21 Июня 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 11.10.2011

Анатолий Игнатьевич и Селигер Селигерович

Оставшись в войну сиротой, Толя Приставкин, подмосковный мальчик из рабочей семьи, начал бродяжничать, попал в детский дом, оказался с ним в 1944 году в Чечне, сбежал, учился в «ремеслухе», работал на консервном заводе в степном поселке Серноводске, что в Самарской области. После войны юноша окончил Москов-ский авиационный техникум, но его затянула литература.

Оставшись в войну сиротой, Толя Приставкин, подмосковный мальчик из рабочей семьи, начал бродяжничать, попал в детский дом, оказался с ним в 1944 году в Чечне, сбежал, учился в «ремеслухе», работал на консервном заводе в степном поселке Серноводске, что в Самарской области. После войны юноша окончил Москов-ский авиационный техникум, но его затянула литература.

Отслужив в армии, двадцатитрехлетний Анатолий (он родился 17 октября 1931 года) поступил в единственный вуз, где «учат на писателей» – Литературный институт им. А.М. Горького, занимался в семинаре поэта Льва Ошанина. Но первая его студенческая публикация в невероятно популярном тогда журнале «Юность» представляла собой не стихи, а цикл рассказов «Военное детство». 

В 1960-е годы Приставкин набирался опыта, объездив собкором «Литературной газеты» многие большие стройки Советского Союза. Его документальные повести зажгли суровой романтикой не одно сердце. Биография соответствовала эпохе, а педагогический талант оказался востребован в родном Литинституте. При этом ничто, казалось бы, не предвещало прорыва к всесоюзной славе. 

Но в 1987 году выходит в журнальном варианте его повесть «Ночевала тучка золотая…», в которой писатель, не щадя читательских нервов, показал через сюжет о депортации сталинской системой чеченского народа трагедию униженных и гибнущих детей. Анатолий Игнатьевич как никто знал, о чем и ради чего он пишет эту повесть. Обличение режима приобрело под его пером вселенское звучание. 

Читатели были шокированы прочитанным, но и получили сильнейший урок нравственности. Причем это была не прямолинейная публицистика, а литературное произведение высочайшего художественного и нравственного уровня. Главную книгу в творческой жизни писателя Приставкина за несколько лет перевели более чем на тридцать языков, а в дальнейшем география читателей стала еще шире. Государственная премия СССР 1988 года стала адекватным отражением читательской оценки. Даже вышедшая вскоре новая талантливая повесть «Кукушата» не затмила абсолютный успех «Тучки», хотя и была удостоена Общегерманской национальной премии по детской литературе. 

Последующие двадцать лет жизни Анатолий Игнатьевич посвятил в основном правозащитной деятельности, вошел в руководящий комитет международного движения за отмену смертной казни. С 1992 года он являлся председателем Комиссии по помилованиям при Президенте России, а с 2001 года, после ее роспуска, – советником президента РС по вопросам помилования. Немного статистики: за десять лет существования возглавляемой Приставкиным Комиссии по помилованию 57 тысячам заключенных был смягчен приговор, а почти 13 тысячам смертная казнь заменена пожизненным заключением. Мы можем как угодно относиться к его позиции в этом вопросе, но учитывать ее необходимо. Анатолий Игнатьевич выезжал в зоны и колонии, осуществлял взаимодействие с международными организациями, в том числе с Советом Европы. 

В 2004 году вышла его книга «Долина смертной тени» – своеобразный литературный результат десятилетней работы в комиссии: дневник, документы и их осмысление, письма и исповеди заключенных. Но прежде всего это размышления над судьбой России и нашей с вами судьбой. А заканчивается она так: «Это книга не только о заключенных, о тех, кто сидит в камерах смертников. Она обо всех нас, о каждом, кто причастен к этой криминальной зоне, которая зовется «Россия». Я мог бы, наверное, с чистой совестью обозначить так свой жанр – плач по России. Надо писать правду, вот и все. Какая бы она ни была. А она не всегда у нас веселая». 
Через месяц после кончины писателя, в августе 2008 года, в чеченском городе Гудермесе появилась улица его имени. 
Наши осташи, да и тверитяне очень гордятся тем, что Анатолий Игнатьевич написал когда-то повесть «Селигер Селигерович». Сейчас уже не установить, является ли он автором такого величания прекрасного озера или воспользовался известным к тому времени образом. Я, например, слышал такое почтительное именование примерно в те же годы от своего вузовского профессора-историка Владимира Геннадьевича Карцова

Повесть Приставкина автобиографична, исповедальна. Главный герой – сам Анатолий, молодой, недавно демобилизовавшийся и услышавший страшный диагноз. А параллельно с сюжетом, где есть место быту и приключениям, тонко выстроена линия, где душа перекликается с природой, где вода таинственного озера и солнце над плесом прибавляют сил и жизни. 

«…От воды идет мокрый холодноватый дух, и я ловлю его ноздрями, глубоко вдыхая. В легких не бывает нервов, но у меня больные легкие, они чувствуют все. Холодящую росу в воздухе, изморозь или горячие испарения трав. На Селигере они отлично расправляются и тихо заживают, и это я тоже чувствую по медленной боли, которую слышу во сне. 

Честно говоря, несколько лет назад я решил, что с жизнью у меня покончено. Случилось то, чего я больше всего боялся и чего, кажется, ожидал. Врач как-то не сразу сказал: «Да. У вас открылся туберкулез. Но вы не впадайте в панику. Пока ничего страшного...» В то лето друзья с моей бывшей работы собрали по полсотни с носа и увезли меня сюда. На озеро Селигер. 

Проплывет, протарахтит моторка, раскалывая целостность озера, и скроется за поворотом, но только через много минут дойдет сюда волна. Отражение удильника много раз переломится и станет похожим на пилу. А камыши за спиной вздохнут: «О-ухх-шша». И так они будут вздыхать все дальше и дальше от той самой волны, и через полчаса где-то прошумит только что дошедшее в самом конце плеса. Но почему я вдруг все вспомнил? Словно волна, поднятая той далекой бурей, прошумела во мне сейчас и стихла. Селигер тогда помог мне. Я ходил на лодке, собирал цветы и встречал рассветы. И первая робкая надежда, нет, скорее, желание быть всегда живым пришло ко мне вместе со сладковатым запахом увядающей травы, с остывающей к вечеру землей, с шумными фиолетовыми грозами, что прокатываются белым серебром по воде. И тогда я понял, что буду жить, что надо жить. 

Мне было строго наказано: не загорать. Не купаться. Не простужаться. Это опасно для жизни. Мы будем купаться. Купаться утром, в обед и вечером. Нет! Мы еще будем купаться ночью. Вы не пробовали нырять с высокой вышки в темноте? Когда отрываешься от опоры и уходишь в ничто, потому что ничего не видишь и ничего не чувствуешь, кроме долгого, очень долгого падения, чтобы вдруг врезаться так же непонятно и сильно в горячее нутро озера. Что там еще запрещено? Ага, мы, конечно, будем загорать и подставлять горлышко солнцу, чтобы оно приходило ко мне через деревья в зеленом теплом свете, и жмурить глаза, чтобы разглядеть на собственных ресницах его золотые зернышки. Нельзя же, опять поверив в свое солнце, уходить от него. И, разумеется, будем спать в палатке на земле, мокнуть на рыбалке, сушиться у костра и... жить. Мы будем обязательно жить, жить долго, потому что мне надо еще написать о моем Селигере, о голубом солнце на воде и об этой вот рыбалке. Мы – слышите меня, молодой человек? – мы проживем сто с лишним лет – и никакой паники!»

Селигер Селигерович и Анатолий Игнатьевич одолели тяжелую болезнь. А читатели еще полвека сопереживали героям произведений и самому писателю и гражданину при его жизни, не расстаются с его книгами и теперь. 
Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
140

Возврат к списку

В Твери под открытым небом выступил оркестр "Новая Россия" Юрия Башмета ВИДЕО
В столицу Верхневолжья дирижер прилетел сразу после участия в торжественном открытии Чемпионата мира по футболу, которое состоялось в Москве на стадионе «Лужники». От имени губернатора Тверской области Игоря Рудени музыкантов и зрителей приветствовал заместитель Председателя Правительства региона Андрей Белоцерковский.
21.06.201821:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость