27 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Туризм 25.08.2011

В благословенной Оптиной

Фотограф: Илья Безручко

Оптина пустынь: особое место на православной и культурной карте России

О существовании Оптиной пустыни в нашей стране не забывали никогда – название это было на слуху даже в советское время, даже у самых ярых атеистов.

Хотя монастырь был, как большинство церквей и обителей, закрыт и разорен, вычеркнуть его из истории страны никак не удавалось – именно в Оптину направлялся Лев Толстой после ухода из Ясной Поляны. Оптина – в центре сюжета романа Достоевского «Братья Карамазовы». Авторы биографий Гоголя, рассказывая о религиозных «заблуждениях» писателя, не могли (как ни старались) замолчать факт пребывания Николая Васильевича в Оптиной. Наконец, в этом монастыре были похоронены братья Киреевские – теоретики славянофильства.

Разум vs мудрость
Если взглянуть на эти обстоятельства глазами светского человека, нужно признать: российскую интеллигенцию – ту ее часть, которая занималась бого-искательством и рефлексией, тянуло в Оптину, точнее, к оптинским старцам. Дар старчества – направлять души к спасению и врачевать страсти – особый дар руководства людьми или, цитируя апостола Павла, «дар рассуждения». Внешне это выглядело так: в монастыре избирался опытный в духовно-аскетической жизни монах, который становился руководителем, старцем всей общины. В любое время к нему шли ученики – за советом, помощью, для откровенной  беседы. Оптинское старчество (и в этом его уникальность) окормляло весь церковный русский люд. И днем, и ночью в монастырь шли толпы паломников – увидеться со старцем, рассказать о бедах, получить совет.

Всего за время существования Оптиной пустыни в ней было 14 старцев. Самый известный – преподобный Амвросий Оптинский, канонизированный в 1988 году. Именно он считается прототипом старца Зосимы в «Братьях Карамазовых». Последний старец Оптиной, архимандрит
Исаакий II (Бобриков), четырежды арестовывался большевиками и был расстрелян в 1938 году.
Выскажу предположение: мыслителей и писателей, стремившихся в Оптину, тревожила загадка – далеко не все оптинские старцы были блестяще образованны, они происходили из разных семей и до прихода в монастырь занимались разными профессиями. Но знали о людях больше, чем человек с двумя дипломами, и выводили посетителей из тяжелейших кризисов – а ведь паломников были тысячи.

Да и легенда об основании монастыря – очень русская, отражающая саму суть нашего менталитета: говорят, монастырь основал раскаявшийся разбойник Опта.

И вновь Оптина
Неудивительно, что с началом перестройки, когда население страны внезапно вспомнило об утраченных культурно-исторических и духовных ценностях, в числе первых вспомнили об Оптиной. В книге очерков «Время собирать камни» Владимир Солоухин рассказал о том, что увидел на месте бывшего монастыря, – остатки кирпичной стены, остов церкви Марии Египетской, обезглавленный Введенский собор, на разбросанных могильных плитах – похабные надписи. В домике старца, в скиту живет чужой человек, перестраивая и избавляясь от ненужного хлама.

В мое первое посещение Оптиной (в середине девяностых годов) в монастыре полным ходом шли восстановительные работы – Введенский храм уже блестел золотым куполом, но приметы недавней разрухи встречались на каждом шагу. Вот кучка щебня, вот строительные леса, вот несколько могильных плит, еще не установленных на прежнее место… Монастырь остро нуждался в послушниках – и часть монахов, по словам знающих людей, в день моего приезда трудилась на хозяйственных работах. Хотя прошло много лет, мне остро запомнился запах душистого табака и петуний на аккуратных монастырских клумбах, книжный магазин без установленных цен (размер платы – на совести покупателя), длинная очередь паломников, выстроившаяся за водой, и удивительный покой, который не нарушают никакая внешняя суета и «движуха».

…И вот я вновь еду в Оптину – уже в восстановленную и вновь входящую в число почитаемых и процветающих монастырей. Добраться до Калужской области непросто – у Зубцова сворачиваем на Вязьму и едем несколько часов, следя за меняющимся пейзажем. Калужская область поражает типично русскими ландшафтами: вокруг тянутся бесконечные поля (подчеркиваю – засеянные) с небольшими лиственными островками. По правую руку остается Калуга, мы едем в сторону Козельска. Проехать мимо Оптиной пустыни не получится – монастырь, обустроенный на возвышении, виден за несколько километров. Он светится золотом, голубыми красками и, словно драгоценный камень, оправлен в лиственные опушки.

Нас поражает полный сервис: у монастыря оборудована стоянка, строгая охрана на входе ведет видео-наблюдение. Ничего удивительного – в 1993 году на Пасху сатанист, позже признанный душевно больным, зарезал трех монахов. Когда мы приезжаем в монастырь, в главном Введенском храме идет богослужение: из открытых окон доносится пение знаменитого мужского монастырского хора. Его заглушают стук молотков и визг дрели: в некрополе работает бригада гастарбайтеров – идут реставрационные работы. Присев на скамеечку полюбоваться роскошными цветочными клумбами, обращаю внимание на паломницу, говорящую по висящему на стене телефону. Очевидно, переговоры бесплатные – беседа продолжается не менее получаса.

Сервис за столетия существования монастыря шагнул вперед не только в отношении связи: для паломников работает специальная гостиница. При желании можно снять на ночь специальный гостевой домик – ряды таких домиков выстроены на подъезде к монастырю. Но монастырская гостиница отличается от обычной распорядком дня и уставными ограничениями: подъем – в 6.00, мужчины и женщины живут раздельно, в номерах-кельях нет никаких телевизоров, в гостинице не курят, не шумят, не рассказывают анекдоты, не употреб-ляют алкоголь. Перекусить паломник может в чайной, но ассортимент блюд по понятным причинам зависит от графика православных постов. В день, когда мы прибыли в Оптину, в чайной продавались пирожки с капустой, котлеты из рыбы, кабачки с чесноком, овощные салаты. Хлеб в Оптиной – свой, испеченный в монастырской пекарне, и необычайно вкусный. Посетители в мгновенье «сметают» и бутылки с монастырским квасом, приготовленным по старинным рецептам. Изучив гостиничные цены, мы решили раскинуть палатку у стен Оптиной.

Вечерня в Шамордино
Казанская Амвросиевская женская пустынь, названная так в честь ее   основателя – преподобного Амвросия, – находится в нескольких километрах от  Оптиной. Известно, что место для монастыря  подбирал сам Амвросий и лично размечал строительство храмов и келий.

В России немало красивых мест, но пейзаж, открывающийся на подъезде к Шамордино, потрясает воображение любого туриста. Монастырь находится на холме, внизу, в нескольких метрах, вьется узкая речка Серена. Горизонт различить невозможно – всюду тянутся долины, холмы, рощи.
Спуск от монастыря к реке, где расположена часовня-купальня, так крут, что это породило легенды: когда в 1990-е годы монастырь начал возрождаться, спуск не был обустроен и забор воды для монастырских нужд был настоящим испытанием для сестер обители. Даже сейчас, когда к купальне ведут аккуратные деревянные ступеньки, путь занимает не меньше пяти-семи минут.

Казанская Амвросиевская пустынь в сравнении с мужской Оптиной кажется яркой, цветной и радостной. Центр монастыря – краснокирпичный Казанский собор в неорусском стиле. Везде разбиты причудливые клумбы и горки – монастырь утопает в розах. За Казанским собором – могила настоятельниц монастыря и главного благотворителя обители московского купца Перлова. К слову, Шамордино очень любил и преподобный Амвросий, он проводил в женской обители много времени и здесь же скончался.

Я оказалась в Шамордино накануне престольного праздника – дня почитания иконы Казанской Божьей матери. Службы в монастыре шли без остановки – паломников было так много, что на вечерней часть верующих стояла на улице. Судя по номерам машин на парковке, на Казанскую прибыли из Пскова, Питера, Новгорода, Перми – православные стараются встретить большие церковные праздники в почитаемой обители.

Перед дальней дорогой полагается взять благословение. Все священнослужители были заняты, и наш взгляд упал на священника в инвалидном кресле, с палочкой в руке – он сосредоточенно молился, но к нему время от времени подходили люди. Священник благословлял, доставал бумажку, что-то записывал.

Подошли и мы. Получили благословение, пошли к выходу.
– Подождите, как вас зовут? – окликнул батюшка.
Он отложил палку, карандашом аккуратно переписал наши имена:
– Ангела в дорогу! Обязательно за вас помолюсь…

Этот небольшой диалог, случившийся перед самым отъездом, внес существенные коррективы в мои впечатления от посещения возрожденной Оптины. Разом исчезли мысли о коммерциализации и комфорте, посетившие меня в чайной, о толкотне на святом источнике, о мелких распрях среди паломников… Не случайно, размышляла я, именно в Оптиной была придумана гениально простая молитва, которая учит не раздражаться и сохранять внутренний мир: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день…Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить».

Автор: Юлия ОВСЯННИКОВА
73

Возврат к списку

В Тверской области стартовали массовые субботники
На этот весенний призыв снова откликнулись миллионы жителей России. Лопата, грабли и мешок для мусора по-прежнему остаются для многих гораздо более убедительными аргументами, чем давно надоевшая фраза: «Убирать город должны специальные службы – при чем здесь я?». 
26.04.201818:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость