами, под сенью ливней летних

Мы братства своего не предадим.

И, может, я среди двадцатилетних

Пред вечностью предстану молодым.

А что же за тайна имелась в его фронтовой жизни? До сих пор неясно, было ли это на самом деле или вымысел, но после смерти поэта родственники нашли литературный текст, написанный от первого лица, где утверждается следующее. После уничтожения вражеского миномета он был представлен к награде, но, вызванный в блиндаж, застрелил после словесной перепалки грязно оскорбившего его солдата-антисемита и был отправлен в заград¬отряд, где вынужден был стрелять по нашим бегущим с поля боя солдатам.

Послужной список Сорина не оставляет возможности для того, чтобы считать этот трагический сценарий реальной частью его фронтовой биографии. Напрасно читатели воспринимают его буквально. Это обобщенное, метафоричное осмысление мнимой вины за то, что остался жив, когда все друзья полегли на заснеженном поле под Холмецом, казнь себя несуществующим преступлением.

Сорин был завсегдатаем ресторана Центрального Дома литераторов, день за днем заглушая боль переломанной войной души водкой. Он не был пьяницей, но это лекарство помогало смягчить внутреннее нестроение, с которым он жил более полувека.

Закончу фрагментом изданной в 2010 году неоконченной повести Семена Сорина «С бугра на бугор»: «Вечером зачитали приказ: «Перейдя в наступление, овладеть...» Выдали боеприпасы, по сто грамм водки, провели собрания – с коммунистами и с нами, комсомольцами. Некоторые подали заявление в партию. Я не подал: считаю, не созрел. Началось в полночь. По вырубленным в мерзлой земле ступенькам мы вылезли из траншей, под прикрытием артогня, увязая в снегу, двинулись на колючую проволоку, усиленную спиралью Бруно. После короткого боя окружили и взяли населенный пункт. Вернее, то, что от него осталось: разбитое кирпичное здание – бывшую школу, десятка три развороченных, горящих домишек. Здесь, в Калининской области, вся война такая: бьемся, бьемся, продвижение с гулькин нос, а когда возьмем, наконец, деревню, так в ней ни одной целой избы – одни головешки. Словом, мы взяли населенный пункт, продвинулись еще метров на пятьсот, но главной задачи – перерезать большак – не выполнили: выдохлись. Окопавшись в снегу, стреляли по невидимым немцам, а позади нас полыхала деревня, обваливались крыши, пламя упиралось в небо».
Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
648

Возврат к списку

Тверских детей с нетерпением ждут в лагерях
Считанные дни остаются до начала самых длинных каникул в году. В нашем регионе в загородных, дневных, палаточных лагерях (всего их 600 с лишним) отдохнут более 70 тыс. ребят. Губернатор Игорь Руденя поставил четкую задачу: летний сезон должен пройти на высоком, качественном уровне. Мелочей здесь нет и быть не может. Журналисты «ТЖ» выяснили, как идет подготовка к встрече детей.
24.05.201812:35
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость